06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОЗРОЖДАЯ КУЛАЧНОЕ ПРАВО

Королева Юлия
Опубликовано 01:01 27 Марта 2004г.
К сожалению, мало кто считается с фактами, теперь уже ставшими историческими. А факты таковы (кстати сказать, "Труд" об этом уже писал). Оргкомитет, созданный правлением Союза писателей СССР, провел в июне 1992 года IX съезд писателей СССР. На этом съезде произошло переименование Союза писателей СССР в Международное сообщество писательских союзов (МСПС). И была принята декларация о правопреемстве, которую никто не отменял.

Вспомним начало 90-х годов - трудные времена. Обманы, подлоги были взяты на вооружение отдельными личностями. В полной мере это коснулось и Союза писателей СССР. Его грабили нещадно. Деньги, валюта, дома творчества, поликлиника, земли, закрепленные за союзом, и, конечно, здания в центре столицы, которые всегда были престижными. Центральный дом литераторов, целиком построенный на деньги писателей, и особняк графа Олсуфьева - ныне самый дорогой, как говорят в просторечье, "буржуинский" ресторан в Москве. И то, и другое не принадлежит писательскому сообществу. Остается еще от имущества бывшего Союза писателей СССР здание на улице Поварской, так называемый Дом Ростовых.
Международное сообщество писательских союзов за эти двенадцать лет прошло три круга арбитражных и гражданских судов. И события развивались весьма драматично. В июне 1992 года председатель правительства Егор Гайдар подписал распоряжение об изъятии писательского имущества в фонд государства с последующим пересмотром его принадлежности. А тогдашний глава комитета по государственному имуществу Чубайс отдал свое распоряжение, расписав, кому чем надлежит распоряжаться.
Исполком МСПС тогда почти два года провел в судах, добиваясь отмены распоряжений. Высший арбитражный суд Российской Федерации, в трех инстанциях последовательно и кропотливо рассмотрев все стороны дела, отменил распоряжение правительства и Госкомимущества.
И все же уцелел только Дом Ростовых, где размещался исполком МСПС.
Второй круг несчастий связан с Литературным фондом, который по структуре являлся подразделением Союза писателей СССР. На сей раз писательское имущество стало предметом политических разборок. Генеральный директор Литфонда Рафаэль Гюлумян решил удержать за маленькой группкой литераторов, в число которых входил Тимур Гайдар, все материальное богатство Союза писателей СССР. Затем последовал Московский городской суд, а потом и Верховный суд Российской Федерации. Результат вполне понятный в обстановке осени 1993 года и весны 1994-го. Суд согласился с Минюстом и признал самостоятельные права за Литфондом.
Этим решением намеренно был создан конфликт в самом Литфонде, который вот уже два года решается чуть ли не кулачным образом в прямом смысле этого слова, с переходом власти из одних рук в другие. И опять затяжные суды для проформы...
И третий круг - с ноября 2000 года, когда руководство Госкомимущества решило повторить вариант Гайдара-Чубайса образца июня 1992 года, отдав распоряжение N 305 о передаче Дома Ростовых унитарному эксплуатационному предприятию "Эфес". На этот раз председатель исполкома МСПС пошел с имущественниками на откровенную сделку. Но IV внеочередной съезд МСПС вмешался, пресек спекуляцию и освободил от занимаемой должности руководителя сообщества Пулатова. Сделка его с "Эфесом", а точнее, с Госкомимущества, не прошла. Московский арбитражный суд принял и рассмотрел иск о незаконных действиях двух государственных организаций.
Больше года длились суды разных инстанций. Но все вернулось на круги своя. Все суды, состоявшиеся по этому делу, вновь, как это было десять лет назад, отменили распоряжение Госкомимущества, лишив "Эфес" имущественных притязаний.
Но для окончательного решения вопроса потребовался еще целый год. Наконец, Дом Ростовых - семь ансамблевых строений по улице Поварской, 52, - стал собственностью МСПС.
Так кто же и по какому праву хочет завладеть частью собственности Международного сообщества писательских союзов?
Союз писателей Москвы (СПМ), возглавляемый Р. Казаковой, имеет юридический адрес по Б.Никитинской ул., д. 50/5, где находится Московская городская организация Союза писателей России и где СПМ выделены три комнаты площадью значительно большей, чем в доме 52 на Поварской улице.
СПМ, образованный в 1991 году, ни с Союзом писателей СССР, ни соответственно с МСПС ни в каких договорных, имущественных или иных официальных отношениях не состоял.
Союз писателей Москвы, самовольно заняв помещения на Поварской, нелегально сдавал в аренду часть этих помещений посторонним лицам. К тому же подавляющее число членов Союза писателей Москвы - писатели и поэты с мировым именем, они являются членами Московской городской организации Союза писателей России, входящей в МСПС. В связи с этим МСПС не может рассматривать возможность сохранения за СПМ фактически занимаемых помещений.
Редакция журнала "Дружба народов" является автономной некоммерческой организацией, не имеющей членства, учрежденной на основе добровольных имущественных взносов учредителей. Так записано в положениях об этой организации, утвержденных 10 декабря 2000 года. Местонахождением исполнительных органов редакции выбрана ул. Поварская, д. 52. Сотрудники журнала советского периода исправно получали заработную плату в издательстве газеты "Известия". Так какое же отношение редакция имеет к МСПС?
Под флагом "гражданского согласия" и мирного решения "имущественных споров" Союз писателей Москвы, журнал "Дружба народов", а также Союз российских писателей обратились за помощью к Фонду социально-экономических и интеллектуальных программ, подписав с ним соответствующее соглашение. И колесо закрутилось.
Президент фонда, бывший глава администрации бывшего президента Ельцина Сергей Филатов, спланировал с Гос-комимущества и Союзом писателей Москвы захват Дома Ростовых. Он был мотором этого проекта и получил заверения от господина Березовского, что тот инвестирует реставрацию дома, о чем сам Филатов неоднократно говорил публично.
Когда напор иссяк, оказалось, что в отличие от "приватизации" общественного мнения манипулировать решениями судебных инстанций гораздо сложнее.
Госпожа Казакова усиленно пытается сегодня преподнести обществу собственную немеркантильность и миротворчество. Она якобы радеет за справедливость. Но факты говорят о другом. Претензии ее касаются не только Дома Ростовых. Подтверждение тому - письмо бюро президиума Международного литературного фонда, опубликованное в "Литературной газете" 17-23 марта 2004 года. В нем говорится: "Г-жа Казакова, настоятельно просим Вас прекратить выдавать себя за председателя Международного Литфонда, каковым Вы не являетесь. В качестве председателя Международного Литфонда Вы не зарегистрированы в Едином государственном реестре юридических лиц, а следовательно, присвоили себе это звание самозванно, не имея на то никаких юридических прав... " В этом же письме содержится требование освободить "... самозванно занимаемые кабинеты по ул. Усиевича, д. 8 а".
Вот еще один пример "немеркантильности" Риммы Федоровны.
В ответ на разумное предложение главы исполкома МСПС С.В. Михалкова объединиться всем писательским организациям в единый писательский профсоюз, г-жа Казакова, не обсуждая деталей, просит "дать немного дополнительной площади", что, по ее словам, "способствовало бы восстановлению товарищеских отношений любви к созидательному литературному процессу". Вот так прозорливая поэтесса воплощает "рыночную формулу" - лояльность в обмен на ваши квадратные метры.
Не смог избежать искушения подключиться к "урегулированию конфликта" и член СПМ, экс-министр культуры Михаил Швыдкой.
Избегая публичных выступлений, Михаил Ефимович перешел прямо к действиям. По сообщениям газет, он принял решение предоставить Союзу писателей Москвы помещение в Гнездниковском переулке. Экс-министр считает, что "юридические тонкости дела можно выяснить в суде", и предложил отселить организации, не имеющие юридического права на помещение в Доме Ростовых.
Делегация "отселенных" побывала в предложенных министром помещениях и вернулась с чувством глубокого неудовлетворения. Хотелось большего.
В повторном пережевывании ситуации, разогреваемой усилиями СПМ и СРП, букве закона отводится последняя роль. В суд представители СПМ и СРП идти не хотят, ведь и без документов можно бесконечно долго использовать прессу и общественность в своих интересах.
Многие члены союзов, именами которых прикрываются Казакова, Черниченко, Василенко и Абаева, понимают необоснованность их претензий на "дележ собственности". Но Дом Ростовых притягивает как магнит.
Писать в инстанции, жаловаться высокопоставленным чиновникам, устраивать истерику вокруг желания кое-что "получить задарма" - такой, видимо, путь избрали эти литераторы.
А те, чье призвание - литература, - будут состоять в одной писательской организации, писать и издавать книги, уважать коллег и с недоумением слушать историю о тех днях, когда союзов было много, а грязи - еще больше.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников