07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АЛЕВТИНА ОЛЮНИНА: "Я НЕ МОГУ БЕЗ ДЕРЕВНИ"

Князев Владимир
Статья «АЛЕВТИНА ОЛЮНИНА: "Я НЕ МОГУ БЕЗ ДЕРЕВНИ"»
из номера 094 за 25 Мая 2000г.
Опубликовано 01:01 25 Мая 2000г.
Неоднократная чемпионка СССР и мира, олимпийская чемпионка по лыжным гонкам Алевтина Олюнина сегодня работает детским тренером в поселке Судиславль Костромской области. Она получает мизерную зарплату, а потому ведет свое подсобное хозяйство, моет по вечерам полы в сельском спортзале и мечтает о легковом автомобиле, на котором могла бы возить лучших учеников на соревнования.

Районный центр Судиславль даже не городок - поселок, известный за пределами области пушным зверосовхозом и знаменитой в недалеком прошлом лыжницей Алевтиной Олюниной. Здесь ее знают все, от мала до велика. Потому не составило труда найти дом Алевтины Сергеевны. Открытая добрая улыбка, светящиеся глаза, легкая походка молодой и стройной женщины - вот первые впечатления от олимпийской чемпионки в Саппоро. Тут же на столе появляется чай с клубничным вареньем собственного приготовления.
- Угощайтесь! У меня все свое - и картошка, и соленья и варенья, - рассказывает хозяйка дома. - На мою зарплату без огорода сегодня не прожить. Это на Западе стал олимпийским чемпионом и, считай, твое будущее обеспечено. А мы медали завоевывали не ради денег, а исключительно из патриотических чувств.
- Алевтина Сергеевна, но как вы - олимпийская чемпионка - оказались в глухомани-то такой? Неужели в крупном городе не нашли применения?
- Так это же моя родина. Здесь я школу окончила, отсюда ушла в большой спорт. По городам и зарубежным странам помоталась. А как оказалась здесь? Помню, после многих лет отсутствия приехала я в Судиславль и пошла смотреть на лыжные соревнования местной детворы. От увиденного у меня сердце зашлось: за сарайчиком мальчишки и девчонки снимали валенки и одежду, вставали на лыжи и уходили на дистанцию. А потом разгоряченные, потные опять прямо на морозе переодевались и дрожали, пока соревнования не закончатся. Какой уж тут душ или горячий чай. Зато сколько огня, задора и желания всерьез заниматься лыжами увидела я в сельских детях! И как они смотрели на меня - живую олимпийскую чемпионку. Это и поразило больше всего. Тогда я сказала сама себе: твое место здесь, Алевтина, ты нужна этим мальчишкам и девчонкам. Вот так и переехала из большого города в тихий Судиславль и работаю в школе олимпийского резерва.
- Олимпийская чемпионка - сельский тренер. Такое нечасто встретишь. Вы довольны сегодняшней жизнью? Не скучаете по большому спорту, в котором провели много лет и оставили заметный след?
- Трудный вопрос... Не знаю, как и ответить на него. Первые годы в Судиславле все у меня складывалось благополучно, я была увлечена работой. День начинался с детского садика. Уже там всех детей я поставила на лыжи, и родители были очень довольны этим. Потом уроки физкультуры в местной средней школе. А вечером - занятия с группой здоровья. Приходили солидные мужики со всего поселка: Аля, ради Бога, возьми. Более сорока человек в группе было. Я всех принимала и ставила лишь одно условие: чтобы родители брали на занятия и своих детей. Вот и получалось: чуть ли не весь поселок зимой на лыжи вставал - от детсадовцев до ветеранов труда. И все это бесплатно. В непогоду или бесснежье играли в спортзале в баскетбол. Полы до и после занятий сама мыла. Но была на седьмом небе от счастья!
- Но почему вы говорите об этом с грустью и в прошедшем времени? Разве сейчас что-то не так?
- В том-то и беда. В последние два года многое переменилось. Сначала директор местного профессионального училища попросил нас из спортзала. Говорит, из-за ваших занятий электроэнергии много нагорает. Я на него не в обиде, - конечно, кто-то должен платить за это. Но два парня от безделья сразу попали в тюрьму. Выходит, судьба молодого человека заботит нас меньше, чем лишний киловатт? Потом попросили и из комнаты, где хранились наши лыжи. Перенесла их на свою квартиру. Пусть там до зимы полежат. А что будет с наступлением сезона, теперь и не знаю.
- Алевтина Сергеевна, это верно, что из-за болезни сердца врачи в свое время вообще запретили вам заниматься спортом?
- Да, было такое. Как сейчас помню свой первый в жизни старт на первенстве России в Уфе. Я выступала за Костромскую область. Приехала даже без тренера. Бегу по дистанции, а меня то в холод, то в жар бросает. Думала, от волнения. Еле-еле последней к финишу пришла. Вся горю. Меня сразу в медпункт - температура под сорок. Оказывается, у меня сильнейшая простуда началась. После болезни опять засобиралась на соревнования. А врач как швырнет мою медицинскую карту и резко заявляет: "Да с таким сердцем, девочка, вас и близко к лыжне подпускать нельзя". Для меня это было шоком.
- И что, сердце больше не тревожило? Даже тогда, когда, отдав все силы борьбе, вы без чувств падали на финише на снег?
- А кто вам сказал, что я падала? Да никогда не падала, и никто тогда из наших девочек не падал. Про меня даже говорили: "У тебя что, два сердца?"
- Алевтина Сергеевна, восемь лет вы были в большом спорте. Вам доводилось сталкиваться с нечестностью?
- К сожалению, да. Несколько раз меня искусственно лишали медалей на Олимпиаде и чемпионатах мира. Спустя многие годы один из тренеров сборной публично почти признался в этом.
- Простите, что значит "почти признался" и как можно лишить медали, если спортсмен подготовлен лучше других?
- На одном из дней рождения Гали Кулаковой наш бывший тренер начал торжественную речь не с поздравления юбилярши, а с извинений передо мной. Многие удивились этому. Но многие и поняли, в чем тут дело. Просто спустя годы тренер, видимо, решил снять грех со своей души. А лишить медали можно очень просто. Ну, например, намазать лыжи так, чтобы они не бежали. Под каким-то предлогом не выпустить на старт. Или, например, при обгоне не уступать лыжню. Помню, на очень ответственных соревнованиях одна именитая спортсменка никак не давала мне обойти ее. Я кричу, а она как не слышит. Хорошо, биатлонист Саша Тихонов заметил. В сердцах бросил ей: "Уступи лыжню молодой!" Но и это не помогло. Тогда он как прыгнет ей на лыжи. Тут я и устремилась вперед. Словом, конкуренция, и не всегда здоровая, за место в сборной была.
- Кстати, а что чаще всего вы привозили тогда из-за рубежа - лыжную мазь, наверное, и наряды?
- Конечно, лыжную мазь. Мы ведь всегда отставали в качестве оснащения спортсменов. Еще иногда привозили духи, губную помаду, зонтики и модную в то время мохеровую пряжу. А однажды я привезла пластиковые лыжи. Они только входили в моду, и в нашей стране даже у членов сборной таких еще не было. Мне подарил эти лыжи на чемпионате мира один шведский фермер - большой почитатель спорта. Причем произошло это довольно курьезно. Свои новые лыжи он презентовал только победителям гонок, а я еще не выступала. Но пообещала шведу завоевать золотую медаль. И сдержала слово, выиграв десятку. Вместе с новыми лыжами он подарил мне шампанское и розы.
- Вас, как олимпийскую чемпионку и чемпионку мира, приглашали на всякие высокие приемы. Где вы покупали выходные платья и туфли, где делали прическу? В престижных московских магазинах и салонах красоты?
- Нет. Нас в лучшем случае водили в магазин для спортсменов. Прически делали сами. А на приемах действительно удалось побывать на многих. Особенно мы были дружны с космонавтами и, как это ни удивительно, с министром культуры Фурцевой. Очень она была обаятельной и интересной женщиной.
- А столь красивую парадную олимпийскую одежду советской сборной, надеюсь, вам оставляли?
- Конечно. Правда, не бесплатно, мы вносили за нее определенную денежную сумму.
- Вы сами приняли решение об уходе из большого спорта или вас кто-то подтолкнул к этому?
- Подтолкнул. Семейные обстоятельства. Я решила, что надо быть вместе с маленьким сыном, а потом появился второй ребенок. Сегодня старший Денис уже учится в институте, а младший Максим заканчивает торгово-экономический колледж.
- Мамины олимпийские медали не вдохновили их на серьезные занятия спортом?
- Первого разряда в лыжах ребята добились, а вот дальше не пошли. У молодежи сегодня другие интересы. К тому же сыновья наглядно видели, что олимпийские чемпионы в нашей стране живут гораздо хуже даже самых слабеньких коммерсантов.
- Алевтина Сергеевна, многие женщины в наше время бьются над проблемой похудения. А вы, несмотря на то, что уже довольно давно покинули большой спорт и не придерживаетесь диеты, по-прежнему остаетесь стройной. Как удается это?
- Все очень просто - надо больше двигаться, просто ходить. А вот в питании я себя не ограничиваю и не ограничивала даже в свои звездные годы. Помню, на Олимпиаде в Японии принесли нам икру. Тренер говорит Кулаковой: "Тебе икру есть нельзя - полнеешь. А всем другим можно". Галя завидует нам и тайком от тренера все же съедает бутерброд.
- И какое же ваше любимое блюдо?
- Крабы. И селедочка с отварной картошкой.
- А какая самая большая мечта у вас сегодня?
- Мечта? Мечта есть, и не одна. Ну, например, чтобы мои дети выросли настоящими людьми. Чтобы кто-то из костромских мальчишек и девчонок стал олимпийским чемпионом в лыжных гонках. А еще очень хочется купить легковую машину, чтобы возить своих воспитанников в другие города на крупные соревнования. Впрочем, и здесь, в Судиславле, машина не помешает. Автобусы ходят очень плохо. Потому каждый день прохожу пешком 10-15 километров. Я не устаю, но времени жалко, его же можно потратить с пользой. Как-то обратилась на свой родной Горьковский автозавод: продайте машину по отпускной цене. Отказали. А на большее у меня денег не хватает.
- Алевтина Сергеевна, вам никогда не предлагали перебраться в Москву?
- Сколько раз предлагали. Говорили: выбирай квартиру в любом районе столицы, работой обеспечим. Но Москва меня никогда не прельщала. Я люблю природу, тишину, бесхитростных сельских ребят. По сравнению с городскими они сегодня многим обделены. Считаю своим долгом хоть чем-то помочь им, сделать жизнь интереснее. Я вижу, что нужна этим детям, а их теплое, доверчивое отношение просто греет меня.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников