09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГРЕМИН УШЕЛ В ОТСТАВКУ

Бирюков Сергей
Опубликовано 01:01 24 Августа 2002г.

Недавно "Труд" опубликовал заметку "Грабли" в репертуаре" (07.08.02), где шла речь об

Недавно "Труд" опубликовал заметку "Грабли" в репертуаре" (07.08.02), где шла речь об увольнении из Большого театра ряда солистов. В заметке приводилась точка зрения адвоката артистов Юрия Попонова, считающего увольнение незаконным. На днях в газету позвонили из договорно-правового управления ГАБТа и попросили изложить их позицию по этому вопросу. Вот что рассказала начальник управления Ирина Ильина:
- Увольнения, подобные нынешнему, проводятся в труппе регулярно, так что ничего экстраординарного в этом событии нет. Театр давно практикует трудовые соглашения, заключаемые на определенный срок (с 1994 года они именуются контрактами), и государственные контролирующие органы до сих пор не находили в этом нарушения закона. Например, в 1996 году после очередного такого увольнения нас проверяли Тверская межрайонная прокуратура и Государственная инспекция труда по городу Москве. Ни одна из организаций "не нашла оснований для выдачи предписания об отмене или изменении каких-либо решений администрации театра", как сказано в письме от 30.09.96, подписанном главным инспектором труда РФ В.К.Веровым.
Привожу именно этот пример, поскольку в заметке "Труда" проводится аналогия между нынешними событиями и увольнениями 1996 года. Ваш журналист пишет, что тогда после вмешательства адвоката (кстати, все того же Юрия Попонова) большинство артистов были восстановлены на работе. Смею возразить: это не так, никто не был восстановлен, поскольку в действиях администрации не было ничего противозаконного.
Но вернемся к делам сегодняшним. С артистами, упомянутыми в материале "Труда", тоже были заключены контракты. Например, с Анатолием Зайченко. Этот документ датирован 31 декабря 1999 года, и в нем ясно обозначен срок действия: до конца сезона 2001-2002 годов. Так что перевод г-на Зайченко в январе 2002 года на срочное трудовое соглашение ничего принципиально в судьбе солиста не менял. Впрочем, по нему у работника увеличивалась оплата отпуска и больничного листа. Как видим, и тут нет основания для вывода о нарушении трудового законодательства генеральным директором ГАБТа. Более того, ни газета, ни адвокат не вправе делать такой вывод, это - компетенция других органов.
Единственное, в чем претензии господ Зайченко и Букина представляются справедливыми, - это то, что их уволили с 30 июня с.г., в то время как согласно приказу той же администрации театра они находились в зарубежной командировке (на гастролях) по 1 июля. Действительно, эти два приказа противоречат друг другу, поэтому мы внесли изменение в приказ об увольнении, перенеся его действие на день позже. И оплату за этот "лишний" день работы артисты уже получили. Конечно, если такой исход их не устраивает, они могут обратиться с иском в суд...
Заканчивая на этом изложение позиции г-жи Ильиной, хочу заметить, что в нашем с нею разговоре мы, понятно, не касались творческой стороны дела. А она по-прежнему вызывает вопросы. Ведь если работники уволены юридически правильно, то неясно, почему ряду одаренных, профессионально состоятельных солистов не нашлось работы в Большом. Помню, например, какое яркое впечатление произвел недавно молодой бас Айк Мартиросян в опере "Евгений Онегин", где он исполнил партию генерала Гремина. А его тоже уволили... Если театру не нужны такие люди, то это минус, скорее, не им, а коллективу и его репертуарной политике. Но об этом уже следует говорить не с юристами, а с художественным руководством Большого, что и обещаю читателям сделать в ближайшее время.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников