18 сентября 2018г.
МОСКВА 
16...18°C
ПРОБКИ
4
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 67.75   € 79.17
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

«Спасибо вам за спасение и за надежду...»

Ананьев Дмитрий Павлович. Фото из личного архива
Виталий Головачев, обозреватель "Труда"
Опубликовано 00:07 24 Августа 2018г.

За что тысячи людей благодарят хирурга-онколога Дмитрия Ананьева


Когда 43-летнему москвичу Федору Николаевичу сообщили про обнаруженный у него запущенный рак печени, беду он встретил мужественно. Решил бороться. Обратился в больницу, где собрался оперироваться. И тут новый удар. Опытный хирург-онколог, изучив снимки и результаты исследований, только развел руками: «Поражение печени очень большое. Мы не сможем вам помочь. Но есть несколько клиник...»

Еще полтора десятилетия назад такие больные были обречены. Рак печени считался фатальным злокачественным новообразованием. Пугающая статистика: в 1990-х больным после постановки страшного диагноза удавалось прожить при обширном поражении печени от недели до двух лет, а в среднем — три-четыре месяца. Сегодня ситуация меняется в лучшую сторону, однако агрессивный гепатоцеллюлярный рак занимает третье место в мире среди причин онкологической смертности. Ежегодно свыше 700 тысяч человек умирают из-за этой грозной болезни.

Федор Николаевич свой шанс нашел в Лечебно-реабилитационном центре Минздрава РФ на Иваньковском шоссе, где сегодня на мировом уровне делают сложнейшие онкологические операции.

— Скажу лишь, что моя жизнь, доктор, в ваших руках, и я очень надеюсь на вас — с такими словами он обратился к хирургу Дмитрию Ананьеву, завотделением, главному специалисту-онкологу центра.

Уже через две недели Федора Николаевича готовили к первому этапу операции, в которой используются новейшие хирургические технологии. Пока они доступны лишь ведущим медицинским центрам в нашей стране и за рубежом. Вот и в этом случае предстояла резекция действительно уникальная, эксклюзивная. Полгода назад в центре по инициативе и под руководством Ананьева впервые в России ввели в практику новый протокол лечения, и 43-летний москвич стал первым россиянином, которого оперировали по-новому. Все прошло успешно. Сегодня сомнения, переживания Федора остались позади. Он строит планы на будущее, радуется жизни. Как и еще четверо тяжелобольных, получивших такое же лечение в центре. Все они дома, у них все хорошо. Пять спасенных жизней — и, что не менее важно, новый эффективный протокол лечения тяжелейшего рака печени отныне получил в нашей стране путевку в жизнь.

О сути новшества я попросил рассказать того самого хирурга Божией милостью Дмитрия Павловича Ананьева. Мы встретились в воскресенье, потому что в другие дни его рабочий график расписан с 7 утра до позднего вечера.

— Начну с опровержения широко распространенного мифа, будто клетки печени могут восстанавливаться, — заметил доктор. — Это не так. Если клетки погибают, то безвозвратно, их общее количество в печени уменьшается. А она играет в организме важнейшую роль. Достаточно сказать, что кровь проходит полную фильтрацию в печени по 300-400 раз в сутки. Без такой очистки организм не может существовать. Теперь переходим к операциям. Провести резекцию сегодня не проблема, но главный вопрос — сколько останется здоровой ткани? Должно быть не менее 25% от общего объема, меньший объем несовместим с жизнью.

Но что делать, если опухоль или метастазы занимают более 75%? Тупик? Однако выход был найден. По словам Ананьева, это стало возможным, когда врачи решили использовать одно из известных свойств клеток печени. Они могут увеличивать свой объем и брать на себя большую нагрузку. Трудность в том, как заставить здоровые клетки работать за двоих. Для этого и разработана двухэтапная операция. На первом перекрывают вену, по которой кровь поступает в пораженную опухолью долю печени. Увеличивается кровоток к здоровым сегментам печени. И под нагрузкой там начинается рост объема клеток. Через месяц можно приступать ко второму этапу — удалению пораженных участков.

— Но бывает, после первого этапа кровь пробивает себе дорогу в перекрытой вене, — продолжает доктор. — Пациент через месяц возвращается в клинику, а объем здоровой доли не увеличился. Подобных осечек не так уж мало: 10-15%. Мы решили использовать для перекрытия кровотока особый, очень жидкий клей, который применяется в сердечно-сосудистой хирургии. Он затвердевает, и кровоток исключен. Что нам и требовалось...

Слушал я Ананьева и думал: как все просто, буднично в его рассказе. Ввели клей, перекрыли кровоток, провели резекцию. На самом деле это вершина хирургического искусства! К примеру, сосудистый клей вводится под строжайшим рентгеновским контролем, на это уходит не менее часа. Напряжение у медиков колоссальное...

Неслучайно в мире таких операций проводится чрезвычайно мало. О том, чтобы поставить их на поток, нет и речи.

Спрашиваю собеседника, сколько стоят такие операции.

— Точно не знаю, где-то более полумиллиона рублей. Подчерк-ну: и для этих пятерых пациентов, и для других операции бесплатные. Финансирование выделяет Минздрав РФ. Система такая. Мы принимаем больного, выделяем на его лечение квоту, а дальше родственники активируют ее либо в региональном органе здравоохранения, если пациент не москвич, либо в Минздраве. Могу сказать, что наши больные получают бесплатное лечение не хуже, чем в зарубежных клиниках.

Кстати, были случаи, когда приехавшим в заграничную клинику россиянам не хватало денег для завершения лечения. И граждане возвращались на долечивание в Лечебно-реабилитационный центр.

Но вернемся к доктору Ананьеву. Дмитрию Павловичу 35 лет, а за плечами у него уже рабочий стаж 14 лет и свыше 1600 операций, из которых более сотни на пищеводе (между прочим, сложнейшие операции на пищеводе во всей России выполняют лишь 14 выдающихся хирургов). На работу он уезжает в 6 утра, возвращается домой ближе к 21.00. На сон — пять часов (говорит, ему хватает). На семью (а у них с женой трое ребятишек!) и прочие радости жизни остаются выходные. Впрочем, по части радостей, говорит доктор, нет большей, чем подарить человеку жизнь. Каждая благополучная выписка пациента — это праздник.

В отделении онкологии, которым руководит Ананьев, три операционные, восемь хирургов. Операции проводятся ежедневно в две смены. Поток непрерывный — 120 операций в месяц, свыше 1250 в год (и это только в одном этом отделении). В среднем шесть дней проводят в отделении пациенты. Как удается так быстро проводить лечение? За счет четкой организации и высокого профессионализма. Пациент поступает в отделение с результатами всех исследований — и уже назавтра отправляется на операцию. А восстановительный период сокращен благодаря использованию современных медицинских технологий. Не все клиники могут похвастать такими результатами.

В интернете много благодарностей Дмитрию Павловичу и его коллегам: «Врач от Бога, золотые руки... Низкий поклон, и побольше бы таких врачей!», «Вы сохранили счастье в нашей семье. С благодарностью...», «Спасибо вам за спасение, за умение найти нужные слова, вселить надежду!».

Мы часто критикуем нашу медицину — и есть за что. Но будем справедливы: в нашем здравоохранении работают немало замечательных врачей с большой буквы, настоящих подвижников. С одним из таких вы познакомились.




ЦИК одобрила проведение референдума по пенсионной реформе.