11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧЕЛОВЕК ИЗ "БЕССОННИЦЫ Ф.М."

Лазько Александр
Статья «ЧЕЛОВЕК ИЗ "БЕССОННИЦЫ Ф.М."»
из номера 013 за 24 Января 2002г.
Опубликовано 01:01 24 Января 2002г.
Кубанские казаки потрясли Париж не только в 1813 году, когда разбили Наполеона и, войдя в "столицу мира", по-хозяйски напоили коней из Сены, а и 6 мая 1932 года, когда отставной рядовой 2-го Лабинского полка Всекубанского казачьего войска Павел Горгулов хладнокровно разрядил свой револьвер в президента Франции Поля Думера.

Кто направлял руку Горгулова? Этот вопрос, прозвучавший со страниц всех ведущих газет мира в 1932 году, до сей поры не имеет вполне ясного ответа. Горгулов убил президента Думера на глазах сотен парижан, пришедших на книжную выставку под открытым небом. Париж купался в солнце и веселье. Поэтому хлопки выстрелов были восприняты толпой как нечто ирреальное.
Убийца после выстрелов и не думал скрываться. Пришедшие в себя ажаны взяли его с еще горячим стволом в руке. И потом с трудом удерживали парижан от самосуда. Наверное, им это плохо удавалось. Очевидец тех событий, русский журналист из эмигрантов Лев Любимов запечатлел убийцу в "час икс" таким: "Изуродованное русское лицо, русский выговор. А в глазах, едва видных из-под кровоточащих отеков, - мелькающая быстрыми вспышками глупая, безумная, жуткая гордость. Выше ростом державших его полицейских, он стоял передо мной, словно какое-то чудовище, грозно и неумолимо наседающее на всех нас, слушающих его в оцепенении".
В каком-то экстазе от только что совершенного поступка Павел Горгулов орал в толпу, что он не питает к Думеру никакой вражды, что его выстрелы - своего рода протест против сотрудничества Франции с Советами, что стрелял он из ненависти к большевикам и их французским приспешникам, стремясь разбудить совесть мира...
Но кто его слышал? Даже свои - казаки, естественно, открестились от террориста, публично осудив его поступок. Французские газеты на первых страницах дали заявление эмигрантской казачьей верхушки, в котором особо подчеркивалось: "Мы, кубанские казаки, многие из коих пользуются гостеприимством Франции, вместе с другими русскими людьми особенно остро чувствуем всю гнусность этого подлого убийства, т.к. убийца назвал себя кубанским казаком".
А почему "назвал себя", разве он не был им? В ходе начавшегося тогда следствия ветераны 2-го Лабинского казачьего полка дали сенсационные показания. По словам казаков, их сослуживец Павел Горгулов погиб еще в 1915 году на австро-германском фронте. Это дало благодатную почву для укоренения версии: подлинный, убитый в бою казак Горгулов был "подменен" агентом ГПУ. Так что выстрелы были произведены "рукой Москвы". Советская сторона, наоборот, нажимала на факты, подтверждающие причастность к теракту белой эмиграции, которой было выгодно сорвать зарождающиеся межгосударственные отношения между красной Россией и Францией.
Левая пресса Франции (а вслед за ней и советская) усматривала среди причастных к убийству Думера иные силы. Выстрелы Горгулова, подчеркивала оппозиция, потрясшие мир, раздались аккурат за два дня до начала второго тура выборов в республиканскую палату депутатов Франции. Итоги состоявшегося накануне первого тура предвещали победу левых сил, а этого больше всего опасалось правительство, возглавляемое премьер-министром А.Тардье. Не случайно его сторонники уже на второй день после теракта подхватили версию о "руке Москвы", незамедлительно воспользовавшись ситуацией, чтобы запугать избирателей "красной заразой". Правда, французы все равно отдали предпочтение левым. Пришедший на смену А.Тардье радикал-социалист Э.Эррио добился того, что Франция в том же 1932 году подписала с советской Россией пакт о ненападении. Однако за Тардье по сию пору тянется хвост подозрений: не потворствовали ли он и его кабинет горгуловскому преступлению?
По свидетельству людей, знавших Горгулова, он не раз привлекал к себе внимание полицейских властей различных стран. Осев после гражданской войны в Праге, получил медицинское образование, начал успешно практиковать в Моравии. Однако после нескольких дебошей его лишили врачебной практики и фактически выдворили из страны. В Париже он объявил себя социалистом, затем перекрасился в фашиста, организовав так называемую "национальную крестьянскую партию", призывавшую вырезать большевиков и евреев. Вновь громкий скандал и выдворение. В Монако неудавшийся политический лидер и поэт, подписывавший свои вирши выразительным псевдонимом Бред, вдрызг продулся, ко всему, в рулетку. Наверное, не случайно. Илья Эренбург (единственный советский журналист, допущенный на процесс над Павлом Горгуловым) охарактеризовал его так: "Передо мною был человек, которого мог бы выдумать в часы бессонницы Ф.М. Достоевский...". Только он был невыдуманным. Горгулов - продукт своей эпохи. Крайне, по всей очевидности, неуравновешенный, болезненно амбициозный, пинаемый судьбой, он признался в письме одному из старых сослуживцев, что в нем осталось только одно чувство - жажда мести. Он ненавидел большевиков за то, что лишили его родины. Он ненавидел французов за то, что те вели переговоры с большевиками, а его, "честного казака, верного союзника", высылают из Франции. Он ненавидел и себя за то, что не смог прибиться ни к одному берегу. Обуреваемый противоречиями, вернулся в Париж с двумя револьверами (и, судя по всему, этот приезд не был тайной для властей). Пошел в собор, помолился. Потом выпил литр вина. Потом снял номер в гостинице и всю ночь писал: проклинал большевиков, чехов, евреев, французов... Потом вышел из отеля и убил президента Поля Думера.
Вопрос, откуда Горгулов с точностью до минуты знал, когда Думер посетит книжную выставку в тот ясный майский день, как и многие другие, остался без ответа. Подсудимый, который каждую свою реплику на суде начинал тирадой: "Франция, слушай меня!" - услышанным не был. Он был казнен на гильотине как "анархист-одиночка", убивший президента Франции, и многие тайны унес с собой в могилу. Даже тайну своего подлинного имени.
Расследование горгуловского дела привело нас в Краснодарский краевой госархив, где сотрудники предоставили в наше распоряжение документ следующего содержания:
"Приказ N 23 Кубанскому казачьему войску января 31 дня 1902 года г. Екатеринодар.
Подкидыш Павел, вследствие просьбы урядника станицы Лабинской Тимофея Горгулова на основании 161 статьи тома X части первой свода законов Российской империи издания 1901 года, начисляется в войсковое сословие вверенного мне войска по станице Лабинской Лабинского отдела с усыновлением упомянутому уряднику Тимофею Никитину Горгулову.
Наказный атаман, генерал-лейтенант Малама".
В Лабинске сейчас живет несколько семей Горгуловых. Ни одна из них во время нашей недавней поездки туда "террориста Пашку" за своего не признала...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников