04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОФЕХТОВАЛИ И РАЗОШЛИСЬ

МЫ, НИЖЕПОДПИСАВШИЕСЯ
Сразу скажем, по форме программа получилась яркой. Во всяком

МЫ, НИЖЕПОДПИСАВШИЕСЯ
Сразу скажем, по форме программа получилась яркой. Во всяком случае, ярче, нежели предшествующие ей выпуски, имевшие в основе политическую подоплеку. Таковой ее как раз и сделали участники-интеллигенты. Зачинщиком "дуэли" выступил Виктор Ерофеев, бросивший вызов Никите Михалкову. Писателю не понравилось, что режиссер подписал письмо к президенту РФ, в котором "группа товарищей" из мира творчества пыталась убедить Владимира Владимировича остаться на третий срок. Писателю не понравилось само письмо, сочиненное, по его определению, в витиеватом стиле, словно адресовано оно было не главе демократического государства, а восточному султану.
Письмо подписали четыре деятеля искусств, в том числе и Михалков. Но не просто так подписали, а от имени 55 тысяч своих коллег. Заметим, что из всех своих многочисленных регалий Никита Сергеевич в подписи указал лишь одну - президент Российского фонда культуры. Видимо, это уберегло его от еще более агрессивных и массовых нападок. Можно представить себе, какая буча поднялась бы среди смутьянов-киношников, сошлись Михалков в письме на них как глава Союза кинематографистов.
И именно вот это-то обстоятельство - то, что четыре человека подписали письмо за десятки тысяч своих коллег, не попросив на то их разрешения, писателю не понравилось гораздо больше, чем само письмо. И еще Ерофеев задал противнику вопрос, не подставляет ли он своим посланием президента, принявшего решение не идти на неконституционный третий срок и четко объявившего об этом.
ПОЗДРАВИТЬ ДРУГА В ЭФИРЕ
Никита Сергеевич отверг предъявленные ему обвинения. Во-первых, письмо сочинял не он. Во-вторых, написано оно было давным-давно, когда вопрос о президентстве еще оставался открытым. В-третьих, послание сие не предназначалось для публикации, и с какого перепугу его вдруг решили напечатать несколько месяцев спустя, он не знает.
Ерофеев, было, усомнился, стоило ли человеку с несомненным чутьем на художественное слово подмахивать такой текст. А попутно упомянул фильм "55", сделанный Михалковым к юбилею президента и показанный на телеканале "Россия". Видимо, думал подкрепить свою мысль о возможном проявлении лизоблюдства, но вызвал этим примером не контраргумент, а, как писали в учебниках литературы советских времен, "гневную отповедь".
Если ты уважаешь человека, если этот человек для тебя не только глава страны, но и друг, то почему ты не имеешь право публично поздравить его? Публично признаться ему в искренней любви? Почему надо все делать тайком? Таков примерно был пафос речи Михалкова.
Но почему надо признаваться своему другу в любви через телевизор, а не напрямую, позвонив, например, по телефону? Почему свое отношение надо превращать в манифест? И не с таких ли публичных излияний знаменитостей начинается культ личности? - примерно так возражал ему Ерофеев.
В какой-то момент милейший Никита Сергеевич сорвался. Он вдруг брякнул, что поступил так, как считал нужным, и ему плевать, кто и как к этому отнесся. За что потом и получил оплеуху от противника, усомнившегося в том, что выразителем народных чаяний может быть человек, которому плевать на общественное мнение.
Надо сказать, собеседники были вообще довольно язвительны по отношению друг к другу. Так, Михалков несколько раз прозрачно намекнул, что уровень значимости Ерофеева несопоставим с его собственным. Мол, что, надо было прийти к ВВП и сказать: "Поздравил бы я вас, Владимир Владимирович. Да вот есть некто Ерофеев, боюсь, как бы ему это не понравилось". В свою очередь Ерофеев назвал Михалкова "замечательным актером", но всего лишь "хорошим режиссером", наступив тем самым на больную мозоль Никиты Сергеевича.
С неожиданно истеричной, как определил ее Ерофеев, речью выступил секундант Михалкова, ведущий Первого канала Михаил Леонтьев. Какой культ личности? Где вы видите горы трупов? В какой забитой глиной или глистами голове могло это родиться?! - буквально вопил он в микрофон. Ерофеев на глину отреагировал спокойно.
Но в целом и эта блестящая интеллигентская дискуссия вертелась вокруг одного и того же вечного вопроса о взаимоотношении "художник-власть". Должен ли художник всегда быть в оппозиции? И перестает ли он быть таковым, если начинает ей служить? А как же камер-юнкер Пушкин? Ну, и так далее. Известный набор.
ОТКРЫТЫЙ ФИНАЛ
По сути дела, в студии программы был разыгран спектакль, где каждый сыграл давно выбранную для себя роль. Ерофеев - видавшего виды интеллектуала-либерала, невозмутимого, всему знающего цену, видящего собеседника насквозь. Михалков - патриота, великодержавника, большого художника, движимого искренними порывами души, не вникающими во всякие мелочи. Леонтьев - оголтелого бойца за величие Отчизны. Соловьев - циничного и остроумного провокатора, заранее знающего все сильные и слабые стороны спорящих господ. И так далее. Слушать их дискуссию было все равно, что смотреть давно известную, но любимую пьесу. Вроде все заранее известно, а все равно приятно.
Столь же предсказуемым оказался и вердикт жюри, единодушно признавшего победу Михалкова. Никита Сергеевич всегда оказывается в дискуссиях победителем. И сколь бы неубедительны иногда ни были его доводы, все эти его "дорогой мой", все эти снисходительные ухмылки в усы, означающие чувство превосходства над собеседником и всеми окружающими, неожиданно ввернутые в речь пафосные метафоры обезоруживают. Харизма! Всякий раз ты начинаешь чувствовать себя перед ним, как Лариса Огудалова перед Паратовым. Вроде и понимаешь, что за человек, но не поддаться его всепоглощающему обаянию не можешь.
Но вот окончательный результат дуэли, который, как известно, определяется зрителями, оказался неожиданным: по числу голосов писатель обошел режиссера чуть ли не в три раза! Почему? Сразу отвергнем вариант, что народ против третьего срока президентства Владимира Владимировича. Подвергнем сомнению и то, что писатель Виктор Ерофеев стал для него, народа, таким же "всем", как не раз цитируемый во время дискуссии Пушкин. Думаю, что большинство зрителей НТВ не смогло бы вспомнить хотя бы пару его произведений. Что же, получается, что несокрушимое обаяние Никиты Сергеевича действует только при непосредственном контакте?
Скорее можно предположить, что в годы строящегося и развитого социализма у наших людей выработалась аллергическая реакция на мастеров культуры, восхваляющих власть. В искренность их льстивых и пафосных слов никто не верит и сегодня, сколь искренне и горячо они ни звучали бы. И видят за ними лишь Сталинские и Государственные премии, квартиры на улице Горького, дачи в Жуковке, зеленый свет для любых творческих дерзаний. Мысль об этом прозвучала и в студии программы, но, как и многие другие, выходящие за привычный набор, была быстро замята.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников