08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВУРДАЛАК И СОРОК НАСЛЕДНИКОВ

Колчанов Рудольф
Опубликовано 01:01 26 Сентября 2002г.
Из бесчисленных мифов, которыми окружают себя диктаторы всех времен и народов, в особой любви у них миф о "простоте и скромности" стоящих на вершине власти, об их бескорыстии, близости к народу, что должно пробуждать у подданных трепетную веру в то, что помыслы и трудовые будни диктаторов заполнены только заботой о благе обычного человека.

Кому-то из диктаторов для полного комфорта якобы хватает суконного солдатского одеяла, кто-то всю жизнь ходит в мягких кавказских сапогах, а у кого-то все удовольствия исчерпываются сигарным дымком.
Вот и Гитлера до сих пор часто изображают этаким ангелом: не пил, не курил, мяса не кушал, вел спартанский образ жизни, в 1934 году даже от зарплаты отказался. В кайзеровские времена, что пришлись на его молодость, жил на деньги матери и тетки, мечтая о карьере великого художника. Но когда помощь от родственниц иссякла, оказался Адольф в приюте для бездомных. А когда перебрался в Мюнхен, изредка удавалось ему продавать собственноручно намалеванные картинки и сводить концы с концами. Вернувшись ефрейтором после первой мировой снова в баварскую столицу, снимает дешевую меблирашку на Киршштрассе, 41, и опять бедствует. Из-за долгов его перестали пускать даже в скромное кафе "Шиллингсалон". Мне довелось видеть в музее копию его банковского счета из 1919 года - в остатке со всеми процентами 15 марок 43 пфеннига.
Однако мифы мифами, а реальность - реальностью. Гитлер никогда не отделял политику от денег. Вспоминая о путче 1923 года, фюрер писал позднее, что одна из его главных целей объяснялась "примитивной финансовой нуждой". В НСДАП Гитлер видит поначалу не столько организацию, которая вынесет его на вершины власти, сколько источник, который поможет ему выбраться из бесконечных денежных пропастей. Он выторговал себе ставку по 200 - 250 рейхсмарок за каждое выступление на митингах нацистов. Колесил за черной славой и деньгами по городам и весям, произнося порой по нескольку речей в день. Партия нуждалась в средствах, а Гитлер, еще не состоявшийся вождь, на казенные деньги купил для себя лично самый дорогой в то время "мерседес". Приоделся, завел даже смокинг и цилиндр. Позднее, став "скромным и бескорыстным слугой народа", не разрешал публиковать эти фотографии, но в начале двадцатых годов надеялся, что джентльменская экипировка поможет пробиться в сферы богатой и влиятельной аристократии.
Не пробился бы, не помоги ему те, кто увидел в нем нужного человека. Это писатель-антисемит Дитрих Эккарт, крупная фигура в среде германских националистов. Невестка любимого композитора фюрера фрау Вагнер, хозяйка байройтских фестивалей, собиравших тогда денежную знать Германии. Эльза Брукман, урожденная румынская принцесса и жена богатого издателя. Хелена Бекштайн, супруга берлинского миллионера, владельца фирмы по производству знаменитых пианино. Эрнст Ханштенгель, весьма состоятельный и известный в международных кругах торговец произведениями искусств. Его сын, вспоминая ныне, как отец преподавал бывшему ефрейтору благородные манеры, уверяет, что Гитлер их очень быстро усваивал, поскольку "был артистичной натурой".
Еще недавно изгоняемый из захудалого кафе, Адольф стал желанным гостем в аристократических салонах. Его привечали не за глаза, исполненные природной наглости, и не за усики, ставшие вскоре предметом обожания и подражания для его единомышленников. В нем видели "сильную личность", которая поднимет Германию с колен, рассчитается с соседями-обидчиками, расширит "жизненное пространство", обеспечит богатым еще большее богатство. И не скупились на подарки будущему фюреру. "Скромному и бескорыстному" жертвовали деньги, драгоценности. А капитан рейхсвера Эрнст Рем, с которым Гитлер вскоре разделается, собирал для него деньги среди германского офицерства.
Под пропагандистский трезвон о том, что все средства идут на "нужды движения", многие миллионы оседали в частных сейфах фюрера. Он не стесняется прибирать к своим рукам каждую марку. Пишет в партийную газету "Фелькишер беобахтер" и получает гонорар. Ему идут отчисления от партийных взносов. Финансовый поток течет от продажи "Майн кампф", которую со временем обязан был купить каждый член НСДАП. В конце 20-х годов учреждается специальный "Фонд борьбы", куда собирали деньги и на каждом митинге, обходя участников с картонными коробками (не из-под факсов и ксероксов, конечно, поскольку не существовало таких аппаратов), суммы в конечном итоге измерялись миллионами. Еще не став канцлером, Адольф Гитлер превратился в одного из самых богатых людей в Германии.
В 1933 году как главе правительства ему положили оклад в 29 тысяч рейхсмарок, через год добавили еще 18 тысяч, что в триста раз превышало средний заработок немецкого рабочего. Фюрер официально заявляет от отказе от зарплаты, но в действительности продолжает ее получать, хотя зачем эти гроши бесконтрольному распорядителю не только партийными, но и государственными средствами?
С 1937 года в Германии стали печататься огромными тиражами почтовые марки с изображением Гитлера - и от каждой из них ему лично поступали отчисления. Даже в доходах от официальных фотографий, которые делал его придворный мастер Хофман и которые в огромном множестве расходились по стране, фюрер имел свою долю. И различные "фонды искусств", которые опекал несостоявшийся художник, приносили ему постоянный навар. Не брезговал фюрер такой мелочевкой даже в ту пору , когда одаривали его "капитаны индустрии" сотнями миллионов рейхсмарок, равными нынешним миллиардам евро.
Сначала его поддерживали немногие и понемногу. Потом тайно и без расписок пожертвовал крупную сумму барон Тиссен. А к середине 30-х годов будущий военный преступник, пушечный король Густав Крупп уже держал в своих руках "общак", куда и стекались эти средства. Не внакладе, конечно, оставались и жертвователи - в военную промышленность нацисты вложили из госказны 16 миллиардов рейхсмарок. За год до начала гитлеровской агрессии туда направлялась каждая вторая марка, отобранная у немецких налогоплательщиков.
Когда Гитлер стал в 1933 году канцлером Германии, добросовестные и, видимо, не являвшиеся членами НСДАП чиновники финансового ведомства установили, что за ним числятся огромные долги по налогам. Чиновников наказали, фюреру списали половину недоимок, а на следующий год вообще освободили его, единственного гражданина в третьем рейхе, от уплаты налогов.
Неизвестно, в каких величинах измерялось личное состояние фюрера, поскольку он не делал различия между собственным кошельком, государственной казной и партийными средствами. Из этого многомиллиардного богатства Гитлер щедро подкармливал свое окружение: Геббельсу подарил виллу под Берлином и огромный земельный надел, а Леебу на день рождения - дворец и поместье ценою в 900 тысяч, в котором, кстати, живут и сейчас его наследники. Каждый фельдмаршал вместе с жезлом получал по 200-250 тысяч марок. Своей спутнице жизни Еве Браун "скромный вождь" привез из оккупированного Парижа в подарок заурядную пудреницу, о чем нацистская пропаганда шумела не одну неделю, но не проронила ни слова о том, что за государственные деньги фюрер пожаловал самой Еве частный самолет, а ее родственникам виллу.
Для себя же непьющий и некурящий вегетарианец, образцовый спартанец в быту отдавал приказания строить резиденции, виллы, дачи, в некоторых из них, в частности, - в помпезном дворце под Варшавой, отделанном с вызывающей роскошью, так и не побывал ни разу. Понятно, денег на их отделку не жалели. В 1938 году в Берхтесгадене только на прокладку тоннеля и сооружение подъемников в частной даче фюрера угрохали более 30 миллионов рейхсмарок при том, что все тяжелые работы производили узники концлагерей. Вкладывал Гитлер казенные деньги и в свои доходные дома - в одном из них в Мюнхене располагается сейчас полицейское управление.
Ясно, что с великого "бескорыстного фюрера" брали пример средние и малые фюреры. Гауляйтер Гамбурга Кай Кауфман, например, занимался "приватизацией" имущества евреев и других "врагов нации", собирая награбленное в "фонд поддержки". Лучшее из него посылал в Берлин, из остального "поддерживал" своих чиновников, но в первую очередь самого себя.
Патологическая страсть к наживе не оставляла Гитлера до последних минут его жизни. Сидя в бункере под заключительный грохот военной канонады, фюрер наносил последние штрихи в эскиз "музея фюрера", который он собирался открыть в Линце, наполнив его бесчисленные залы бесчисленными сокровищами, мировыми шедеврами, похищенными в Советском Союзе, в других странах, по которым прошел нацизм кованым сапогом. В третий рейх вывозилось все, представляющее ценность, - от антиквариата до золотых коронок, вырванных у узников лагерей смерти. Лучшее из награбленного, отобранное знаменитыми искусствоведами Германии и эсэсовскими главарями, доставалось лично фашистскому диктатору.
Перед тем как покончить жизнь самоубийством, фюрер продиктовал свое завещание. "Все мое имущество, - говорится в нем, - я оставляю партии. Если ее не будет, то государству. Если не будет государства, то в моем решении не будет необходимости". Часть безмерного состояния Гитлера национализировали после войны. Сотни картин, не востребованных законными владельцами, находятся под контролем финансовых органов Берлина. Несметные богатства растащили по миру беглые нацисты, огромные ценности скрыты до сих пор в тайниках. А около сорока наследников фюрера до сих пор ведут многолетние тяжбы в надежде урвать свой клок из награбленного добра.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников