О чем думают 3 млрд человек, сидящие на карантине

Всюду повторяют: жизнь после глобального шока будет другой. А какой другой? Фото: © Cecilia Fabiano, globallookpress.com

Они надеются, что беда обойдет их стороной и через пару месяцев они смогут вернуться к нормальной жизни


До конца пандемии еще далеко. В мире уже полмиллиона зараженных и 23 тысячи погибших от удушающей пневмонии, вызванной COVID-19. И это только начало. Европа и США даже не перевалили за пик, а в Африке и на Ближнем Востоке только испуганно ждут надвигающегося вирусного цунами. 3 млрд человек сидят дома на карантине, в надежде, что беда обойдет их стороной и через пару месяцев они смогут вернуться к нормальной жизни, как жители провинции Ухань.

Всюду повторяют: жизнь после глобального шока, напомнившего человечеству о хрупкости мироздания, будет другой. А какой другой? Какие уроки должен извлечь весь мир и каждый народ, чтобы не оказываться беззащитным перед лицом реальной угрозы и не шарахаться попусту от очередного придуманного политиками, военными или псевдоучеными пугала? О чем не грех задуматься, сидя в изоляции на кухне и устав от пугающей статистики и успокоительных телезаверений? Ведь безразличный к границам и заклинаниям коронавирус вдруг высветил простые истины и развенчал устойчивые мифы.

Вдруг выяснилось, что самые богатые и развитые державы подвержены смертельной угрозе так же, как и страны третьего мира, посткоммунистические осколки и отсталые теократические монархии. В процветавшей Италии, стране «семерки» и одного из лидеров ЕС, жертв эпидемии уже вдвое больше с ее 62 млн населения, чем в полуторамиллиардном Китае. Эпицентром пандемии ВОЗ назвал на сегодня Западную Европу, где за Италией по числу зараженных следуют Испания, ФРГ, Франция, Швейцария, Великобритания. Глобализация как продвижение западной модели управления нациями явно застопорилась.

Второе откровение: мировые демократии с их продвинутой медициной оказались готовы к вспышке неизвестной болезни хуже, чем страны с жестким централизованным управлением, которые квалифицируются либералами как автократии, деспотии, «режимы, не соблюдающие права человека». Главное право гражданина — право на жизнь — в критической ситуации в КНР оказалось лучше защищено, чем на Западе.

Под риторику о праве граждан на перемещение и «социализацию» правительства проявили опасную нерешительность в принудительном введении эпидемиологических норм, которые замедлили бы расползание смертельной заразы. Все зависит от способности нации осознать солидарную ответственность перед общей угрозой, а ее граждан — вести себя соответственно, жертвуя личным комфортом ради страны.

Третье наблюдение. Уровень платной медицины и наличие дорогих лекарств не есть сами по себе гарантия для большинства населения от распространения эпидемии. Если патоген неизвестен, то самая передовая наука не угонится в изготовлении вакцины или лекарства. Тут важны быстрое применение имеющихся средств, координация в национальном масштабе и мобилизация всех ресурсов на ключевых направлениях. Критическая нехватка аппаратов искусственной вентиляции легких и койко-мест в реанимации в Милане, Бергамо, Мадриде и Нью-Йорке при массовом поступлении тяжелобольных — тому подтверждение.

Знаменитости, как выяснилось, болеют и заражаются так же, как и простой люд. Вирусу все равно: он косит homo sapiens независимо от вероисповедания, счета в банке, числа кликов в «Твиттере» и аристократичности манер. Слава богу, вышел выздоровевшим Том Хэнкс. Похоже, болезнь у английского принца Чарльза, князя Монако Альбера и актера Идриса Эльбы протекает пока бессимптомно. В худшем положении ослабевший сиделец Харви Вайнштейн и великий тенор Пласидо Доминго, которые находятся в зоне риска. Про инфицированных сенаторов, министров и глав государств мы еще услышим. Вирус сближает быстрее денег.

Даже 3% официальной статистики смертности достаточно при 60% заражаемости населения, чтобы любое правительство осознало неприемлемость таких жертв в национальном масштабе. Все разговоры о «приобретаемом таким образом иммунитете населения», о том, что «от обычного ОРВИ умирают у нас не меньше», сразу затихают в просвещенных СМИ и устах либеральных политиков, как только преодолевается планка в 1000 зараженных, потом первых 100 погибших и когда в эфире транслируют кадры из реанимации.

Европейская солидарность оказалась красивой сказкой, а перед лицом настоящей угрозы для народов стран-членов ЕС начал сыпаться как карточный домик. Призывов помогать друг другу и заявлений «Мы вместе сильнее!» вполне хватает на всех уровнях — от глав государств до нравоучений по-немецки аккуратной главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен. Но когда Германия и Франция запретили экспорт медицинских масок и оборудования в больше всех пострадавшую Италию, а Брюссель только пообещал выделить деньги на разработку вакцины, итальянцам все стало ясно. Как позже испанцам. «Шенген» рухнул сразу, все оградились от соседей как в Средние века от чумы. Помощи, оказалось, можно ждать только от национальных властей или от... «нерукопожатных» и санкционных Китая, России и Кубы.

Еще одно изумление. Любые попытки со стороны этих «осуждаемых мировым сообществом» изгоев оказать действенную помощь в борьбе с коронавирусом встречаются в ведущих медиаресурсах Европы и США шквалом оскорбительных подозрений, досужих домыслов и откровенных спекуляций. Влиятельная французская Le Monde так прокомментировала прибытие помощи российского Минобороны в Италию: «Разумеется, мы предпочтем смотреть, как российские самолеты доставляют медицинское оборудование в Италию, чем как они сбрасывают бомбы на больницы в Сирии». Американское издание Bloomberg пишет, что «Путин злоупотребляет ситуацией, в которой оказалась Европа», чтобы внести раскол в ЕС. Испанская El Pais считает, что власти России занижают официальную статистику заболевших, чтобы заниматься продвижением пиара. А японский Viewpoint уверен, что Китай вообще не надо благодарить за помощь медиками и оборудованием, потому что Пекин должен еще извиниться за распространение коронавируса (!)...

Интересно, когда завершится вся эта печальная эпопея, смогут ли те же европейцы, натерпевшиеся страху в запертых квартирах, адекватно оценить, кто разглагольствовал, а кто реально помог в очень трудный момент.

P.S. Хорватское издание Advance пришло к выводу, что считать отправку помощи «враждебным актом» могут только противники укрепления отношений Европы с Россией. «Запад во главе с США душил Кубу, Россию и Китай эмбарго и санкциями, называл «врагами», «опасными режимами» и «коварными игроками». А они первыми пришли на помощь. И больше никто не считает их врагами сегодня в Италии и не будет считать завтра в Европе. Ее правящие элиты почти наверняка переживут этот вирус в прямом смысле, а вот в политическом, вероятно, уже нет». Неужто мир прозреет, пережив смертельную угрозу?



Должна ли Россия помогать Италии в борьбе с тяжелейшей эпидемией, отправляя туда своих врачей и оборудование?