В лунном сиянии...

Фото: © Beppe Bedolis/Ropi, globallookpress.com

Заметили: теперь у нас новости по ТВ исключительно бодрым голосом? Видимо, ситуация на Земле совсем того-с


Гробы в Италии, гробы в Испании, мрачная карта распространения коронавируса в России — в эпицентре Москва и окрестности, Екатеринбург. А тут еще землетрясение там, землетрясение здесь, и на Камчатку идет цунами. Словно природа решила избавиться от нас, человеков, мы ее достали. И мысли, конечно, соответственные.

Одни паникуют и выкладывают в «ФБ» злющие посты, другие над ними подтрунивают, третьи пытаются сохранять баланс и дают полезные советы: типа можно связать шапочку, выучить иностранный язык, посмотреть, наконец, хорошее кино. Меня это злит: человек разумный сам может себя развлечь на удаленке, для этого ему мозг дан. Сына вот ни на какую удаленку не переводят, хотя ему до офиса — сначала электричкой, а потом с двумя пересадками в метро. И компания богатейшая в стране. Хоть бы «боевой защитный комплект» масок выдали людям, а, начальнички?..

И тут бряк из мобильника — эсэмэска. От одноклассника Саши Левченко, который с 1989-го живет безвыездно в Индии, он там в английской компании, обслуживает самолеты. Обындусился до невозможности — из белобрысого русака превратился в меднолицего йога. Прислал черт-те что! Пишет: как и любой другой вирус, COVID-19 — это низковибрационная сущность с замкнутой структурой электромагнитного контура, с частотой резонанса порядка 10 Гц. В более высоких диапазонах он неактивен, а начиная с диапазона 25,5 Гц вирус гибнет. И потому для человека, живущего в высоких вибрациях, то есть в области Душевного, он не опаснее ОРЗ...

Выходит, нам теперь никак нельзя злиться и гневиться — это по частотам низко и вирусу в помощь. В общем, все в извечном Сашкином духе — он же физик в душе и по профессии. В мирное время всю эту философию мы воспринимали спокойно, а тут я завелась было, но взяла себя в руки и решилась-таки на пробежку.

Во дворе на стоянке машин обнаружила пару резиновых перчаток и маску — какой-то гигиенист внял советам Минздрава, открыл машину в перчатках и где был, там за ненадобностью их и выбросил. Типа «а что такого-то?». Добежала до парка Покровское-Стрешнево, а та-ам! Все дорожки усеяны масками, перчатками, салфетками... Вот оно, стремление выжить назло природе. Так, может, природа и права, наказывая нас?

Возвращаюсь — еще одна эсэмэска, от подруги-врача. Сто лет не слышали друг друга, ее и в Сети-то нет, и вот нате! Уже приготовилась губы растянуть в улыбке, а она пишет: «Прочитала твою публикацию в газете про аппараты ИВЛ. До тебя об этом в СМИ не писали. Ну и чего ты добилась? Богатые кинулись их скупать. А нам теперь что, в пояс им кланяться — пожертвуйте, пожалуйста, Христа ради хоть один аппарат?»

Ком к горлу. Несправедливо. Ну и что, написала, что аппаратов на такую страну — капля в море. Секрет Полишинеля: аппаратов ИВЛ объективно мало, и не у нас одних. Разве не это главное? Вон Newsru.com сообщает, что в Испании старики на эти аппараты вообще рассчитывать не могут: врач сказал в морг — значит, в морг. Все равно, мол, старым аппараты не впрок, а на всех рассчитано не было. Кстати, у нас в России, судя по динамике заражений (ох уж эти графики!), сценарий от испанского недалек, а предупрежден — значит вооружен, не так ли?

Не знаю, может, в этой ситуации кто-то и вяжет. Я слушаю музыку. Евгению Смольянинову, «В лунном сиянии...» Хрустальный голос, саунд как со старой пластинки пробирает до мозга костей, вонзается в самое сердце. Не утерпела — кинула ссылку своему однокласснику Юре Татаринову, который в Нью-Йорке тоже уж лет 30. В ответ тут же булькнуло — прислал алаверды Смольяниновой же: «Не уходи, побудь со мною». Пошла слушать на кухню — все же три часа ночи, люди спят. Обревелась. В этот момент мне было абсолютно не страшно. С легкостью могла бы умереть. Или совершить подвиг. Организм мой вибрировал в унисон хрустальному голосу. Наверное, именно в этот миг я и была человеком Душевным и могла давать электричество в отсталые районы.

Так что предлагаю всем нам, друзья, попробовать чего-то настоящего. Глядишь, и природа нас простит.

 



Должна ли Россия помогать Италии в борьбе с тяжелейшей эпидемией, отправляя туда своих врачей и оборудование?