07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЮРИЙ ЛУЖКОВ: "ПИРАТЫ" УНИЖАЮТ ГОСУДАРСТВО

ОСТОРОЖНО: ПОДДЕЛКА!
Постепенно в наш быт и лексикон вошло понятие "контрафакт", то бишь

ОСТОРОЖНО: ПОДДЕЛКА!
Постепенно в наш быт и лексикон вошло понятие "контрафакт", то бишь подделка товарного знака, торговой марки. А попросту - нарушение прав интеллектуальной собственности, спекуляция на чужой солидной репутации, на чужом имени. Биологи назвали бы такой процесс мимикрией. Но в животном мире это скорее защитная реакция, в мире же экономики - агрессивная, крайне опасная политика облапошивания потребителя, подрыва доверия к существующим рыночным ценностям. Это проявление экономической диверсии, суть которой - увод производства "в тень", уход от налогов, сокращение финансовой базы государства.
Накопленные теневые миллионы вновь и вновь инвестируются в расширение "параллельного" производства, преодоление барьеров на пути контрафакта. Сформированный таким образом капитал начинает давить и на власть, разлагать ее структуры, правоохранительные органы.
Появление в обороте фальшивых денег вызывает у граждан законный гнев. Тут все наглядно: ущерб равен номиналу банкноты. Но ведь фальшивомонетничество - разновидность все того же контрафакта, только потери выглядят зримо, выявляются достаточно быстро. А вот поддельные часы будут еще какое-то время тикать, от "левого" автомобильного масла двигатель заклинит не сразу, по фальсифицированному учебнику можно будет даже что-нибудь выучить.
Вы не слышали про "левые" учебники? Между тем в преддверии учебного года на уличных лотках неизменно появляются контрафактные школьные книжки, напечатанные не просто вопреки закону об авторских правах, но и с целым "букетом" опасных для здоровья технологических нарушений - плохая бумага, дешевые краски с высоким содержанием свинца, олова и цинка. Если провести по строчкам пальцем, на нем останется ядовитая краска...
По данным ряда экспертов, на нашем рынке почти треть продаваемой продукции - фальшивки. Но это усредненный показатель. Взять одежду и обувь - там он достигает уже сорока процентов. Не соответствует заявленному товарному знаку почти половина косметических товаров, моющих средств. Но самым благодатным (читай - наглым) контрафактным "полем" остается тиражирование незаконной аудио- и видеопродукции.
ЛОТОК С ЧУЖИМИ ТАЙНАМИ
Надо сказать, что пиратирование (увы, это уже общепринятое слово) электронных носителей существенно отличается от фальсификации большинства товаров. Тут сплетены в один узел проблемы самых разных сфер. Буквально пунктиром - несколько примеров.
Экономика. Ежегодный налоговый недобор с рынка электронных носителей исчисляется цифрами со множеством нулей. Объем налоговых поступлений от торговли аудиовизуальной продукцией сегодня - 3 млн. долларов, он мог бы вырасти, по разным оценкам, до 65 - 120 млн. долларов в год. Таковы потери государства. В особо крупных размерах теряют и те, кому положены авторские отчисления за использование интеллектуальной собственности.
Законность и правопорядок. В незаконный бизнес вовлечена огромная армия людей - от организаторов и работников "пиратских" производственных конвейеров до разномастных коробейников, заполонивших улицы и рынки страны. Наши исследования показали: даже если органы внутренних дел или торгинспекция обнаруживают продукцию с признаками контрафактности (тут далеко ходить не надо: проверь первый попавшийся уличный лоток - не ошибешься), то в 70 случаях из 100 она возвращается в торговую сеть. И не потому, что опровергнута нелегальность происхождения, просто совершенно неэффективна система противодействия контрафакту. Мне по крайней мере не известно ни одного случая, когда пират за свои проделки угодил бы на нары.
Рядом с законом - мораль. Мало нам порнухи - теперь без труда можно купить видеофильмы со всевозможными видами истязаний, пыток, с изнасилованием детей и прочими непотребствами. Рядом с этими кассетами продаются диски с базами данных, представляющих личную, служебную, а то и государственную тайны. При помощи хакеров, а также состоящих на госслужбе негодяев можно с легкостью необыкновенной узнать о должностных и частных лицах весьма занимательные вещи - от их домашних адресов и мобильных телефонов до индивидуальных налоговых номеров (ИНН) и номерных знаков их автомобилей. И потом воспользоваться узнанным по усмотрению. Тут уже в полный рост встает проблема информационной безопасности, которая должна быть обеспечена как государству, так и его гражданам.
Международный статус страны. По размаху криминального аудио-, видеобизнеса Россия сегодня занимает малопочетное второе место в мире - впереди нас только Китай. Надо ли пояснять, что такая ситуация не способствует притоку в Россию иностранных инвестиций, препятствует вхождению нашей страны в солидные, уважающие себя международные объединения? Власть может делать любые широковещательные заявления - все равно остается впечатление, что она бессильна, что ни производители контрафакта, ни его распространители властным структурам, грубо говоря, не по зубам.
Но это не так. Пиратам можно вполне результативно противостоять. И я готов это доказать, обратившись к сюжету пятилетней давности.
К концу 90-х годов почти вся аудио-, видеопродукция в Москве имела пиратское происхождение (в других регионах - даже и без "почти"). Производство и распространение товара находились под контролем теневых структур. Об уплате налогов и говорить не приходилось. Короче, дошли до предела.
И тогда правительство города приняло ряд мер, суть которых сводилась к простой схеме: на всех без исключения кассетах и дисках, поступающих на московский рынок, должны быть идентификационные знаки - специально выпущенные марки с высокой степенью защиты. Есть марка - нет вопросов; нет марки - у специально созданных структур, занимающихся экспертизой продукции и силовым вытеснением контрафакта, вопросы непременно возникали. И если на них не находилось внятного ответа, то ловкачи удалялись из торговой сети, а пиратский товар шел под бульдозер...
Для решения задачи были созданы специальное подразделение московского ГУВД и ГУП "Информзащита", через которое проходила вся легальная продукция, поступающая на столичный рынок. Впервые появились нормативная база, регулирующая распространение электронных носителей, база данных по обладателям авторских и смежных прав, реестр торговых предприятий, продвигающих данную продукцию. Дело ставилось всерьез.
ФАЛЬШИВО ЖИТЬ НЕ ЗАПРЕТИШЬ?
Нужные результаты появились быстрее, чем мы ожидали. Объем реализуемого в Москве контрафакта покатился вниз - и уже на второй год действия описанной схемы дошел до 41 процента. Более чем двукратное сокращение! В результате в 2000 году от торговли аудио-, видеопродукцией столица принесла в федеральный бюджет в виде налога 520 млн. рублей, тогда как еще двумя годами ранее поступлений из этой сферы, по сути, не было вообще. Соответственно в разы выросли и объем легальных продаж, отчисления авторам. И тогда все поняли, что пиратов не только нужно, а и можно сильно потеснить.
Жаль, что в нашем случае - ненадолго.
Чем ниже опускалась планка контрафакта, тем активнее выражалось недовольство его производителей и распространителей. Для дискредитации созданной системы использовались всевозможные механизмы. Появилось административное предписание Министерства по антимонопольной политике, отменяющее решение правительства Москвы. После нашего протеста оно было аннулировано, но тяжба не прекратилась.
В конце 2000 года прокуратура констатировала, что ряд пунктов нашего постановления о введении защитного идентификационного знака противоречит федеральному законодательству. Обязательная московская марка, с помощью которой легальную продукцию легко отличить от пиратской, была объявлена незаконным сбором, ограничением прав хозяйствующих субъектов на продажу товаров, препятствием свободному перемещению этих товаров.
Мы вынуждены были скорректировать свое решение, и с начала 2001 года маркирование электронных носителей стало добровольным. Кто хочет клеить марку - клеит, кто не считает нужным тратить на это пусть небольшие, но все же деньги, - торгует товаром безо всяких идентификационных знаков. Пираты прокричали троекратное "ура", и все пошло в обратную сторону: доля контрафакта в торговой сети опять резко возросла, объемы поступающих в казну налогов и отчислений авторам снизились. Мы почти вернулись к тому, от чего стремились уйти. Вернулись, правда, с солидным опытом и уверенностью в том, что нашествию пиратов в принципе можно противостоять.
ЧЕРНАЯ МЕТКА ОТ ПОСЛА
Не так давно в контрафактном сюжете произошел примечательный поворот. В середине прошлого года посол США в РФ А.Вершбоу направил правительству России письмо, в котором обвинил ряд предприятий, в том числе режимные "почтовые ящики", в выпуске контрафактных носителей. К письму прилагался соответствующий список наименований и адресов. Причем многие пиратские фирмы обосновались на территории органов госвласти. Посол ясно дал понять, что такая ситуация категорически не устраивает Соединенные Штаты, поскольку их авторы, исполнители и правообладатели несут крупные потери от действий наших пиратов.
И в самом деле - несут. Прошла информация, что американские правообладатели собираются вчинить правительству РФ иск на 3,7 миллиарда долларов - в эту сумму они оценивают ущерб от действий отечественных "мастеров контрафакта".
Демарш посла со всей очевидностью показал, что дело стало нешуточным. Американцы уже дважды вводили санкции в отношении стран, чьи пираты в наибольшей мере вредят американским компаниям. В 1997 году "прижали" Болгарию, считавшуюся наряду со странами Юго-Восточной Азии лидером в сфере аудио-, видеофальшивок. Тогда болгарские фирмы перебазировались в Украину, до которой дошел черед в 2001 году. В наказание за то, что украинские нелегалы ежегодно вынимают из карманов американских производителей и правообладателей 200 миллионов долларов, страну вычеркнули из торговой программы, по которой можно было беспошлинно ввозить в Штаты ряд товаров.
Куда, по-вашему, отправились после этого пираты с Украины? Правильно, к нам.
Неудивительно, что письмо А.Вершбоу вызвало быструю реакцию. Федеральное правительство вынесло вопрос на обсуждение, премьер констатировал чрезвычайную важность проблемы, были созданы правительственная комиссия и экспертный совет по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности, готовность выступить единым антипиратским фронтом выразили МВД, Минэкономразвития, Минпечати, Минкультуры, Роспатент, Торгово-промышленная палата...
Минуло девять месяцев. Да, были заседания, широковещательные заявления, все дружно согласились, что для успешной борьбы с контрафактом нужно совершенствовать законодательную базу, ужесточать санкции за торговлю пиратской продукцией... Но видимых перемен пока не наблюдается. Хотелось бы верить, что они назревают. Я обратился к М.Касьянову с предложением использовать московский опыт, и теперь наши специалисты участвуют в работе федеральных структур, занятых поиском путей борьбы с пиратством. Однако управлять ситуацией надо, что называется, "здесь и сейчас".
В столице, несмотря на обилие контрафакта, действуют и развиваются "острова цивилизации" - крупные и небольшие фирменные магазины, где "левым" товаром не пахнет. Нет такого и в системе видеопроката. Три года назад мы закрыли старую "Горбушку", этот рассадник подделок, вызвав тем самым немалое волнение в городе. На очереди массированные действия против торгующих нелегальным товаром уличных лоточников. Да, их очень много, но оставить все как есть - значит, расписаться в бессилии власти.
Конечно, есть разочарование от непоследовательности действий правительства России, неэффективности решений по борьбе с контрафактом в последнее время. Но мы готовы восстановить прежнюю систему контроля и сделать активные новые шаги в искоренении этого зла.
ИСКУШЕНИЕ ДЛЯ КОШЕЛЬКА
Не раз доводилось слышать, будто пираты приобщают Россию к современной компьютерной цивилизации. Мол, где бы все мы были по части оснащения программным обеспечением, если бы средний москвич не имел возможность купить "левый" Windows по дешевке? Или как быть рядовому инженеру с зарплатой 200 долларов, если родной диск от Microsoft предлагают за 400 долларов? Ответ сам собой подразумевается: купить подделку за 400 рублей. А какую, дескать, благую миссию выполняют пираты для народа, предлагая лучшие образцы мировой музыкальной и кино-культуры почти за бесценок...
Вот такие штампы внедряются в массовое сознание. И не в последнюю очередь - благодаря все той же "черной кассе". Именно из нее финансируется и пропаганда мнимой пользы контрафакта для небогатого потребителя.
Тем самым авторы и вдохновители фальшивок стремятся подделать не только сами товары, но и общественные ориентиры. Вместо таких краеугольных для человеческого сообщества понятий, как порядочность, честность, открытое партнерство и уважение чужих прав, они навязывают циничное пренебрежение цивилизованными правилами игры, погоню за быстрой выгодой любой ценой. А покупателей контрафакта превращают в активного соучастника ничем не прикрытого воровства, фактически - в скупщика краденного. Я бы назвал массовый контрафакт искушением общества тотальной аморальностью.
Ответ должен быть адекватным. Власти нельзя забывать, что она призвана не только бороться с конкретными подделками, нелегальными доходами, криминалитетом, но и отстаивать достоинство государства.
Важно, чтобы провозглашенный на самом верху курс стал реальным процессом на длительную перспективу. Чтобы он не выродился в очередную компанию, о результатах которой надо вовремя доложить и забыть. Ведь успехи России надо оценивать не по тем или иным сиюминутным результатам, не по конъюнктурным докладам, приуроченным к визиту очередного западного эмиссара, а по концентрации политической воли, направленной на реальную защиту и массового потребителя, и законного владельца интеллектуального продукта.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников