10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СИНЯК НА ПРАВОМ ПЛЕЧЕ

По жидкой грязи "уазик" не едет - ползет на брюхе. То, что раньше называлось дорогой, упирается в железные ворота давно заброшенных то ли мастерских, то ли крупного гаража. На одной створке свежая надпись: "Внутренние войска России". На другой нарисован белый медведь.

- Чеченская база блока "Единство", - пытается острить наш водитель.
- Ты лучше езжай помедленней, - советует могучий омоновец в сером камуфляже. - Ребята здесь нервные, не понравится что-нибудь в твоей машине, долбанут - и привет.
Будто в подтверждение этих слов в нашу сторону крутанулась башня врытого в землю транспортера. Поехали совсем медленно.
Еще десять минут переговоров через обложенную мешками с песком амбразуру, и часовой все же пропустил нас в расположение сводного специального моторизованного полка Сибирского округа внутренних войск. Перед самым Новым годом сибиряки прибыли сюда, на окраину чеченской станицы Знаменская, поставили палатки, наладили окопный быт и приступили к службе. О ней мне рассказывает командир полка полковник Виктор Гусев. В его брезентовой штаб-квартире четыре солдатские койки, накрытые синими казарменными одеялами. Занавесками аккуратно отгорожен угол с умывальником. Посреди палатки - грубо сколоченный стол, под ним - печь-"буржуйка". Две мобильные радиостанции на столе поминутно пищат и бубнят скрипучими голосами. Вот и весь полковой уют.
- Что мы здесь делаем? - переспрашивает Гусев. - Несем службу на блокпостах и на КПП, охраняем общественный порядок в селах. Еще за нами - проводка колонн и помощь местной комендатуре.
- А зачистки?
- Это слово у нас теперь не в ходу, - поправляет меня Виктор Васильевич. - Те страшные времена, когда это были именно зачистки, в районе, славу Богу, кончились. Теперь такие мероприятия называют проверкой паспортно-визового режима.
Проверки эти солдаты и офицеры полка проводят регулярно и почти всегда результативно. Даже в этом, самом безопасном и лояльном Москве Надтеречном районе оружие по-прежнему есть едва ли не в каждом доме. Найти его непросто, надо все перевернуть вверх дном. На такое пока никто не идет, военные не хотят без крайней нужды обострять отношения с местным населением. Сами же чеченцы с пистолетами и автоматами расставаться не спешат. Власти ведут разъяснительную работу по районному телевидению, что запущено в Знаменской совсем недавно. Понемногу то тут, то там солдаты находят выброшенные кем-то патроны, гранаты. Редко, но все же помаленьку сдают местные жители стволы.
Возможно ли здесь повторение тех событий, которые были недавно в Шали и Аргуне? Несмотря на сложность обстановки, считает полковник Гусев, вряд ли. Настроение людей здесь совсем другое. Правда, случается задерживать и тех, кто почти наверняка воевал на стороне бандформирований, а теперь пытается осесть в станице под видом местного жителя. На этот счет помогают оперативные данные. А еще - тщательные осмотры подозрительных молодых мужчин. Долгая стрельба из оружия, особенно снайперских винтовок СВД калибра 7,62 миллиметра с сильной отдачей, надолго оставляет на правом плече заметный след. Таких задерживают и отправляют куда следует.
- Как, по-вашему, из Знаменской выбили много бандитов? - спрашиваю командира полка.
- На этот счет отвечаю однозначно: много. Что вы хотите? Тут есть села, где до 80 процентов мужиков от 20 до 50 лет воевали против нас. А многие и продолжают воевать. Причем не столько за идею, сколько элементарно деньги зарабатывают. Другого способа прокормиться они не видят. Недельку в горах постреляют, а потом - домой. Отоспаться, отогреться. Посты наши по ночам они с закрытыми глазами могут обходить. И обходят.
И все же полк потихоньку завоевывает доверие чеченцев. Во-первых, большинство в республике истосковалось хоть по какому-нибудь порядку, а солдаты его обеспечивают. А во-вторых, военные и за то недолгое время, что квартируют в Надтеречном районе, уже во многом помогли местным властям. К примеру, сохранили от разграбления расположенную рядом давно остановившуюся макаронную фабрику. Сил, чтобы выставить там круглосуточную охрану, у Гусева не оказалось. Тогда на смутное время солдаты окружили фабрику управляемыми минными полями, установили сигнальные мины. Здешних жителей о том, естественно, оповестили. И никто пока на "макаронное" оборудование не покусился. Скоро фабрику запустят в работу, появятся новые рабочие места, которые в Знаменской для большинства - вопрос выживания. Об этом, правда, я узнал уже не в полку, а от главы администрации Надтеречного района Ахмеда Завгаева. Да-да, брата того самого Завгаева, что когда-то руководил всей Чечней.
Ахмед Гапурович встретил меня в своем рабочем кабинете в здании военной комендатуры. На стене - российский флаг и черно-белая фотография Владимира Путина. А за дверью, в приемной, неотлучно дежурит спецназовец: не ровен час... Вообще военная и гражданская администрация тут тесно взаимодействуют, ничего не делают порознь. Скажем, на сегодняшний день в районе уже посеяно 5 тысяч гектаров озимых, вспахано 10 тысяч гектаров пашни. Однако перед тракторами, понятное дело, по полям прошли российские саперы.
Завгаев считает, что до 80 процентов жителей района поддерживают то, что делает новая власть. Хотя, конечно, настоящей стабильности не добиться, если не убедить в своей правоте и оставшиеся 20 процентов. Многое, очень многое для этого сегодня делается. Одна беда: не все верят, что федералы пришли сюда навсегда.
Мы прощались с Завгаевым, когда ему позвонили: в Знаменской полностью закрыты долги и по пенсиям, и по детским пособиям. Зарплату врачам и учителям выплатили еще раньше. Завгаев торопился в местную больницу, там завершает ремонт второго корпуса. А медицинское оборудование уже привезли, надо решать, где его размещать. Так что сейчас не до долгих разговоров.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников