08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРИКЛЮЧЕНИЯ СОЛЕНОГО ОГУРЦА

Чуть больше двух месяцев осталось до 1 апреля, когда продавцам из ближнего и дальнего зарубежья запретят торговать на рынках и в магазинах. Правительство считает, что так можно открыть дорогу к прилавку российскому фермеру, а заодно трудоустроить наших безработных. Вопрос в том, хватит ли нам своего продовольствия, не опустеют ли базары? Чтобы разобраться в этом, я отправилась за покупками на столичный Рижский рынок. Ехала не без опаски: а вдруг попаду в облаву, которую устраивают милиция и фискальные органы на продавцов-иностранцев? Или, может, не осталось на рынке ни иностранцев, ни их товаров?

ПРО ИКРУ ТОЛЬКО ШЕПОТОМ
Первое открытие: еда пока есть, и даже много. Притом только фрукты явно не нашенские, остальное в основном свое, доморощенное. Первым на глаза попался рыбный прилавок с осетриной горячего копчения по 900 - 1000 рублей за кило. Севрюга явно браконьерская, но как ни в чем не бывало красуется на витрине. Штрафуют продавцов главным образом за торговлю черной икрой, поэтому ее не видно.
Подхожу ближе и вполголоса интересуюсь у миловидной блондинки: "Где купить деликатес?" Продавщица тихо отвечает: "У меня есть белужья астраханская - пальчики оближешь. Уступлю полкило за 15 тысяч". Поскольку я переминаюсь с ноги на ногу, женщина предлагает попробовать, потом снижает цену на 500 рублей. Увы, в кошельке лежало всего 2 тысячи, такой товар я себе позволить не могу...
Впрочем, знающие люди и богатым советуют не брать товар из-под полы. Ну кто скажет, как икру готовили, где хранили? Знают разве что хозяева бизнеса, но они не парятся за прилавками. Найти их не может даже милиция. Точнее, не ищет. Ведь всем известно, что подпольный рыбный бизнес по оборотам теневого капитала уступает только водочному. Им занимаются не одиночки, а целые преступные сообщества, объединяющие браконьеров и посредников разных народов.
ЗАВТРАК ОТ ТЕТИ ПОЛИ
А есть товар, который попадает на рынок прямо, без посредников? Оказывается, сколько угодно. Прилавок с творогом по 180 рублей и сметаной за 300 у меня никаких сомнений не вызвал. Пожилая женщина Полина Петровна из-под Истры продает творог и сметану с собственного подворья. Тетя Поля говорит, что покупатели у нее постоянные и товар разбирают часам к трем.
Я в этот день пришла раньше. Из трех "кругов" творога остановилась на том, который нежирный и сочный. Взяла килограмм - потом пожалела, что мало. В довесок мне налили в пластмассовую тару 200 граммов сметаны и продали десяток домашних яиц за 80 рублей. В соседнем магазине они вдвое дешевле, но на рынке желтки в натуральном смысле желтые. Попутно тетя Поля рассказала, что торгует только по выходным, рано утром муж на машине ее с товаром привозит, а к вечеру увозит. Почему не каждый день торгуют? Так хозяйство же, скорее, натуральное, товару не много. Сотня кур, три коровы, две телки и двадцать коз.
За соседним прилавком Валентина из Рязанской области торгует молоком. Барыгам она не конкурент: перекупщикам везти свежее молоко бидонами неинтересно, а цистернами рискованно - прокиснет. Со своим товаром Валентина тоже появляется только по выходным. Полуторалитровая бутыль молока расходится по 80 рублей, столько же стоит баночка сливок. Все очень вкусное. Другой вопрос, как требования гигиены стыкуются с пластиковыми бутылями многоразового использования, если в домашнем хозяйстве настоящей термообработки тары не бывает.
РАЗНОСОЛЫ ПО-ДАГЕСТАНСКИ
В торговом ряду с соленьями покупателей зазывают бабы разных народов. У дагестанки Фариды соленые помидоры по 60 - 80 рублей килограмм, квашеная капуста по 40 - 50. Взяла попробовать малосольные огурчики, но, узнав цену, чуть не захлебнулась от возмущения. Целых 350 рублей за кило! Фарида в ответ прочла назидательную лекцию по экономике:
- А ты знаешь, во что тут торговля обходится? Снимаю комнату за 300 долларов. Родня дома огурцы растит, потом солит, теплица уйму газа и света сжирает. Товар в Москву "Камазы" мне везут. За каждую бочку с огурцами плачу по 600 рублей, а чтобы пустую назад отправить - еще 200.
Рядом у дагестанки Адигюзель на прилавке миски с маринованным чесноком и черемшой. Женщина тоже не прочь поговорить за жизнь: "Вот я была учительницей. Родила 10 детей, а каково их прокормить? Поэтому и торгую тут, живу в съемной квартире с товарками. Мы вшестером за нее каждый месяц по 24 тысячи отдаем".
Жалко мне стало российских баб южный кровей, но полкило капусты за 20 рублей я купила у тети Зины из Рязанской области. Просто наша капуста для русских щей больше подходит.
ПОЧЕМ ОКОРОК И "ЖАР-ПТИЦА"?
Любителям сальца не позавидуешь: украинцы, говорят, на рынок уже носа не кажут. Подмосковное сало по 250 --- 350 рублей совсем не глянулось - в Воронеже летом я брала гораздо дешевле и мраморное, с мясными прожилками. А вот к свежему мясу присматривалась долго. Свиные ребрышки - по 180 рублей, карбонат - 250, говядина - 180, баранина - 200 - 300, за телятину продавщица в ярком макияже и розовой кофточке запросила аж 450 - дескать, молочная. Ни стыда, ни совести. Все продавцы клянутся, что они липецкие, тамбовские, подмосковные фермеры и частники, ночей не спят, сами скот растят и еще у прилавков каждый день жилы тянут.
Но стоило отойти в сторону, как кто-то дернул меня за рукав. Оборачиваюсь - одна из тех продавщиц. Шепотом, как торговка икрой, довела до моего сведения, что мясо никакое не фермерское: индивидуальные предприниматели с российскими паспортами скупают туши у частников в ближних областях, а потом нанимают баб торговать за 500 - 600 рублей в день. В деревнях говядину берут по 100 рублей, а продают вдвое дороже. Селянам деваться некуда: мясокомбинаты дают еще меньше, притом месяцами не расплачиваются.
В итоге я купила для жарки курочку за 150 рублей у продавца Лидии Пановой из Хотьково. Она тоже уверяла, что они с мужем Анатолием растят экологически чистых кур, тратят уйму денег на пшеницу и комбикорм (каждую неделю почти по 7 тысяч), а еще на санитарные справки и услуги рынка. Но очень было похоже, что и они скупают птицу у других частников. Невозможно же каждый день стоять за прилавком и при этом вести большое хозяйство, где 300 несушек и 700 цыплят.
ЧТО У ДЖУЛЬЕТТЫ НА СТОЛЕ
На плодоовощном прилавке импортный банан мирно соседствовал с тамбовской картошкой. С местным индивидуальным предпринимателем Анаидой Амбарцумян, которую на Рижском все зовут Джульеттой, я познакомилась раньше и при других обстоятельствах. Она-то и помогла мне собрать глаза "в к-учку" и разглядеть ассортимент и цены.
Джульетта - дитя СССР: по национальности - армянка, родилась в Грузии, но гражданка России. Держит два прилавка, наняла продавцами супругов-узбеков. Торговать каждый день в одиночку ей не под силу. Говорит, когда иностранцев от прилавков с апреля погонят, то некем будет заменить: среди москвичей не видно желающих торговать за 8 - 10 тысяч. Придется поднять зарплату, а, значит, и цены. Хорошо хоть у Джульетты есть муж Хачатур:
- Сама посуди. Утром он едет на оптовые базы, завозит оттуда баклажаны и сладкий перец (вот они, на прилавке - по 120 - 150 рублей), картошку (12 - 15 рублей) и капусту (10). Оттуда же импортные фрукты: груши по 60, израильская хурма - 150, апельсины - 50 - 70, виноград, азербайджанские гранаты. Потом Хачатур едет на Казанский вокзал и встречает поезд с узбекскими дынями (по 60 рублей за кило), грунтовыми помидорами (по 150 рублей, зато не чета тепличным), сухофруктами...
Рядом торговое место азербайджанки Ани из Гянджи. Она торгует свежей зеленью из Азербайджана. Каждый вечер сама ездит в аэропорт, чтобы встретить присланные мужем коробки с товаром. И утром подкупает на оптовой базе импортные салаты и травку тархун израильского происхождения. Аню в конце марта погонят, как иностранную подданную, и зелени на рынке поубавится.
Никто из моих новых знакомых-иностранцев не ездит по российским деревням, не скупает по дешевке картошку, морковку и мясо у бедных крестьян и фермеров, чтобы потом продать втридорога. Все это проделывают оптовики - и наши, и иностранные. Тогда зачем же продавцов гонят с рынков?
ВТИРАНИЕ ОЧКОВ
После базарных впечатлений я дотошно изучила документ, разъясняющий порядок применения постановления N 683, устанавливающего допустимую долю иностранных работников в сфере розничной торговли. Если строго следовать букве закона, то с 1 апреля у прилавка или на кассе не может стоять ни один приезжий из дальнего и ближнего зарубежья. Зато в том же документе сказано, что "к профессиям, на которые действие постановления не распространяется", относятся: главный товаровед, директор магазина, начальник отдела, заведующий секцией, администратор торгового зала.
Что же это получается? Уже сейчас в Москве дефицит продавцов в розничной сети составляет 6 тысяч, а после изгнания иностранцев вакансий будет впятеро больше. Но в правительстве почему-то решили пополнить за счет иностранцев ряды "белых воротничков" в торговле. Значит, наши бабы будут у прилавков наживать себе варикоз вен, а гастарбайтеры магазинами руководить?
Сегодня "Труд" начинает акцию, посвященную рынкам. В серии публикаций мы расставим все точки над "i". Выясним, чем торгуют из-под полы и можно ли доверять качеству рыночной еды. Ответим на вопрос: легко ли быть продавцом? Спросим фермера и владельца личного подсобного хозяйства: почему они сами не продают свою продукцию, а имеют дело с посредниками? А у посредника попробуем узнать, какой навар он имеет.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников