КАК КУКУШКИ СОРОКИНЫМ ДЕТЕЙ ПОДБРАСЫВАЛИ

Говорят, больных детей усыновляют исключительно иностранцы - россияне от таких отказываются. Татьяна и Михаил Сорокины доказали обратное. Они усыновляют тех, кто никому не нужен. Никому, кроме них.

Зайдя на кухню, я увидела такую картину: Татьяна, наклонившись над кастрюлей, чистит картошку. На ее спину взгромоздились трехлетние Димка и Денис. Старшие мальчики накрывают на стол. Обедают в два подхода.
- Сколько же сейчас детишек в доме? - поинтересовалась я.
- Точно не знаю, - улыбнулась Татьяна. - Человек 20.
Она не кокетничала. В доме сейчас живут трое усыновленных детишек, 11 - под опекой. Из Ростова приезжают погостить старшие. Всю неделю, кроме выходных, здесь живут еще трое внуков - дети Александры. С Александры все и началось. Когда-то годовалой крошкой ее принесла соседка, попросив присмотреть, пока она устроит свою личную жизнь с новым мужем. Сорокины ютились в крохотной комнате в бараке без удобств, растили собственных двоих детей. Анечке было пять лет, Васе - всего год. Но в помощи не отказали. Мамаша явилась за дочкой лишь через пять лет, а еще спустя полгода оформила ее в интернат. Сорокины уже считали Сашеньку родной, потому и забрали ее. А вскоре и удочерили. После им многие "подбрасывали" своих детей. То сестры, то знакомые. Так они осваивали "практику семейного детского дома".
Татьяна и Михаил поженились "назло всем". За день до регистрации Татьяне едва стукнуло 18. Жених был едва постарше. Встречались недолго и редко. Незадолго до встречи с Михаилом Татьяна поссорилась с бывшим женихом, а Сорокин разозлился на девушку, которая перестала ему писать письма в армию. Их брак никак не претендовал на долговечность. В июле следующего года браку Сорокиных будет 40 лет. За эти годы они ни разу не поссорились.
Татьяна росла в семье, где детей было пятеро. На свидание к Михаилу таскала младшего брата Валеру, которого растила с пеленок. Кстати, теперь Валерий Иевлев и сам глава приемной семьи, где растут восемь детей. Впрочем, как и старшая родная дочь Сорокиных Аня. Она имеет своих детей и взяла на воспитание еще восьмерых.
Михаил Сорокин в 11 лет остался совсем один - умерли и отец, и мать. Старшие сестры не захотели взять его в свои семьи. Мальчик оказался на улице. Убивал из рогатки воробьев, готовил на костре и ел.
Когда выросли Аня, Вася и приемная Сашенька, Татьяна и Михаил задумались: скоро их семейное гнездо опустеет. Решили усыновить брошенных детишек. Предложили трехлетних Максима и Михаила. Татьяна, когда увидела их, едва сдержала слезы. У обоих был жуткий дефект - одновременно и "заячья губа", и "волчья пасть". Ужас, после которого она не смогла спать всю ночь. Потом Мише сделают восемь операций, Максиму - 14. Если раньше ребята не могли ни говорить, ни нормально есть (пища вываливалась через дыру, зияющую на месте носа), то теперь они стали красивыми парнями. Доктора, которые лечили Мишу и Максима, посоветовали родителям: "Двоих вы поставили на ноги. Возьмите еще Руслана. Он с таким же дефектом. Кроме вас, никто не возьмет его в семью". Взяли и Руслана. Все ребята получили образование и профессии. Руслан стал водителем, Миша - специалистом по производству обуви, Максим хорошо разбирается в компьютерах.
Из каких только злачных мест не приводили Сорокиным детей. Их находили на свалках, роющихся у мусорников. Бродяжек отлавливали в поездах, на улице, в реке. Сашу нашли в куче навоза, где он едва не задохнулся. Горе-мамаша родила его в свинарнике и пыталась избавиться от сына таким жестоким образом. К счастью, свиньи подняли неслыханный визг. Сейчас Саша - замечательный парень, который благодарен своим родителям за удавшуюся жизнь.
В 2005 году, поставив на ноги очередную партию детишек, Татьяна и Михаил решили: "Все! Хватит! Больше никаких усыновлений". А ровно через месяц инспектор районо затащила Татьяну в местную больницу, в палату деток-отказников. Увидев чернобровую девочку с биркой на ручке "вес - 3,700, рост - 52 см", Татьяна искренне изумилась. "Точь-в-точь моя Аня в детстве! Я бы ее удочерила", - неожиданно для себя выпалила она. "Девочку и без вас заберут, вон какая красивая. Да и родители у нее нормальные. А вот с мальчишками-близнецами что делать? Ума не приложу, - поделилась инспекторша. - Мама у них - олигофрен, папа - неизвестно кто. Очередь в дом ребенка огромная, они 60-е". - "А если всех троих заберу, девочку отдадите?" - "Если всех троих, то да".
Татьяне было уже за 50, когда три крохотных сверточка появились в доме. Татьяна в тот год превратилась в "зомби". По ночам путала двери (входные и шкафа), но год спустя все наладилось, дети подросли, Димка и Денис развиваются без признаков олигофрении. И только все начало устаканиваться, как прозвучал звонок. "Возьмите у нас пятерых малышей. Младшему - год, все дошкольники. Мама нарожала пятерых, чтобы из детских пособий насобирать денег на покупку мотоцикла своему сожителю. Детей била, не кормила, а потом и вообще бросила - сожителя в тюрьму посадили". Татьяна и Михаил отказывать не умеют. Сейчас малыши уже привыкли и к зубным щеткам, и к чистым постелям. А поначалу пугались взмаха руки. А старший Даниил наотрез отказывался есть суп, которого никогда в жизни не пробовал: у родной мамы питался лишь хлебом. Тогда Татьяна пошла на хитрость: "Не будешь есть суп, умрешь от голода. А меня посадят в тюрьму. Остается одно - отправить тебя обратно в приют". Угроза немедленно подействовала. Когда доедал тарелку, вылизал все до капли: "Я не знал, что это так вкусно!"
Соседи были в недоумении, когда узнали о появлении еще пятерых: "Зачем вам эта головная боль?"
"Разве дети - это боль? - искренне удивляется Татьяна. - Малыши - это радость".




Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?