09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РАЗОРИТЕЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО

Дементьев Николай
Опубликовано 01:01 26 Апреля 2000г.
То, что происходит сегодня с "Сибирско-дальневосточной нефтяной компанией" ("Сиданко"), продолжает череду важнейших событий отечественной истории, начиная с летописного призвания на Русь варягов. Вопрос о роли в "Сиданко" ее ведущего владельца англо-американской компании BP Amoco - это как раз и есть варяжская проблема. Формулируется она следующим образом: нужен ли нам такой инвестор, как BP Amoco?Подписывая в ноябре 1997 года соглашение о стратегическом партнерстве, BP обещала инвестировать в течение десяти лет 3 млрд. долларов. За два года инвестиций сделано не было. Может быть, нужно подождать еще два года?Давайте прежде всего разберемся, какие цели ставит перед собой BP Amoco, насколько они отвечают нашим.

Транснациональный гигант присутствует в России настолько, насколько это отвечает его глобальным планам. Между тем планы BP (объединившейся с американскими Amoco и ARCO) подверглись существенной корректировке. Прежде всего разработанная под началом главного исполнительного директора Джона Брауна программа рационализации компании предполагает распродажу "лишних", "перехлестывающихся" активов на общую сумму 10 млрд. долларов. Объем капиталовложений в 1999 году был сокращен по BP Amoco до 9 млрд. долларов (минус 10 процентов по сравнению с 1998 г.), а по ARCO - до 2,7 млрд. долларов (- 25 процентов). А на 1999-2001 гг. поставлена задача лишь поддержания достигнутого уровня добычи нефти и газа. В последующее десятилетие намечается наращивать производство в Мексиканском заливе (где недавно открыто новое крупнейшее месторождение), на Аляске, в Анголе (одно из немногих мест на планете, где дебиты скважин все еще растут) и на Каспии. В том числе в проекты на Аляске будет инвестировано в течение пяти лет 5 млрд. долларов. По проектам за пределами США объемы ассигнований пока не названы.
Говоря о бывшем Советском Союзе, официальный представитель BP Amoco Дэвид Рирдон сообщил, что ее интересуют Шах-Дениз (Азербайджан), "где имеются неплохие результаты", а также Ковыкта в Иркутской области и шельф Сахалина - где, добавим от себя, результатов пока нет.
Интересно, что во всех названных случаях речь идет о проектах на море или о добыче газа. Таково магистральное развитие нефтегазового бизнеса сегодня. "Обычная" нефть в традиционных местах ее добычи ведущих энергетических гигантов интересует мало. А, стало быть, не интересна и большая часть пространств государства Российского.
Как известно, проекты Amoco в России - Приобский и Тимано-Печорский - брошены англо-американцами. За прошедшие два года не уделено никакого внимания ни Самотлору (на части которого работала "Черногорнефть"), ни Красноленинскому (бывший "Кондпетролеум"), ни Верх-Тарскому месторождению ("Новосибирскнефтегаз"). Речь не велась ни о капиталовложениях, ни о серьезных попытках продвижения соглашений о разделе продукции по перечисленным объектам. Интерес к нефтедобывающим подразделениям "Сиданко" был ограничен лишь использованием их выручки от экспорта нефти на текущие нужды BP Amoco в России (прежде всего на содержание менеджеров). Результат налицо.
Отягчающим обстоятельством являлось наличие у "Сиданко" избыточных, с точки зрения западников, мощностей нефтепереработки в сумме на 39 млн. тонн в год, из которых 28,9 млн. тонн было расположено в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке ("Ангарская нефтехимическая компания" и Хабаровский НПЗ). Российская компания, прорывающаяся на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона со своими продуктами нефтепереработки и нефтехимии (а именно это пыталась делать "Сиданко" до прихода в нее менеджеров BP), была бы конкурентом ARCO. Ведь последняя сильна в секторах добычи нефти и нефтехимии, и один из основных регионов ее деятельности - Аляска. Как уже отмечено, подобные "перехлесты" деятельности внутри BP Amoco ликвидируются. Понятно, что в нашем случае под сокращение попала не ARCO.
Кроме того, BP Amoco с присоединением ARCO получает долю в российском "ЛУКойле". Выходит явный перебор с активами в СНГ. Показательно, что BP уже сочла лишним свой пакет в Международной операционной компании на шельфе Казахстана (OKIOC) - он не продан лишь потому, что пока не найден покупатель.
Дело в том, что зона деятельности OKIOC соседствует с зоной операций "ЛУКойла" на Северном Каспии. Но если в OKIOC доля BP Amoco ограничена 9,5 процента и перспективы его увеличения нет, то в "ЛУКойле" она может нарастить пакет до блокирующего по крайней мере. Точно так же в южной части Каспия BP Amoco осталась в Азербайджанской международной операционной компании (здесь она является оператором проекта с долей участия более 34 процентов, не считая 10-процентной доли "ЛУКойла"), но отказалась от совместного с Shell участия в разведке иранского шельфа. Проще говоря, компания "не играет", если не способна получить контроль.
Как заявлял год назад директор BP Amoco по связям с общественностью в России Ховард Чейз, предполагалось довести долю в "Сиданко" до 20-30 процентов. Однако согласно источникам из самой "Сиданко" англо-американцы на тот момент уже имели более 30%, а скромничали потому, что не хотели публично признавать свою ответственность за банкрота. По расчетам западных стратегов, в "Сиданко" для ее выживания необходимо было вливание 255 млн. долларов. Акционеры выражали готовность инвестировать 140 млн. долларов на условиях конвертации их в акции (где взять недостающие 115 млн. долларов было неизвестно). Признав факт увеличения своей доли, BP Amoco должна была объяснить, на каких условиях это произошло, куда пошли деньги? Потому что в "Сиданко" таковых не поступало...
В случае, если теперь BP Amoco сосредоточит в своих руках также 20-30 процентов акций "ЛУКойла", это будет означать, что четверть нефтепромысловых и перерабатывающих мощностей в стране окажется под непосредственным воздействием англо-американцев.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников