04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕ ВЕРЬТЕ СОЧИНИТЕЛЯМ "МЫЛЬНЫХ СЕРИАЛОВ" О ГУНДАРЕВОЙ

Лебедина Любовь
Статья «НЕ ВЕРЬТЕ СОЧИНИТЕЛЯМ "МЫЛЬНЫХ СЕРИАЛОВ" О ГУНДАРЕВОЙ»
из номера 172 за 26 Сентября 2002г.
Опубликовано 01:01 26 Сентября 2002г.
Всем известно, что публика хочет все знать не только о творчестве знаменитостей, но и об их личной жизни. В последнее время о Гундаревой в связи с ее тяжелой болезнью писали очень много, и никто, кажется, не думал, каково все это читать ее мужу Михаилу Филиппову, тоже известному актеру, которому, между прочим, в августе исполнилось 55 лет, но дату эту журналисты почему-то не заметили, сконцентрировав все свое внимание на беде его семьи. Корреспондент "Труда" решила побеседовать с самим Филипповым и расспросить его не только о Наташе Гундаревой, но и о нем самом.

- В передаче "Ночной полет" на телеканале "Культура" вы сказали, что обычно довольствуетесь тем, что имеете, поскольку вам долго не давали играть центральные персонажи. Тем не менее вы народный артист России, значит, большие роли у вас все-таки были?..
- Первую серьезную роль в своей жизни я сыграл в Театре имени Маяковского только в 45 лет. Роль Наполеона. А параллельно, надо же было такому случиться, получил приглашение от режиссера Фейгина, ставившего в Театре имени Станиславского чеховского "Иванова", исполнить заглавную роль. Это был один из самых счастливых периодов в моей жизни.
- Вас пригласили на роль Наполеона, потому что вы похожи на него?
- Не знаю, насколько я похож на него, когда мы были во Франции, ни один человек при встрече со мной не ронял авоську от удивления. И вообще там к исторической личности Наполеона относятся, по-моему, гораздо спокойнее, чем мы. До самой премьеры я не верил, что спектакль состоится.
- Скажите, а как вы, будучи уравновешенным человеком, смотрите на то, что режиссеры зачастую предлагают вам играть эксцентрических персонажей?
- Наверное, в силу своей грузности и предрасположенности к лени я произвожу впечатление уравновешенного человека, но внутренне я крайне беспокойная личность. Ну а режиссеры, что ж тут поделать, привыкли видеть меня в качестве гротескового артиста. Я часто с этим не соглашаюсь, но...
- Вас Гончаров брал в театр на амплуа комика?
- Не знаю, на какое амплуа он меня брал, но так сложилось. Видите ли, в чем дело: ни в коем случае не желая обижать память своих замечательных педагогов, хочу сказать, что театральному делу я обучался в студенческом театре "Наш дом" под руководством Марка Розовского.
- А как вы там очутились?
- Я учился в Московском университете на филологическом факультете и на втором курсе попал в эту студию... Актером-то я мечтал стать с детства, знал наизусть все монологи Аркадия Райкина, но уступил настояниям родителей, которые считали актерскую профессию несерьезной - хотели, чтобы я поступил в МГУ. Когда студию закрыли и я ушел из университета, не окончив его, то год проболтался без дела, потом все-таки поступил в ГИТИС. И вот после его окончания, начиная с 1973 года, служу в Театре имени Маяковского.
- Неужели Гончаров вас держал на "голодном пайке" до 45 лет?
- Ну что значит "на голодном пайке"? Это мне так казалось, а он-то, наверное, считал по-другому, предлагая мне роли второго и третьего плана. В то время у Гончарова была одна из самых сильных трупп в Москве, здесь выступали Штраух, Свердлин, Лазарев, Джигарханян, Доронина, Самойлов. Старики умирали, на смену им приходили другие мощные актеры, а артисту Филиппову доставались эпизоды.
- Страдали?
- Конечно, страдал.
- Хотели уйти из театра?
- Мысли такие возникали, но поскольку я не представлял своей жизни вне сцены, то каждый раз останавливал себя, понимая, что пропаду без театра. Тоска порой была такая, что хоть волком вой. Поэтому мне надо благодарить судьбу, что я все-таки дожил до 45 лет и дождался своего Наполеона.
- Представляю, как вы обрадовались, когда в распределении ролей спектакля "Король Лир" увидели свою фамилию, ведь каждый актер мечтает сыграть Лира.
- Скорее у меня было больше страха, чем радости: справлюсь ли? И потом я не верил, что мы сможем довести эту работу до конца. Плохое предчувствие не обмануло меня, репетиции были приостановлены, так как руководство театра не могло наладить творческую дисциплину, актеры пропускали репетиции, не приходили вовремя. Сами понимаете, какой это было потерей для меня. Пепел несыгранного Лира до сих пор стучится в мое сердце.
Кстати, сейчас возникают разные мифы по поводу несостоявшейся постановки. Например, одна газета написала, что режиссер Леонид Хейфец весь сезон репетировал "Короля Лира" и прекратил работу только потому, что пощадил душевные силы артиста Филиппова. Уверяю вас, все было не так.
- Разочарования тяжело переживаете?
- Достаточно тяжело.
- Поэтому у вас так мало друзей?
- У меня вообще нет друзей. Только давайте не будем останавливаться на этой сиротской теме. Нет их у меня только по причине моего несносного характера.
- Вы кто по знаку зодиака?
- Лев. Родился в один день с Наполеоном: 15 августа. Но всю мою жизнь меня грело не это, а то, что я родился в один день со своей мамой.
- А мама кем была?
- У нее была уникальная профессия: она всю жизнь вела домашнее хозяйство, воспитывала меня и старшую сестру и во всем помогала отцу.
- Ну а ваш папа чем занимался?
- Вообще-то он был из деревенских пастушков, а потом стал чрезвычайным и полномочным послом Советского Союза в разных странах. Так что мы - деревенские, поэтому обращайтесь со мной проще.
- Это только кажется, что крестьяне - простаки, а на самом деле таких хитрецов, как они, надо поискать. Вот вы, так называемый крестьянский сын, сумели же покорить сердце Наташи Гундаревой. Скажите, как это произошло?
- Однажды по этому поводу я в 38 лет написал такой стишок:
Родился. Жду. Все нет и нет.
Что за несносное созданье:
На целых 38 лет,
Ведь это что ж за опозданье?
- Когда вы пришли в театр, Наташа уже была там?
- Да.

- Кажется, вам тогда было 25 лет, а женились вы в 38. Выходит, все эти 13 лет вы общались только как коллеги... Разве такое возможно?
- Когда зародилась между нами эта внутренняя связь, мы до сих пор так и не поняли. Может, она возникла, когда мы впервые встретились в театре, но тогда не осознали этого, а может, потом... Теперь это неважно, важно то, что мы живем с Наташей вместе 16 лет.
- Выходит, вы много лет вместе выступали на сцене, но по-настоящему "не видели" друг друга?
- Ваши вопросы излишни, потому что, будучи взрослыми людьми, мы отлично понимаем: жизнь настолько многообразна и настолько фантастичнее всего нами придуманного про нее, что просто так разложить все по полочкам невозможно.
- Вы мне все так понятно объяснили, что дальнейшие мои вопросы кажутся ни к чему. И все-таки я рискну спросить: когда произошла беда с Наташей, это было сильным ударом для вас?
- А вы как думаете?!
- Ну, вот опять не то сказала. Я понимаю, что это очень больная тема для вас, и тем не менее я должна спрашивать об этом, поскольку наших читателей волнует здоровье их любимой актрисы.
- Могу вам сказать одно: мы продолжаем с Наташей жить в тех новых условиях, которые поставил перед нами Господь Бог, но внедряться в нашу личную жизнь никому не позволяется.
- Наташа лежала год в больнице?
- Она и сейчас привязана к больнице, потому что не все медицинские процедуры можно проводить в домашних условиях. Но теперь все выглядит иначе, Наташа может по выходным дням приезжать домой, и поэтому свой день рождения в августе отметила вместе с близкими людьми в подмосковном санатории. А теперь, опережая все ваши дальнейшие вопросы, хочу поблагодарить тех людей, которые волновались и переживали за судьбу Наташи, всех врачей, начиная с институтов имени Склифосовского и имени Бурденко, включая медицинский персонал больницы Московской Патриархии, где так участливо и заботливо относились к моей жене. Низкий поклон и тем фирмам, которые бесплатно предоставляли нам все необходимые медикаменты. И еще, вы сделаете большое одолжение, напечатав то, что я сейчас вам скажу: дорогие читатели газеты "Труд", не верьте тем, кто на страницах газет и журналов сочиняет бесконечный мексиканский сериал из жизни артистки Гундаревой, бессовестно ссылаясь на меня и врачей. Я никогда и никому из них не давал интервью. Более того, когда эти бездушные люди фотографировали больную Наташу в Институте имени Бурденко, я думал: были ли когда-нибудь у них матери?..
- Извините, но не могу об этом не спросить. Одна из газет писала, что вы скрыли от Наташи смерть ее матери. Это правда?
- Сплошная ложь, нам пришлось сказать, что ее мама умерла. Это было трудно и очень опасно для здоровья Наташи, но другого выхода не было. А теперь представьте на минутку, что было бы с ней, если бы мы этого не сделали и она, допустим, прочла о смерти матери в газете...
- Скажите, врачи говорят, сколько может продлиться восстановительный период у Наташи?
- Я им не задаю этого вопроса, потому что сейчас никто не может дать точного ответа. Болезнь такова, что требует много времени для полного выздоровления, поскольку правосторонний инсульт - это не аппендицит.
- И тем не менее Наташа говорит с вами о театре?
- Конечно, ведь это ее жизнь.
- Она собирается возвращаться на подмостки?
- Пока об этом рано говорить. Ей надо много работать над собой, и заглядывать так далеко не стоит.
- А чему сейчас ваше сердце радуется?
- Благополучию и здоровью близких людей. А потом у меня есть одно счастливое качество: я очень люблю талантливых людей и поэтому всегда радуюсь, когда встречаюсь с ними. Именно такие люди заряжают меня своей творческой энергией и дают надежду на будущее.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников