10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОЗМЕЗДИЕ

Ищенко Сергей
Опубликовано 01:01 27 Сентября 2001г.

Вчера в Брюсселе началась неформальная встреча министров обороны стран НАТО. Американская

Вчера в Брюсселе началась неформальная встреча министров обороны стран НАТО. Американская трагедия резко изменила повестку дня, и в столице Бельгии сегодня решают, как и в какой форме следует проводить контртеррористическую операцию в Афганистане.
Вовсе не случайно форум проходит в формате 19 плюс 1. Вместе с натовцами за столом переговоров министр обороны России Сергей Иванов. От наших рубежей до Афганистана куда ближе, чем от Западной Европы или США. От позиции Москвы в грядущих событиях зависит слишком многое. Что именно? Об этом Сергей Иванов рассказал нашему специальному корреспонденту на борту своего служебного самолета.
- Сергей Борисович, накануне вашей поездки президент Путин сделал заявление о возможном способе участия России в уже, кажется, неотвратимом ударе возмездия по талибам. Речь шла, в частности, о более углубленном сотрудничестве спецслужб России с зарубежными коллегами. Что, необходимость этого в противодействии мировому террористическому интернационалу стала очевидна только сегодня?
- Терроризм грозит всему миру и границ не признает. Поэтому мы и раньше предоставляли развединформацию о террористах западным странам. Будем это продолжать и впредь. Но здесь не может быть улицы с односторонним движением. Одновременно мы просили и просим интересующие нас сведения у американцев и европейцев. По отдельным, интересующим Россию аспектам у них она есть. Не только и не столько по Афганистану, но и по другим географическим точкам. В частности, по Чечне. Сейчас такой обмен данными приобрел более интенсивную форму.
- Вы допускаете, что хоть в какой-то форме российские военнослужащие могут принять участие в военных действиях в Центральной Азии?
- Категорически нет. Ни в какой форме на территории Афганистана.
- А если представить, что боевые действия примут столь ожесточенный характер, что перекинутся, скажем, на землю Таджикистана? А там наша 201-я дивизия, пограничники...
- Для этого талибам надо вначале разбить войска противостоящего им на севере страны Северного альянса. Пока события там развиваются в противоположном направлении, силы альянса ведут наступление. Но если гипотетически представить, что бои действительно перекинутся через рубежи Таджикистана, тогда в них придется, скорее всего, принять участие и нашим пограничникам, и 201-й дивизии. У нас с Таджикистаном на этот счет есть договор о коллективной безопасности.
- Сейчас многое в этом регионе зависит от Северного альянса, объективно ставшего союзником нашей страны. Мы как-то способствуем его борьбе?
- Да, с 1996 года. И на днях я впервые это признал. Сейчас эта политика начипает приносить плоды. Мы вынуждены были все эти годы поддерживать альянс потому, что талибам почти открыто помогал Пакистан. И не просто оказывал военно-техническое содействие. Пакистанские военнослужащие до прошлой недели воевали в отрядах талибов. У Северного альянса и сегодня полно пленных пакистанских солдат, захваченных в Афганистане. У талибов они оказались очень просто. Пишется заявление об увольнении из пакистанских вооруженных сил. И, не снимая военной формы, такой солдат идет воевать за талибов.
На прошлой неделе пакистанское руководство приняло мужественное решение об отказе в помощи нынешнему кабульскому режиму. В результате сейчас в Пакистане сложилась очень тревожная внутриполитическая обстановка. Не забывайте: Пакистан - это ядерная держава. Помните, как в начале 90-х годов мир беспокоился о сохранности российского ядерного оружия? К счастью, мы тогда все у себя контролировали, контролируем и теперь. А кто даст сейчас гарантию по ядерному оружию Пакистана? Я не дам.
- Надо полагать, сейчас наша помощь Северному альянсу возрастет?
- Мы помогали и помогаем альянсу всеми легальными способами. И политически. И морально. И военно-технически. Ведь альянс - это законное правительство Афганистана. На днях я получил благодарственное письмо от их министра обороны генерала Вахида - он признателен за мое сочувствие по поводу гибели их недавнего лидера Масуда. Это действительно и для России большая потеря. Вот, кстати, исторический парадокс. Масуд был злейшим врагом Советского Союз, но затем стал очень хорошо относиться к России. Это к тому, как быстро меняется мир. Мы в случае с Афганистаном, как мне кажется, вовремя это осознали.
- Помощь альянсу оружием - это бесплатные поставки?
- Нет. Хотя - смотря что. Понимаете, основную тяжесть поддержки альянса несет Россия. Но мы бы не возражали, если бы заинтересованные страны помогли бы нам в двух вещах. Первое - в осуществлении поставок вооружений. Ведь они возможны только по воздуху, а это очень дорого. И второе - гуманитарной помощью на территорию, контролируемую альянсом. Не сложно представить, что сейчас поток беженцев из Афганистана хлынет и на север. Где их размещать? Чем кормить? Сейчас этим уже занимается МЧС России. Но гуманитарная помощь необходима, чтобы проблема беженцев не выплеснулась за пределы Центральной Азии. Кроме того, такой воздушный мост четко показал бы всему миру: цивилизованные страны воюют не с исламом, не с афганским народом, а только с террористами.
Еще одну вещь хочу подчеркнуть. Борьба с террористами должна вестись по одним правилам. Необходимо выработать единые правила игры. Ни для кого не должно быть "плохих террористов", наносящих удары по одним странам, и хороших "повстанцев", воюющих в других. Пока такого механизма в мире нет. В частности, мы и НАТО не имеем по этому поводу полного взаимопонимания, скажем, на Балканах.
- Если такой механизм появится, - наверное, и нам проще будет решить чеченскую проблему?
- Без сомнения. В случае, если в итоге слаженных действий мирового сообщества чеченские террористы будут лишены зарубежной подпитки финансами, людьми, вооружением, то я не буду называть сроки, но дней через 20, в крайнем случае 40 после этого, наша контртеррористическая операция там подойдет к своему завершению. Потому что против нас в Чечне воюют две категории людей. Это фанатики вроде Хаттаба, кстати, хорошего знакомого бен Ладена. Я допускаю, что Хаттаб на этой войне денег не зарабатывает, а дерется за идею. Но подобных ему там мизер. А остальные воюют за деньги. Не за ислам, это чушь полная. Только за деньги.
- В связи с этим, что вы ожидаете в Чечне после недавнего ультиматума сепаратистам, выдвинутого президентом Путиным?
- Ультиматумом это обращение назвали вы, журналисты. Можно назвать его иначе - последний шанс бандитам. Это дело вкуса. Мы еще раз наглядно показали, что даем шанс тем, кто хочет сложить оружие. А дальше кто не спрятался - я не виноват.
- Снова начнется активная фаза контртеррористической операции?
- Для активной фазы там не осталось противников. Что же касается решительности и наступательности адресных операций против террористов, думаю, в ближайшее время они возрастут.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников