«Смелый поиск - вот чего не хватает катастрофически»

До 2013 года Россия была лидером на рынке пусковых услуг в мире. Фото: © Roscosmos, globallookpress.com

Ученый с мировым именем Виталий Лопота - об острейших проблемах отечественной космонавтики


Промелькнули сообщения о том, что в связи с пандемией празднование Дня космонавтики нынче перенесут с 12 апреля на 4 октября (в этот день в 1957 году СССР запустил первый искусственный спутник Земли). На что один из опытных космонавтов сказал мне: «А, собственно, что праздновать-то? Разве что в сотый раз вспоминать старое:» О нынешнем состоянии космической отрасли мы говорим с ученым с мировым именем, членом-корреспондентом РАН, доктором технических наук, заслуженным деятелем науки РФ Виталием Александровичем Лопотой. С 2007-го по 2014-й он руководил флагманом нашей пилотируемой космонавтики — Ракетно-космической корпорацией (РКК) «Энергия». Той самой, у истоков которой стоял легендарный Сергей Павлович Королев.

— Хочу напомнить: до 2013 года Россия была лидером на рынке пусковых услуг в мире, брала на себя около 60% всех международных потребностей в пусках, — подчеркивает конструктор. — Сегодня эти позиции потеряны, при сохранении существующих принципов управления отраслью и качеством предоставляемых услуг, может быть, и навсегда. В условиях жесткой конкуренции заказчики нередко уходят к зарубежным компаниям. А ведь потенциал российской космонавтики еще позволяет решать сложные задачи, энергично идти вперед. Я это знаю не понаслышке. Замечательные люди работают на предприятиях и в КБ. Надо только дать им возможность трудиться творчески, развивать инициативу и, если хотите, азарт. Смелый поиск — вот чего не хватает катастрофически. И, конечно же, нужны актуальные, четко сформулированные, конкурентоспособные цели.

Но сегодня, как выясняется, многие предприятия отрасли в долгах как в шелках. Почему они оказались в таком положении? Отвечая на этот вопрос, Виталий Александрович упирает на цифры.

— Еще 10 лет назад головное космическое предприятие РКК «Энергия» экономически процветало, а сегодня у него миллиардные долги. Финансовые документы (размещены на корпоративном сайте предприятия) свидетельствуют: чистая прибыль в 2008-м составляла 50 млн рублей, а через три года — уже более 1,2 млрд. 24-кратный рост! За семь лет активы корпорации увеличились в 8 раз. И это без включения в консолидированный учет стоимости приобретенного уникального космодрома «Морской старт», признанного лучшим в мире космодромом морского базирования, стоимость которого составляла в 2014 году 2 млрд долларов (оценка NSR). Объективность этих цифр подтверждают зарубежные исследования. Английская Thomson Reuters, проводившая анализ финансовой деятельности корпорации, пришла к выводу: «В 2011-2015 годах РКК «Энергия» стала лидером среди 10 лучших европейских инноваторов в сфере технологий». При отсутствии госинвестиций «Энергия» продолжала оставаться наиболее успешным предприятием ракетно-космической отрасли России, ведущим на мировом рынке...

В 2014-м на годовом общем собрании РКК «Энергия» акционеры поддержали деятельность Виталия Лопоты более 97% голосов. Почему же в последующие годы, когда высокопоставленным чиновникам удалось выдавить Лопоту с предприятия, ситуация резко ухудшилась? Попросил собеседника открыть секрет.

— В тех экономических успехах «Энергии» секретов нет, — замечает мой собеседник. — Важно обеспечивать высокую производительность труда. А это включает и новую технику, и оптимальную организацию трудового процесса, и многое другое. Считать надо...

В бытность Лопоты руководителем предприятия мне разрешили осмотреть несколько цехов «Энергии». Большое впечатление оставила высокопроизводительная новая техника — например, уникальный трубогибочный станок для «обвязки» трубами сложных конструкций.

— Знаете, я словно вернулся в 60-е, — рассказывал мне тогда в цехе один из конструкторов, работающий на предприятии более 40 лет. — Лопота — это человек-вулкан: генерирует идеи, решая сложнейшие задачи, он видит конструкцию насквозь. А главное, постоянно нацелен на задачи завтрашнего дня.

Руководитель корпорации разработал десятки интереснейших проектов — в том числе в области пилотируемой космонавтики на ближайшие десятилетия (многоразовые транспортные корабли, межорбитальные комплексы, посадочно-взлетные системы, трансформируемые корабли и модули). Сегодня эти разработки могли бы дать импульс развитию нашей космонавтики. Но развития нет! Напротив, скука и пессимизм царят в отрасли. Страна теряет конкурентные преимущества и технологии. Объем нашей выручки на мировом космическом рынке мизерный — менее 2%, тогда как США, согласно одному из отчетов, зарабатывают тут более 100 млрд долларов. Даже на МКС, которой Россия уделяла первостепенное внимание, в последние годы пришлось уменьшить численность российского экипажа.

Спрашиваю Виталия Александровича о сверхтяжелой ракете, необходимой для освоения дальнего космоса. У нас еще в 1980-е была создана ракета «Энергия», полетевшая с первого раза. Но почему-то позже было решено делать носитель практически заново. Почему?

— Я с этим категорически не согласен, — возмущается Лопота. — С конца 2000-х в РКК «Энергия» мы тщательно изучали все варианты. И пришли к выводу, что надо создавать линейку ракет-носителей «Энергия» на базе лучших, отработанных технологий с минимальными доработками. Ни при каких обстоятельствах нельзя было отправлять на свалку достижения и технологии проекта «Энергия — Буран». Та ракета была лучшей и перспективной, технический уровень ее не достигнут до сих пор. Используя имеющийся задел по ракете «Энергия», можно было бы за пять лет создать носители среднего и сверхтяжелого класса с характеристиками, отвечающими потребностям мирового рынка. Эту программу я регулярно с 2008 года представлял и успешно защищал в Роскосмосе, но решение о ее реализации все откладывали. Хотя могли бы уже с 2013 года доставлять на орбиту тяжелые спутники...

Теперь же, считают в Роскосмосе, реализация проекта создания сверхтяжелой ракеты-носителя в рамках Федеральной космической программы возможна лишь в 2030-х годах и обойдется дороже 1,5 трлн рублей.

— У нас бы это получилось во много раз дешевле и быстрее, — с грустью заключает Виталий Александрович Лопота. — Жаль, что чиновники не позволили нам этого сделать...

 



Как вы думаете, должен ли оплачиваться труд домохозяек? Правительство считает, что нет.