27 сентября 2016г.
МОСКВА 
9...11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.69   € 71.64
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Сидите в своей Москве

Екатерина Бритцова, Яна Прямилова, Антон Зайниев
Опубликовано 03:33 23 Ноября 2010г.
Москвичи, уезжающие работать в провинцию, сталкиваются с ненавистью и завистью коллег и подчиненных

Денис Стромынский — москвич в третьем поколении. Ему 32 года, и по специальности он маркетолог. В 2007 году Денису предложили работу в крупной региональной торговой компании с офисом в Самаре.

«Мне предложили должность руководителя отдела маркетинга с зарплатой 82 тысячи рублей. В Москве я в тот момент как раз менял работу, рассчитывал на зарплату 100 тысяч, но таких предложений не было».

Денис перебрался в Самару, свою московскую квартиру сдавал за 45 тысяч в месяц. «Проблем с финансами не было никаких, с бытовыми я разобрался за месяц, а вот на работе они длились почти полтора года», — рассказал он.

Подчиненные не приняли нового руководителя. Еще до приезда Дениса в отделе прошел слух о высокой зарплате москвича. «У моих подчиненных в среднем зарплаты в три раза меньше моей, отсюда и зависть. Мой предшественник — местный — получал 47 тысяч, и меня воспринимали как эдакую звезду, которая слишком много о себе думает», — поведал Денис «Труду».

Подчиненные начали саботировать указания нового начальника.

Дениса спасало то, что он давал результат. «Давал, но мне приходилось справляться с частью работы только своими силами. Я не мог поручить дело подчиненным и быть спокойным, что они все сделают», — возмущается мужчина.

Проблема усугублялась еще и низким профессиональным уровнем большинства местных кадров. «У меня из 12 человек в отделе 9 вообще не понимали, чем занимаются. Их набирали совершенно точно не за профессиональные навыки и опыт. Вот зачем, объясните мне, в отделе маркетинга торговой компании понадобились две бывшие школьные учительницы и одна стоматолог?!« — недоумевает Денис.

Он попытался обучить сотрудников, растолковать им принципы и правила работы. В ответ услышал, что может засунуть себе свой столичный гонор в известное место и что вообще, здесь, в Самаре, свои правила, в которых он, москвич, ничего не понимает.

Переломить ситуацию удалось только после смены 80% работников отдела: «Я увольнял тех, кто не хотел работать, кто подводил меня и компанию, а на их место искал людей, готовых вкалывать и разбирающихся в том, что такое маркетинг и как строится работа маркетолога».

Кадровая перетряска заняла почти полтора года. И только после этого Денис смог нормально работать.

«У меня было в какой-то момент ощущение, что я попал не в другой город, а в другую страну, причем враждебную. Ладно подчиненные, с ними все понятно было, но когда на переговорах собеседник узнает, что ты не местный, а из Москвы, у него аж лицо меняется. Все считают своим долгом указать, что у них тут жизнь совсем другая, а мне с моими представлениями о том, что хорошо, что плохо, лучше валить обратно», — вспоминает Денис.

Охота на чужого

Москвичам, приехавшим работать в регионы, приходится сталкиваться с неприязнью и недоверием.

Неприязнь они вызывают у коллег и подчиненных, которые завидуют большему, чем принято в регионе, доходу, привычкам к другой жизни. Кроме того, местные часто недовольны тем, что в компанию взяли чужака, когда можно было набрать своих.

Лариса Иванецкая (имя и фамилия изменены по просьбе девушки) переехала работать в город металлургов на Урале — Челябинск. Проблем с поиском работы не было (туда ее перевели на временный проект), чего не скажешь об отношениях с подчиненными.

«Меня сразу же восприняли как работника из Москвы, как будто я совершенно не разбираюсь в их работе и уж точно ничего не могу наладить. Они восприняли меня как чужака», — сетует Лариса.

Подчиненные отказывались выполнять поставленные москвичкой задачи и всячески саботировали ее распоряжения. Первый месяц Ларисе, по ее словам, было несказанно тяжело. Город специфический, проблемы с персоналом огромные.

«Действительно, с кадрами здесь очень тяжело. И уж точно меня не воспринимали как человека, который способен оптимизировать рабочий процесс. И только спустя месяц люди постепенно начали менять отношение ко мне», — рассказывает Лариса.

Теперь девушка понимает, что главным образом на ее отношения с работниками повлияло то, что она не прекращала попытки разговаривать с персоналом на одном и том же языке. Сейчас ее начали принимать на предприятии как хорошего управленца. Но все же Лариса признается, что переезд на работу в регион — тяжелый шаг, даже если работа у тебя в этом регионе уже есть.

Уехал из Москвы, значит, вор

Недоверие москвичи, приехавшие жить в провинцию, но не имеющие конкретной работы, вызывают у региональных работодателей. На их взгляд, человек, укативший из столицы в глушь, либо в чем-то провинился, либо что-то украл и теперь вынужден прятаться.

Ольга — логист в крупной международной компании по производству автоматических ворот. Работала и жила в родной Москве. С коллективом сложились теплые отношения, зарплата и график устраивали. Но собственного жилья в Москве у Ольги не было, жила с родителями, потом случились неприятности в личной жизни, и она решила уехать. Выбрала Омск, там жили родственники.

По объявлению она быстро нашла работу в небольшой компании. Но проработала там всего месяц. Когда начальство узнало о том, что она приехала из Москвы, ей намекнули, что лучше уйти по собственному желанию. По офису поползли слухи о том, что, скорее всего, девушка сильно напортачила на старом месте, раз променяла столицу на периферию. Проверять, так ли это на самом деле, никто не стал.

Следующие три месяца прошли в безуспешных попытках найти новое место. В небольшом городе слухи успели выйти за пределы компании, и другие работодатели часто отказывались приглашать ее даже на собеседование.

Ольга обратилась в филиал компании, в которой работала в Москве. Там ее согласились взять с понижением должности. Но за несколько дней до предполагаемого выхода на работу ей позвонили и сказали, что на место взяли другого человека.

Знакомые девушки из московского офиса намекнули ей, что она попала в черные списки. «Москвичам здесь не доверяют, — рассказывает Ольга. — Первый вопрос, который мне задавали кадровики: почему вы уехали из Москвы?» И никакие объяснения о личных обстоятельствах не внушали им доверия.

Спасением оказались все те же коллеги: бывшее начальство договорилось с омским представительством взять Ольгу логистом на фирму.

Слишком мобильные

Сергей уехал из столицы два года назад. «Просто устал. От беготни, от шума, от пробок, — рассказывает молодой человек. — В Иваново у меня живет бабушка, я часто ездил в этот город, и мне он всегда казался родным». В Москве у Сергея была квартира и стабильная зарплата 40 тысяч на должности менеджера по продажам.

Он сдал квартиру и уехал в Иваново. Оказалось, найти работу в этом городе даже с высшим экономическим образованием, не так-то просто. Достойных вакансий просто не было. То, что предлагали в газетах и на интернет-сайтах, не устраивало по зарплате, вдвое меньшей, чем его прежняя. И даже на тех собеседованиях, на которые Сергей все-таки ходил, ему отвечали только «Мы вам перезвоним».

«Работодатели, которые были интересны мне, оказались не заинтересованы в том, чтобы брать на работу непроверенного человека», — рассказывает Сергей. Многие открыто спрашивали, зачем ему это. Одна из женщин, проводивших собеседование, сказала так: «Вызывает опасение ваша мобильность. Где гарантия, что через месяц вам все не надоест и вы не вернетесь в Москву?»

Сергею действительно пришлось вернуться. Жить на средства от сдаваемой в Москве квартиры становилось все сложнее, найти достойную работу в другом городе он отчаялся. «Конечно, я мог бы устроиться на должность с более низкими требованиями, но и зарплата у меня была бы соответствующая, — говорит Сергей. — Оказалось, в небольшом городе нужно обладать не меньшим рвением, чтобы найти подходящее место, а иногда и большим, чем в Москве».

 

В столице работать легче

«Труд» спросил у руководителей компаний и HR-директоров, какие проблемы испытывают работники столицы, когда переезжают трудиться в регионы.

Грядки важнее работы

«Москвичи тяжело адаптируются к местной специфике, — рассказывает Дмитрий Володин, генеральный директор кадрового агентства Hi-Tech. — Только что вернулся из Оренбурга. В обед надо есть. Вариантов два: рабочая столовая и обед за 60 рублей. Или бизнес-ланч за 990 рублей. Там нет среднего класса, и это ланч для бизнесменов. Буквально».

Со схожей проблемой столкнулся Николай, трудившийся в одном из уральских городов. В связи с болезнью родителей ему пришлось вернуться из Москвы в свой родной город. Там он возглавил отдел стратегического планирования в одном из местных банков.

«В 17.01 нельзя было застать в офисе ни одного работника, — рассказывает Николай. — Ровно по окончании рабочего дня все уходили домой, при этом никого не волновало, что работа недоделана». Расчеты могли быть выполнены наполовину, предложение в отчете недописано. Вся рабочая рутина меркла на фоне перспективы ухода домой».

Летом отдел едва на завалил сдачу полугодового отчета. Сотрудники ни в какую не соглашались оторваться от своих огородов и выйти на работу в выходной или хотя бы поработать лишний час в рабочий день. Их даже не смущало, что от результатов зависит их собственный бонус по итогам года.

К зиме родителям стало лучше, и Николай с радостью вернулся трудиться обратно в Москву.

Квалификация ниже

«Менеджеры, уехавшие работать в российскую глубинку, удивляются уровню квалификации управленцев, — комментирует Наталья Долженкова, управляющий директор кадрового агентства „Адэкко“. — Обычно менеджмент там не просто слабый — он отсутст-вует в принципе».

При этом квалификация рабочего персонала чаще всего не вызывает претензий. В провинции обычно специалисты умеют прекрасно обращаться с техникой, цифрами, показателями, но абсолютно не справляются с взаимо-отношениями с людьми.

Развлекаться негде

Москвич, приехавший трудиться в регионы, оказывается в культурном вакууме. Все привычные ему развлечения остались в столице, а местные традиции времяпрепровождения обычно не удовлетворяют взыскательный вкус столичного жителя.

В лучшей ситуации оказываются люди, успевшие обзавестись семьей: они уходят с головой в домашние заботы. Одиночки же редко чувствуют себя уютно в таких условиях. Из-за этого даже длительная релокация воспринимается ими не как переезд на новое место, а как длительная командировка.

В некоторых случаях это благоприятно сказывается на квалификации работника. Поскольку развлечений нет, сотрудник соглашается больше ресурсов отдавать работе.

5 причин, по которым москвичи едут работать в регионы

  • Работники из столицы едут в регионы за повышением. «Для жителей Москвы работа в регионах привлекательна новыми горизонтами для профессионального роста», — комментирует Кирилл Данилов, консультант департамента b2b-рекрутмента компании Antal Russia. В среднем уровень квалификации работника столицы выше, чем его коллеги из провинции. Карьерные перспективы людей, привыкших работать по-московски, лучше в регионе, чем в столице.
  • Столичных работников в регионе привлекает высокая зарплата. Уровень жизни в провинции ниже, поэтому работодатели часто готовы платить премию за плохие условия труда. Сейчас разница в зарплатах ощутимая. Региональные работодатели отмечают, что порой дешевле нанять иностранца, чем привезти москвича.
  • Предприимчивые работники, уезжая трудиться в регионы, сдают свою квартиру и получают таким образом дополнительный доход.
  • Для людей, не вовлеченных в сугубо столичную жизнь (походы по театрам, отдых в ночных клубах и так далее), переезд в провинцию — способ сэкономить. Часть товаров и услуг в провинции значительно дешевле, чем в столице.
  • Некоторые рассматривают релокацию в регионы как возможность отдохнуть от столичной суеты: добираться до работы за 20 минут, дышать чистым воздухом.

Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.