09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В ЗАБОЙ - КАК В БОЙ...

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 27 Апреля 2007г.
Завтра, на сороковой день после страшной катастрофы в шахте "Ульяновская", где погибли 110 человек, Кузбасс будет еще раз поминать и оплакивать тех, кто не вернулся из забоя домой. И именно 28 апреля - символическое совпадение! - все профсоюзы мира отмечают День памяти рабочих, погибших и травмированных на производстве.

Поминая шахтеров, уместно спросить, почему на предприятиях угольной отрасли трагедии случаются все чаще и чаще? Чем объяснить, что уровень безопасности труда на шахтах в новых, рыночных условиях стал стремительно снижаться? На этот вопрос должны наконец дать ответ и принять действенные меры специалисты Ростехнадзора, правительство, депутаты. Ну а пока особый счет пора предъявить профсоюзам в угольной отрасли. Где вы, защитники трудящихся?
- Большинство нынешних официальных профсоюзов выполняют декоративные функции, - говорит председатель альтернативного Объединения профсоюзов России СОЦПРОФ Сергей Храмов. - Занимаются, например, раздачей путевок, материальной помощи, другими социальными и даже производственными вопросами, заранее согласованными с директором. Такой профсоюз может время от времени организовывать шумные акции, но все это ИБД - имитация бурной деятельности. Ибо по принципиальным вопросам, требующим острого разговора с руководством предприятия или с собственником, такие профсоюзы ведут себя тише воды, ниже травы.
- Сергей Владимирович, вернемся к шахте "Ульяновская". Ведь здесь о безопасности собственник позаботился. В шахте была установлена новейшая британская аппаратура, регистрирующая с большой точностью содержание метана. Но компьютеры, реагирующие на опасность, мешали выполнению плана. И через какое-то время аппаратуру по-тихому "модернизировали" так, чтобы показатели метана в шахте занижались. А в результате - взрыв. Что здесь мог сделать профсоюз? Не должен же он контролировать каждый прибор!
- Дело не в конкретном приборе. Порочна нынешняя система оплаты труда. Ибо доля тарифа - непомерно низкая, а главное в заработке - это премия. Она может составлять 70 процентов от зарплаты. И как бы ни предупреждали шахтеров о правилах безопасности, они обречены нарушать их. Частые остановки, ремонтные работы снижают заработок - значит, надо свести все эти "перестраховки" к минимуму - авось пронесет...
Доставшуюся нам от советских времен сдельно-премиальную систему оплаты труда давно пора выбросить на свалку истории. В развитой Европе от такой удавки рабочие избавлены. Хотели однажды ввести подобную систему, но прокатившееся в 1972-м мощное забастовочное движение поставило крест на идее. Зарплата европейского рабочего зависит от его квалификации и отработанного времени. Понятно, организацией ритмичного производственного процесса должна заниматься администрация.
Ликвидация сдельщины особенно актуальна для шахт, где погоня за тоннами оборачивается гибелью людей. И именно профсоюз должен вести мощную борьбу за быстрейший переход на повременную систему оплаты. На Западе смогли, а чем мы хуже? Но официальный Российский профсоюз угольщиков (Росуглепроф) на роль борца за интересы трудящихся явно не годится. Он не хочет ссориться всерьез с властью, добиваясь решения такого важнейшего вопроса, как отказ от сдельщины. Зато эти проблемы громко и остро ставит не являющийся "официальным" Независимый профсоюз горняков России. Но он не имеет пока массового членства среди шахтеров, значит, нет и эффективных рычагов влияния на работодателей. Им удобно не иметь серьезных оппонентов. И все же будущее, уверен, за свободными, эффективно работающими профсоюзами.
- Но почему так медленно идет их становление?
- Многие рабочие не решаются поддерживать, вступать в свободные профсоюзы, опасаясь (и справедливо!), что их лишат премии или уволят. Они не верят, что их защитит закон. Однако вечно терпеть люди не будут. К тому же появились реальные успехи на этом фронте. Свежий пример - победа профорганизации СОЦПРОФ в Костомукше на предприятии "Карельский окатыш". Свободный профсоюз организовал забастовку в форме "работы по инструкции", в результате которой водители карьерных грузовиков стали получать 44 тысячи рублей вместо 34. Не говорю уж о разрешении трудовых конфликтов на автозаводе Форд во Всеволожске, пивоварне "Хейнекен" в Питере...
Конечно, пока членов свободных профсоюзов в России очень мало - СОЦПРОФ, например, объединяет лишь полмиллиона работников. Но посмотрим, как изменится ситуация через несколько лет...
- Если официальные профсоюзы, как вы говорите, "декоративные", то почему их поддерживают 28 миллионов россиян?
- Нет, в официальных профсоюзах гораздо меньше сознательных работников. В Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР), как показывают опросы, реально состоят, по мнению респондентов, не более 7 миллионов человек. К слову, при распаде СССР в РФ было 62 миллиона членских профсоюзных билетов.
- Какие свободные профсоюзы есть в России?
- Назову некоторые профсоюзы наемных рабочих. Это профобъединения СОЦПРОФ, "Защита труда", профсоюзы горняков, докеров, авиадиспетчеров, железнодорожников... Руководство реального профсоюза может своим решением организовать масштабную забастовку и прекратить ее. Многие же официальные псевдопрофсоюзы таким влиянием и авторитетом среди рабочей массы не пользуются. Поэтому власти с ними не очень-то и считаются...
Острые оценки Сергея Храмова вызывают яростную реакцию у тех, кого он критикует. Но ведь во многом Храмов прав. Хотя не все, конечно, работают плохо. Энергично действует, например, центральный комитет Российского профсоюза работников текстильной и легкой промышленности. Председатель профсоюза Татьяна Соснина сумела дойти до президента Владимира Путина, который дал письменное поручение премьеру: "Тревогу профсоюза разделяю. Прошу доложить предложения правительства...". Можно вспомнить также, как профсоюз работников народного образования организовал в октябре 2005-го более 2500 забастовок, в которых приняли участие свыше 80 тысяч человек. Однако примеров неэффективной, формально-бюрократической, не отвечающей интересам работников деятельности профсоюзов гораздо больше.
Авторитет профсоюзов в обществе находится на чрезвычайно низком уровне. Об этом говорят результаты недавнего опроса, проведенного социологами Левада-центра (см. таблицу).
Обозреватель "Труда" попытался выяснить у руководителя Российского профсоюза угольщиков Ивана Мохначука, сумеют ли они защитить жизни шахтеров. Однако разговора не получилось. "А что мы можем сделать? - парировал Иван Иванович. - Вот обращаемся к высоким должностным лицам, а получаем отписки... Что-что? Организовать забастовку? Да вы понимаете, что говорите? Чтобы шахтеры остались голодными?"
Итак, многие официальные профсоюзы уже не могут представлять реальную силу, а свободные еще не доросли до этого. Да и отношения между ними нередко враждебные (хотя, казалось бы, им-то чего делить?). А тем временем горняки уходят в забой как в бой, с одной мыслью: кто следующий?
В заключение данные о средней зарплате в угольной промышленности. Сейчас она составляет, по данным Росстата, 15 917 рублей. И это за очень тяжелую, опасную работу. Погоня за тоннами продолжается под землей - любой ценой, пусть даже и с риском для горняцкой жизни.
КАКУЮ РОЛЬ ИГРАЮТ СЕЙЧАС В ЖИЗНИ РОССИИ...
(Опрашиваемые могли дать оценку от 1 до 5. При этом 1 означало "Практически никакой роли не играют", а 5 - "Очень большую роль")
Президент 4,09
Олигархи, банкиры, финансисты 3,73
ФСБ и другие спецслужбы 3,70
СМИ 3,52
Президентская администрация 3,51
Правительство 3,44
Вооруженные силы 3,43
Прокуратура 3,34
Губернаторы 3,29
Церковь 3,25
Судебные органы 3,20
Совет Федерации 3,14
Директора крупных
промышленных объединений 3,13
Государственная Дума 2,99
Политические партии 2,67
Интеллигенция 2,55
Профсоюзы 1,88
Такие же результаты были получены
социологами и в 2005 - 2006 годах.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников