САМИ ОРГАНИЗОВАЛИ

"Провокацией чистой воды" назвал Сергей Лавров информацию о "покушении" на президентов Польши и Грузии на югоосетинской границе. По словам главы МИДе, "грузинские власти сами все организуют, а потом обвиняют российскую и южноосетинскую стороны".

Лех Качиньский, приехавший в Грузию на один день - принять участие в праздновании пятилетия "революции роз", стал участником театрализованной акции, хотя сам этого не признает. Вместе с Саакашвили он ехал в лагерь грузинских беженцев, расположенный на границе с Южной Осетией. В этот момент, как уверяют президенты, с блокпоста Ахалгори, где находятся российские и южноосетинские военнослужащие, был открыт огонь.
Качиньский говорит, что слышал русскую речь "с той стороны, откуда велась стрельба". А стреляли, по его словам, из автоматического оружия в 30 метрах от него. Однако глава Польши не стал отвечать на вопрос, почему на границу с Южной Осетией автобус с прессой ехал первым в президентском кортеже, а не последним, как это принято. Кроме того, Качиньский и Саакашвили оставили без ответа и другой вопрос: как на месте инцидента заранее оказались грузинские журналисты, если решение об изменении маршрута поездки президента Польши было принято только в Тбилисском аэропорту.
Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты обвинил лидеров Грузии и Польши в провокации, направленной на дестабилизацию ситуации в регионе. "Когда президента приглашают на некий праздник в Тбилиси, а потом сажают на машину и везут в другое государство - разве это не провокация? - согласился с Кокойты Сергей Лавров. - Никакой стрельбы с наших позиций, а также с позиций южноосетинских войск не велось". Провокация эта далеко не первая. Так, в российском -МИДе напомнили о якобы имевшем место инциденте при посещении Михаилом Саакашвили города Гори, когда грузинский президент убегал от несуществующей воздушной атаки. Напомнили, что в августе 2007 года на Грузию якобы "была сброшена бомба". В список вошла и история с неразорвавшейся ракетой, у которой "так вовремя" оказался грузинский президент.




Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?