Зальцбург поет по-русски. А в России не слышат

Вот в таком виде легендарная Чечилия Бартоли и наш знаменитый бас Ильдар Абдразаков появились в опере «Итальянка в Алжире» Джоаккино Россини. Фото предоставлены пресс-службой Зальцбургского фестиваля

Классическая музыка, в которой так преуспели русские артисты, самой России неинтересна?


На Зальцбургском фестивале я пока что неофит – езжу на него всего второй год, тогда как есть люди, посещающие смотр десятилетиями. Но один вывод для себя я уже сделал: этот главный мировой праздник классической музыки в своем нынешнем великолепии был бы невозможен без мощного российского присутствия.

Если, допустим, в 2005 году выступление Анны Нетребко в «Травиате» воспринималось абсолютной сенсацией, то сегодня трудно найти проект или хотя бы отдельное событие без русской составляющей. Скажем, программы пианистов: да, легендарный Андраш Шифф с полным циклом 48 прелюдий и фуг Баха. Но рядом – не менее легендарные Григорий Соколов, Евгений Кисин. Уверенно восходящий на высочайшую звездную орбиту Даниил Трифонов. Аркадий Володось, Игорь Левит… Или австриец Маркус Хинтерхойзер – кстати, интендант Зальцбургского фестиваля, – в проекте «Время с Галиной Уствольской» играющий все шесть фортепианных сонат выдающегося петербургского композитора.

Скрипачка Патриция Копачинская и пианист Маркус Хинтерхойзер (на переднем плане) после исполнения программы сочинений Галины Уствольской

Или в области оркестровой музыки – да, Саймон Рэттл с Лондонским симфоническим оркестром, Кент Нагано с Монреальским симфоническим, Даниэль Баренбойм с коллективом «Западно-восточный диван», Риккардо Мути с оркестром-резидентом фестиваля – Венским филармоническим… Но один из центральных проектов этого года – полный цикл из девяти симфоний Бетховена – отдан пермскому оркестру musicAeterna и его руководителю Теодору Курентзису. Притом надо понимать, что такое Бетховен для немецкоговорящего мира...  

Наконец опера – часть фестиваля, привлекающая наибольшее внимание публики и СМИ. Из восьми премьер этого года в четырех главные партии отданы нашим – в «Волшебной флейте» это Альбина Шагимуратова (Царица ночи), в «Искателях жемчуга» – Аида Гарифуллина (Лейла), в «Итальянке в Алжире» – Ильдар Абдразаков (Мустафа), да и Асмик Григорян – исполнительницу заглавной партии в «Саломее» – мы смело можем считать своей: литовка по рождению, она дочь выдающегося советско-армянско-российского певца Гегама Григоряна и не менее известной литовской певицы Ирены Милькявичюте, постоянная участница российских оперных проектов, лауреат «Золотой маски».

И это помимо «Пиковой дамы» – оперы, преимущественно русский постановочный состав которой продиктован самим ее происхождением.

Правда, не обо всем из названного могу вам рассказать – например, на «Саломею», одну из наиболее мощных, по слухам, постановок фестиваля, попасть не смог. Не для меня спели свою концертную программу и Анна Нетребко с Юсифом Эйвазовым – какой публике доступны выступления супер-раскрученной звездной пары, мы наблюдали полгода назад в Москве, когда цены на билеты перескакивали планку в 150 тысяч рублей.

А вот за билет на «Итальянку в Алжире» я пресс-службе фестиваля особенно благодарен: это – самый гармоничный из всех увиденных мною спектаклей. Виртуозность ансамбля под управлением задорного, как Арлекин, французского маэстро Жана-Кристофа Спинози сногсшибательна. Достаточно сказать, что той самой итальянкой Изабеллой, «построившей» самого алжирского бея, предстала Чечилия Бартоли. Но ведь ни в чем не уступает ей и наш знаменитый бас Ильдар Абдразаков. Он даже, по воле Россини, в точности вторит всем ее головоломным фиоритурам, тогда как мы привыкли считать, что низкий мужской голос не может быть столь же подвижным, как женский.

А какое чувство юмора проявлено режиссерами Моше Лайзером и Патрисом Корье – например, итальянских невольников в Алжире они представили командой футболистов-легионеров, которая благодаря интрижному таланту Изабеллы может наконец вернуться на родину. В год чемпионата мира самое то, а уж россиянам, его хозяевам, просто бальзам на душу.

Итальянцы в Алжире истосковались по родным спагетти

К сожалению, по поводу остальных увиденных спектаклей не могу выразить такого однозначного восторга. Музыкальный уровень их неизменно высок, тут Зальцбургский фестиваль никак не снизил планку. В «Коронации Поппеи» ансамбль Les arts florissants Уильяма Кристи работает очень надежно, с тщанием передавая авангардные не только для XVII, но и для последующих веков хроматические кружева Клаудио Монтеверди. Великолепна своей гипнотизирующей, изломанной красотой и опера Ханса-Вернера Хенце «Бассариды» по трагедии Еврипида «Вакханки», воспроизводимая под руководством легендарного маэстро Кента Нагано. Но вот визуальное решение в обоих случаях близко к провальному: пестрота разрисованных подмостков, как в «Поппее» (режиссер-сценограф Ян Лауэрс), раздробленность пространства, как в «Бассаридах» (режиссер Кшиштоф Варликовский) – от этого уже рябит в глазах, так еще и перед тобой постоянно мельтешат толпы народу, где кто-то кого-то треплет, душит, режет…

Ну и о «Пиковой даме». Здесь у фестиваля был полный шанс повторить феноменальный успех прошлогодней русской постановки – «Леди Макбет Мценского уезда». Как и на ту оперу Шостаковича, на исполнение шедевра Чайковского пригласили выдающегося петербургского, работающего в основном в Европе и Америке дирижера Мариса Янсонса. Он ожидаемо позвал на две главные роли зарекомендовавшую себя год назад пару – американского тенора Брэндона Йовановича (Герман) и петербургскую певицу Евгению Муравьеву (Лиза). Они, а также Владислав Сулимский (Томский) и особенно Игорь Головатенко (Елецкий) были горячо приняты публикой. Сам Марис Арвидович дал возможность расслышать все богатство партитуры Чайковского, смысловую полифонию множества лейтмотивов, обычно от восприятия ускользающую.

Поначалу и визуальное решение обнадежило: ритмично, стильно, иронично – например, когда выехали «детки в клетке», и их выпустили для строевой подготовки, то бишь прогулки. А вот дальше что-то в режиссере Хансе Нойенфельсе сломалось. Графиня, похожая на престарелую Эллочку-людоедку, едва увидев в своей спальне Германа, начала – вы правильно догадались, ластиться к нему, а его пистолет она была готова не только целовать, но делать с ним нечто еще более страстное… Нужно ли описывать весь дальнейший набор трюизмов и пошлостей?

Оперная режиссура нынче, похоже, в большом долгу перед зрителем. Не многим дано быть на уровне Станиславского и Фельзенштейна.

Теодор Курентзис и его музыканты после исполнения Девятой симфонии Бетховена

 

И еще одно замечание. За все дни, что я был в Зальцбурге, не довелось увидеть ни одной телевизионной группы из России. За исключением маленькой команды людей с Первого канала, приглашенных лично Теодором Курентзисом. Может, просто мне не повезло? Подождем официальных итогов фестиваля. Но по прошлому году помню, что из десятков телекомпаний мира, ведших репортажи для пяти миллионов телезрителей, в отчет не попало ни одного российского названия. Мало оснований считать, что в этом году будет по-другому. Классическая музыка, в которой так преуспели русские артисты, самой России неинтересна?




Большинство жителей Екатеринбурга поддержали перенос места возведения храма, выяснил ВЦИОМ.