03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЦИСКАРИДЗЕ ВЕРНУЛСЯ НА СЦЕНУ

Майниеце Виолетта
Опубликовано 01:01 27 Ноября 2004г.
На днях в балете Шостаковича "Светлый ручей", идущем на новой сцене Большого театра, состоялся двойной дебют, взбудораживший, можно сказать, всю балетную Москву. Речь идет о вводе в этот спектакль ведущих солистов труппы - Галины Степаненко и Николая Цискаридзе.

В театре само собой - аншлаг. Уже несколько раз Степаненко собиралась выйти в партии Классической танцовщицы (так именуется ее героиня), но по разным причинам это откладывалось. А для Цискаридзе Классический танцовщик - первая большая роль после тяжелой травмы, притом весьма неожиданная для этого признанного "принца" и ярчайшего "романтического злодея" в хрестоматийном балетном репертуаре.
В последнее время Цискаридзе вообще не перестает удивлять. После вынужденного перерыва он сперва появился в мюзикле "Ромео и Джульетта", а теперь - в забавной танцевальной комедии с переодеваниями и обилием балетных шуток. В первом действии "Светлого ручья" герою Николая надо танцевать дуэты с лихими поддержками в духе концертных номеров 30 - 40-х годов, в которых когда-то блистали Ольга Лепешинская, Суламифь и Асаф Мессереры, а во втором так и вовсе выходить в костюме Сильфиды и выделывать разные "кунштюки" на пуантах. Балерина же, наоборот, выступает в мужском костюме. С подобным жанром "травести" и Степаненко, и Цискаридзе до сих пор мало встречались. Но балет наших дней, в частности манера хореографа Алексея Ратманского, поставившего этот спектакль, требуют ироничного взгляда на бравурный стиль 30-х годов, на бесконфликтные сюжеты эпохи "сталинского ампира".
- Эти комедийные партии с переодеванием очень подходят к индивидуальностям наших знаменитых дебютантов, - сказал после спектакля Ратманский.
В самом деле, Степаненко смелости и напористости не занимать, особенно когда она в папахе и казацком костюме стремительно пересекает сцену прыжками в первом действии или выделывает лихие мужские кабриоли во втором. Но особенно запомнился Цискаридзе. И даже не столько прибывшим в село изящным Классическим танцовщиком (от природы не уйдешь!) в первой части балета, сколько очень естественной Сильфидой во втором, которая в уморительно поданной стилистике романтического балета дурачит увлеченного ею пожилого Дачника. То входя в образ, то намеренно "выпадая" из него, артист детальнейшим образом проработал эту сложную партию, представшую в его исполнении энциклопедией легко узнаваемых цитат и романтических шаблонов, которые он старательно сплел воедино и тонко обыграл. Если вся игровая сторона партии преподнесена Цискаридзе с шутливой улыбкой, то "дамская" пальцевая техника исполнена им всерьез: отличное стояние на пуантах, профессиональная работа стоп, тройные пируэты на пальцах, бисерные переборы... Подобному нешуточному исполнительскому арсеналу могут позавидовать многие примы. "Не понимаю, почему балерины жалуются, что танцевать на пуантах тяжело. Наоборот, очень даже легко!", - говорил Николай еще во время репетиций. Что ж, профессионал - он во всем профессионал.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников