04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СТАНКИ БЕЗ СТАНИНЫ

Бондарев Сергей
Опубликовано 01:01 25 Июля 2007г.
Говорят, что нет такого вкладчика, которого нельзя было бы обмануть еще раз... А государство? Государство можно подцепить дважды на один и тот же крючок?

СОЦИАЛЬНЫЕ ПАРАЗИТЫ
Или, мягко говоря, посредники. Это бич нашей экономики. В лучшем случае они ничего не производят - только перепродают созданное другими. В худшем - работают как звено всем уже известных схем отмывания денег. Убрать паразитов из экономики не дает коррумпированное чиновничество. Правоохранительные органы располагают достаточной информацией, готовы в любой момент пересажать паразитирующих участников рынка, но... команды нет!
Хуже того, на современном этапе развития свободного российского общества социальные паразиты словно обрели второе дыхание и переходят в новое качество. Недавно разразился громкий скандал, когда Министерство образования и науки попыталось встроить посредника прямо в структуру Российской академии наук. Минобрнауки захотело, чтобы бюджетными средствами в РАН распоряжался так называемый наблюдательный совет, состоящий из девяти человек: шесть чиновников и трое подходящих академиков. И чтобы товарищи ученые только смотрели бы, как мимо их носа свистят миллиарды неизвестно куда и зачем.
Общее собрание РАН, однако, проявило характер и публично отказалось подчиняться профильному министерству в вопросе о создании паразита. Но чиновники давят, и вот уже Государственная академия образования согласилась на наблюдательный совет. Нет сомнений, что примерно к декабрю наступит и очередь РАН, затем оставшихся четырех государственных академий.
Так что идея создать посредника между государством и предприятиями отрасли отечественного станкостроения никого из станкостроителей не удивила. Может, все и промолчали бы. Если бы не личность будущего посредника. Это Николай Паничев, бывший министр станкопрома СССР, а ныне глава совета директоров Российской ассоциации производителей станкоинструментальной продукции "Станкоинструмент".
Советский Союз, надо сказать, был реальной станкостроительной державой. Мы занимали второе место в мире по потреблению станков и третье, после Японии и Германии, - по производству.
После развала державы союзные министерства умерли. В соответствии с программой, утвержденной Госкомимуществом России 20 июля 1992 года, был создан холдинг "Росстанкоинструмент". Все четыре сотни советских станкостроительных предприятий передали ему в доверительное управление по 20 процентов акций из своего уставного капитала. Президентом холдинга стал, естественно, Паничев.
Понятное дело, что американские и европейские конкуренты немедленно, после распада СССР, принялись разрушать нашу промышленность. И потребность России в станках резко сократилась. Но что мешало Николаю Паничеву переориентировать свой один из крупнейших и лучших в мире холдингов на мировой рынок? Ну хотя бы попытаться это сделать?.. Вчерашний советский министр все знал, все понимал и располагал в то время необходимым финансовым и технологическим ресурсом.
Однако произошло совсем другое. Спустя некоторое время госпакеты акций из холдинга куда-то делись. То есть фактически холдинг перестал быть холдингом. От него осталось некое открытое акционерное общество, которое никем, кроме себя, не управляет. Станкостроительная общественность, на глазах которой происходили эти метаморфозы, считает, что Паничев вернул директорам заводов их акции. Те приняли подарок и поступили с госпакетом как кому вздумалось. В основном продали.
Возникает два вопроса, оба - для правоохранительных органов. Как удалось перечеркнуть то, что было заложено в утвержденной государственной программе? И если общественность права и Николай Паничев действительно отдал директорам заводов акции, принадлежащие государству, то сделал ли он это бескорыстно?
Для ответа на второй вопрос уместно напомнить историю с бывшим генсеком НАТО Йозефом Лунсом, которая случилась примерно в те же времена. Господин Лунс позволил какой-то мелкой, неконкурентоспособной фирме выиграть тендер на поставку крупной партии вертолетов для войск НАТО. Не удалось доказать, что фирма-победитель поделила натовские деньги с другом Йозефом. Тем не менее своего высокого поста Лунс лишился. Потому что все понимали: это рынок. В нем ничего не случается бесплатно. Чем более неожиданны результаты тендера, тем дороже они стоят.
Короче говоря, на развалинах холдинга "Росстанкоинструмент" Николай Паничев создал ассоциацию станкостроителей и инструментальщиков, которую возглавляет поныне.
ДЖЕКСОН И ВЭНИК - ЭТО ЦВЕТОЧКИ
Мировой рынок станкостроения не так уж и велик. Он стоит примерно 60 миллиардов долларов в год. По сравнению с рынком нефти это, конечно, слезы. Но влияние относительно небольшой отрасли на развитие той или иной страны огромно. Советский Союз потому и лелеял собственное станкостроение, что самое продвинутое механообрабатывающее оборудование Запад нам не продавал. За этим строго следил Международный комитет по контролю за экспортом в социалистические страны - КОКОМ - и американцы. До сих пор в законодательстве США действует так называемая поправка Джексона - Вэника, которая не позволяла и не позволяет передавать нам технологии последнего поколения.
Правда, в советские времена мы, например, могли закупить нужное оборудование через третьи страны и, таким образом, обойти запреты. Сейчас это невозможно - ни юридически, ни фактически. США, Япония, Европейский союз и некоторые другие страны заключили "Вассенаарское соглашение о контроле за экспортом товаров, технологий двойного назначения и вооружений". Европейский союз выпустил Перечень товаров и технологий двойного назначения, "Council Regulation (EC) No 1504/2004 of 19 July 2004". Под двойными технологиями понимаются те, что могут быть использованы и в гражданском, и в военном производстве.
Так вот, к двойным технологиям сегодня отнесены все виды оборудования, которые обеспечивают производство летательных аппаратов, судов и другой стратегически важной продукции. Это так называемые станки пятого поколения: пятикоординатные обрабатывающие центры, прецизионные станки, станки для объемной лазерной резки и прочее. Таким способом Запад обеспечивает свою безопасность на будущее и технологическую конкурентоспособность на перспективу.
Кроме того, во многих странах действует скрытая или даже явная система поддержки экспортеров станкоинструментальной продукции, дающая им дополнительные преимущества на российском рынке. К юридическим и экономическим механизмам в последнее время добавились специальные технические средства, которые ограничивают несанкционированное использование и перемещение наукоемкого механообрабатывающего оборудования. Например, производитель устанавливает на обрабатывающий центр скрытые программные модули, которые накапливают информацию о продукции. Одновременно в электронную начинку станка вшивается чип - датчик контроля местоположения. И с помощью глобальной навигационной системы GPS в любое время можно определить, куда русские дели станок - на макаронную фабрику или на военный завод. В экспортный контракт в качестве обязательного условия записывается подключение продвинутого оборудования к глобальной сети Интернет. При нарушении экспортных обязательств производитель всегда имеет возможность стереть программное обеспечение и превратить станок пятого поколения в груду металла. При этом нарушитель еще заплатит крупный штраф.
Последняя "фенечка", которую припасли для нас зарубежные производители станков, - это гарантия. На сложное механообрабатывающее оборудование она составляет 3 - 5 лет. Японцы на некоторые свои станки дают пожизненную гарантию. И включают в нее инструмент. Если мы захотим использовать свой, российский инструмент на импортном станке, лишимся гарантии.
По сути, это запрет для России на собственную станкостроительную отрасль.
НАЖИТЬСЯ НА ОБЩЕЙ БЕДЕ
Из четырехсот советских станкостроительных предприятий формально осталось примерно триста. А фактически - не более полутора десятков заводов, которые реально производят станки. Остальные - социальные паразиты в лучшем смысле этого слова. Они перепродают то, что не ими сделано. Вот доказательство: в прошлом году станкоинструментальная промышленность России отгрузила товаров собственного производства, выполнила собственными силами работ и услуг всего на 33,339 миллиарда рублей. При этом произвела механообрабатываюшего оборудования на 5,331 миллиарда рублей, или 196 миллионов долларов США. Это 22-е место в мире.
Поэтому импортная зависимость России (доля зарубежных станков во внутреннем потреблении) в 2006 году составила 87 процентов. День, когда все станки мы будем закупать за границей, близится. Когда он наступит, Россия не сможет сама делать современное оружие, поскольку нам потребуется чужое механообрабатывающее оборудование, которое могут и не дать.
Буквально в последние месяцы профильное министерство, Минпромэнерго РФ, этот факт вдруг осознало. Практическим способом решения давно назревших проблем считается создание государственного холдинга, который планирует возглавить, угадайте с трех раз, Николай Паничев! Своих планов он не скрывает. Не раз и не два сообщал о них на разных собраниях в Российской ассоциации производителей инструментальной продукции. На одном из таких заседаний автору этих строк удалось поприсутствовать. В кулуарах я услышал буквально следующее. Паничев хочет, чтобы, как в прошлый раз, все станкостроительные предприятия передали ему по 20 процентов акций. Утверждает, что и частники на это согласны. В случае успеха речь, видимо, пойдет и о том, что станкоинструментальные производства таких оборонных фирм, как "Уралмашзавод", "Салют" и прочих, также должны влиться к Паничеву. Они же государственные! Плюс ко всему бывший министр предлагает разместить холдинг в роскошном здании бывшего же Минстанкопрома СССР, на Тверской, 20/1.
Будущий гигантский госхолдинг государство должно и финансировать. До 2015 года Паничев хочет получить из госбюджета 60 миллиардов рублей. Одновременно весь экспорт и весь импорт станков государство должно взять на себя и передать опять же в руки Паничева. Для этого нужно присоединить к холдингу ОАО "Станкоимпорт", сменив там руководство. Со "Станкоимпортом" эту идею никто не обсуждал. О том, что "караул устал" и всем пора в отставку, руководство узнало окольными путями. И естественно, выражает свое несогласие.
Организовать холдинг Паничев намерен на базе ОАО "ВНИИинструмент", слив его с ОАО "ВНИИалмаз".
Интенсивность, с которой он "пробивает" свою "передовую" идею, заставляет с ужасом подумать: ведь пробьет.
А идея, думается, бредовая. Вовсе не потому, что речь идет о национализации станкостроительной отрасли. Она и должна быть государственной. Рынок узкий, норма прибыли такая, что частных инвесторов на веревке не затянешь, а завязано все на технологическую безопасность страны.
Но оттого, что Паничев "возьмет под себя" пару сотен предприятий с устаревшим механообрабатывающим оборудованием, не родится российский станок пятого поколения. Есть несколько основных проблем, которые не позволяют этого сделать: отсутствие собственного программного обеспечения (для всего мира его готовят всего несколько западных фирм), отсутствие собственной гидравлики и приводов, отсутствие собственной элементной базы. Чтобы быстро, то есть до 2015 года, решить эту триединую задачу, государство должно заняться ею так же, как когда-то занималось созданием атомной бомбы. Ни холдинг, ни Паничев тут совершенно ни при чем.
Но хуже всех других кадровая проблема. В России больше нет людей, способных проектировать современные станки и грамотно их эксплуатировать. Одни просто умерли от старости. Другие еще с нами, но доживают свой век в нищете, болезнях и забвении. Третьи заканчивают университет Станкин и не идут в НИИ и на производство. Престиж профессии инженера утерян. Разрыв поколений составляет больше 20 лет. Российские станкостроительные предприятия гоняются за специалистами, которые готовы на равных разговаривать и работать с немцами, японцами.
Допустим, что программное обеспечение можно поручить украсть нашим спецслужбам, как украли атомную бомбу. Пусть даже схемы приводов как-нибудь скопируют, отретушируют и научатся производить российские предприятия. Но отечественный инженерный корпус нельзя ни украсть, ни купить. А заново создать за несколько лет - невозможно!
Об этом Паничев вообще не говорит. Он предлагает простое решение: дайте ему холдинг, дайте 60 миллиардов, и будут вам российские станки пятого поколения. Наверное, это и есть самое главное заблуждение.
Реальные намерения бывшего министра ни для кого в отрасли не секрет. Директора частных предприятий прогнозируют развитие ситуации легко.
ВНИИалмаз - отраслевой институт, где работать осталось полсотни человек. Зато здание - в центре, на улице Гиляровского. Это даже не здание, а целый квартал, квадрат с метровыми кирпичными стенами и внутренним двором. Постройка еще дореволюционных времен. Находится в преотличном состоянии. И если сотрудников ВНИИалмаз "слить" во ВНИИинструмент, то уникальную недвижимость можно продать на рынке за бешеные деньги. И Паничев вряд ли упустит такую возможность.
Такое мнение очень похоже на правду. Оба института - не основные в отрасли, они занимаются инструментом. Чего с ними цацкаться?.. А головное научное учреждение - Научно-исследовательский экспериментальный институт металлорежущих станков (ЭНИМС), где когда-то действительно проектировались и доводились до промышленного производства советские станки, во всех этих прожектах словно и не существует. Да, в советское время там работало 5-6 тысяч человек. Сейчас - 400 сотрудников. Но по нынешним меркам это много. А научный потенциал ЭНИМСа просто невозможно списать со счетов. Там одних докторов наук больше двух десятков. Но никакого места в возрождении отечественного станкостроения ЭНИМСу не отводится. Почему?..
План, который Паничев предлагает государству, похоже, списан у Леонида Соловьева из книги о Ходже Насреддине. Великий обманщик пообещал эмиру за 20 лет научить ишака наизусть читать Коран. Получил на это 5 тысяч таньга золотом. И мало беспокоился об исходе дела: за 20 лет кто-нибудь обязательно умрет - или эмир, или ишак, или сам Ходжа.
Чем хуже - получить на исходе второго президентского срока Владимира Путина 60 миллиардов рублей, пару дорогущих зданий в центре и акции двухсот предприятий в свое полное распоряжение? Пока еще новый президент доберется до проблем станкостроения... А что делать с пакетами акций, Николай Паничев хорошо помнит.
Кстати, ему уже 73 года. Он, правда, бодр, активен, и это хорошо! Пусть живет себе долго. Однако чему бывший министр станкопрома СССР научился за прошедшие 15 лет? Изображать кипучую деятельность на благо отечественного станкостроения? Уж во всяком случае не создавать станки мирового уровня.
Повторяю, его планы в станкостроительной отрасли всем очевидны. Настолько, что Паничева недавно прилюдно оконфузили. На очередном собрании Российской ассоциации производителей станкоинструментальной продукции он опять завел эту музыку: нужно объединяться, нужно создавать холдинг... Один из стариков-директоров не утерпел, поднялся и спросил:
- Николай Александрович, у тебя ж уже был один холдинг. Зачем тебе второй?..
Но это, так сказать, призыв одуматься. Но 27 июля в городе Иваново, на заводе тяжелого станкостроения, Комиссия при правительстве РФ по вопросам развития промышленности, технологий и транспорта проводит выездное заседание по теме "Перспективы развития отечественного станкостроения". И там собирается быть Николай Паничев. Вместе со своей идеей спасения через холдинг.
О результатах этого заседания и о том, какой выход из беды видят другие специалисты отрасли, мы планируем рассказать в одном из ближайших номеров.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников