03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"КОГДА ПОПАЛА СЮДА - ПРИШЛА В УЖАС"

Рак Любовь
Статья «"КОГДА ПОПАЛА СЮДА - ПРИШЛА В УЖАС"»
из номера 032 за 27 Февраля 2007г.
Опубликовано 01:01 27 Февраля 2007г.
- Честно говоря, мы устали лечить людей в таких условиях, - говорит заместитель главного врача по хирургии Гамлет Арутюнян. - А им-то, больным, здесь каково?! Диспансер не рассчитан на такое количество пациентов. По санитарным нормам на каждого человека должны приходиться минимум 7 квадратных метров - у нас нет и трех. Все, начиная с медицинского оборудования, заканчивая койками, давно изношено. Не хватает операционных столов, хирурги физически не успевают справляться с работой. И так в день делается по 40 операций на 9 столах. Несколько лет твердим о необходимости капитального ремонта операционного блока - денег не выделяют.

С Гамлетом Григорьевичем идем по палатам. От бесконечного убожества, человеческой боли, щедро разлитой вокруг, хочется сбежать. Смотреть в глаза людям, измотанным тяжким недугом, невозможно - стыдно. Людмила лежит пластом, слова произносит почти шепотом.
- Когда попала сюда - пришла в ужас. Как это все может быть? Люди после операций, с торчащими трубками, ослабевшие - да любой микроб может стать роковым! Конечно, медики стараются, но с такой разрухой им не справиться...
От окна в палате на 5 мест несет холодом. Древние раздолбанные рамы и подоконники лучше не задевать - похоже, могут рухнуть. Вместо штор какое-то старое покрывало.
Еще одна палата - 9-местная. Родственникам, ухаживающим за больными, приткнуться негде. Как везде, здесь голые унылые стены, разномастные койки, которые давно пора выбросить.
- Наше хирургическое отделение очень большое, а туалетов - всего два, - рассказывает Фаина. - Перед операциями больным, извините, клизмы ставят, и люди не знают, куда бежать, мечутся. Душа нет, ванна одна на всех.
Чтобы сделать операцию, пройти облучение, надо отстоять очередь. Бывает, она растягивается на месяцы. Огромные толпы каждый день штурмуют поликлинику. Люди по направлениям съезжаются в Красноярск со всего края и просто не могут уместиться в узком коридоре.
Теснота и нищета дошли до критической отметки. Немудрено: первое трехэтажное здание онкологического диспансера - на 90 коек - было построено по проекту 1953 года. Сегодня здесь лежат до 200 больных. Число пациентов неуклонно растет - в крае за последние 10 лет оно увеличилось примерно вдвое.
Второе здание, появившееся в 1985 году, тоже не спасает положения. Это приспособленное помещение - возводился не медицинский корпус, а общежитие секционного типа. Хотя в качестве общаги оно не использовалось ни дня. Такие уж были странные времена: построить "малосемейку" и на скорую руку переоборудовать ее в клинику разрешалось, а сразу сдать нормальную больницу - никак нет. Теперь и это здание, рассчитанное на 440 мест, забито до отказа, изрядно обветшало.
Диспансеру срочно требуется новый лечебно-диагностический корпус. На стене в кабинете главного врача Альберта Крыжановского висит цветная картинка - двенадцатиэтажная современная высотка радует глаз. Врачи уже изучили проект снизу доверху, внесли свои замечания и пожелания, и их учли. Внутри все будет так, как хочется пациентам и медикам: палаты на 1 - 2-х, максимум - 4-х человек, в каждой - свои удобства, 15 просторных и светлых операционных блоков, процедурные и диагностические кабинеты. Осталась мелочь - всю эту красоту построить...
- В 2005 году было принято решение о возведении нового корпуса, - рассказывает Альберт Иванович. - Краевая администрация провела конкурс на лучший проект - его выиграла московская фирма "Медиал". Стоимость - 1,5 миллиарда рублей. Предполагалось, что 25 процентов оплатит Федерация, остальные средства возьмет на себя краевой бюджет. В начале 2007 года должно было начаться строительство, а в 2010-м мы готовились перерезать ленточку. Но дело вдруг застопорилось. Средства не заложили в бюджет. Что происходит, нам не объясняют, на письма не отвечают. Иногда кажется, что наверху решили: да они там все равно все умирают, не стоит беспокоиться! Хотя 34 тысячи человек мы поставили на ноги. С первой стадией рака можно справиться на 100 процентов, со второй - на 75, с третьей - на 35 - 40. Даже с четвертой стадией люди, бывает, живут по 10 лет.
Красноярский диспансер - единственное медицинское заведение в огромном крае. Да, в каждом районе есть свой онколог, но чаще всего это врачи-совместители. Только 17 территорий из 51 имеют нормально подготовленных специалистов.
Недавно вопрос о новом корпусе диспансера слушался на заседании постоянной комиссии по здравоохранению краевого законодательного собрания. Руководитель агентства по строительству и ЖКХ администрации края Евгений Диев доложил: проблема в том, что фирма "Медиал" до сих пор не подготовила проектно-сметную документацию.
- Думаю, дело все-таки не в документации, - говорит председатель краевой постоянной комиссии по здравоохранению Сергей Натаров. - Я делал запросы, смотрел все бумаги - там все нормально. Администрация просто не выдает компании техническое задание, хотя ничего не мешает ей это сделать. Проектировщики десять раз уже обращались, но ни ответа, ни привета. А настоящая причина, полагаю, в другом: онкологию отодвинули на второй план. В первую очередь решили строить перинатальный центр для лечения патологий у новорожденных. Хотя в этой области у нас, на мой взгляд, проблемы стоят не так остро...
Окончательно ситуация прояснится, видимо, в середине марта. Когда будут корректировать бюджет на текущий год, делить образовавшийся профицит - 2 миллиарда рублей.
Хирург Гамлет Арутюнян пошел осматривать поступившую больную, а когда вернулся - почернел лицом: "Там огромная опухоль, на весь живот. И сделать уже ничего нельзя. Поздно".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников