06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГЕЙШИ - ГЕРОИ ЧЕХОВСКОГО ФЕСТИВАЛЯ

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 25 Июня 2003г.
Раньше в это время театральная жизнь в столице замирала: коллективы уезжали на гастроли или уходили в отпуск. Нынче она бьет ключом, чему в немалой степени способствует пятый Международный театральный фестиваль имени Чехова, который продлится до середины июля.

Поклонники театрального искусства, не жалеющие денег на дорогие билеты, уже посмотрели конный театр "Зингаро" из Франции, "Двенадцатую ночь" в постановке Деклана Донелланна с группой московских артистов, "В ожидании Годо" Роберта Стуруа, "Жоржа Дандена" в режиссерской интерпретации Жака Лассаля с актерами БДТ, а также театр Кабуки. Говорят, самые интересные зарубежные спектакли будут показаны в конце июня и в июле. Пока же особенных западных шедевров, о которых можно было бы сказать: "Нашим режиссерам еще далеко до своих зарубежных коллег" - не наблюдалось. Прошли те времена, когда казалось, будто все, что делается за "железным занавесом", - нам в пример.
33 московских театра со своими лучшими спектаклями участвуют в чеховском фестивале. И если бы этот форум был конкурсным, то наверняка его лидерами стали бы Петр Фоменко ("Египетские ночи"), Римас Туминас ("Ревизор"), Сергей Арцибашев ("Женитьба") и, конечно же, нынешние лауреаты государственной премии: Марк Захаров ("Шут Балакирев"), Юрий Погребничко ("Дамы и гусары"), Константин Райкин ("Сеньор Тодеро - хозяин"). Ибо два совместных международных театральных проекта - "Двенадцатая ночь" и "Жорж Данден" - всего лишь добротные работы, не открывающие ничего нового. Более того, режиссер второго спектакля Жак Лассаль, как мне кажется, дал маху, превратив комедию в драму. В итоге великий драматург отомстил своему соотечественнику: все герои спектакля БДТ получились нудными, "кислыми", ходульно многозначительными, а фривольная интрига с неверной женой превратилась в пресную мелодраму. А ведь легендарный руководитель того же БДТ Георгий Товстоногов говорил, сколь важно режиссеру попасть в жанр пьесы.
Возьмите драматургию абсурда. Кто только не пытался ее осваивать, а получалось у единиц. Роберт Стуруа, показавший на фестивале вместе с грузинскими артистами "В ожидании Годо" Сэмюэла Беккета, преподнес неожиданный сюрприз. Он растворил жизненный абсурд в театральных метафорах, сделав так, что история о двух бомжах, бесконечно ожидающих какого-то Годо, стала походить на философскую притчу. Ведь люди часто сами не знают, чего они всю жизнь ждут. Неслучайно в центре сцены возвышается светящееся дерево. Это не что иное, как древо желаний, а может, и приют для заблудших душ. Казалось бы, двум бедолагам уже нечего терять, и самое лучшее для них - повеситься на этом дереве. Но тяга к жизни так велика, так хочется чуда, что каждый новый день они начинают с подготовки к встрече с мифическим Годо.
Если театральная эстетика Роберта Стуруа была уже знакома зрителям по его московским спектаклям, то первые 15 минут на представлении театра Кабуки "Самоубийство влюбленных в Сонэдзаки" публика пребывала в некоторой растерянности. Многие не понимали, что же это за стиль такой: вроде и масок нет, только лица у артистов слишком набеленные и движутся они как-то неестественно, словно заведенные куклы, при этом не говорят, а выпевают каждое слово. И почему декорации выполнены в духе примитивного натурализма? Вначале это красивый чайный домик, где юная куртизанка О-Хацу принимает клиентов и своего возлюбленного, бедного приказчика. Потом - могучий лес с нарисованными деревьями. Под их ветвистыми кронами и совершится самоубийство влюбленных, пожелавших вместе уйти из жизни, коль люди не позволили им стать счастливыми на этой земле.
Позже я поняла, что совершаю большую ошибку, отождествляя театр Кабуки с европейскими стандартами. Ведь отстраненная манера поведения артистов на сцене, их фигурная пластика, необычное голосоведение - не что иное, как художественные краски для создания своего, доведенного до совершенства вымышленного мира. Кстати, японский классик Такамацу Моидзаэмона написал этот сюжет для кукольного театра бунраку. Как только это поймешь, то все становится на свои места, и тебя уже не удивляет, что юную гейшу играет 70-летний артист Накамуро Гандзиро Третий, отшлифовывающий эту роль в течение 50 лет... На этом, пожалуй, я закончу рассказ о первой половине чеховского фестиваля в Москве и продолжу его, когда он подойдет к финалу.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников