05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ШИФРОВКА ОТ ЖЕНЫ

Золотов Олег
Опубликовано 01:01 28 Марта 2003г.
История, которую поведали мне бывший советский разведчик Игорь Кожанов и его супруга Наталья, до сих пор была известна немногим. Я познакомился с ними случайно на пресс-конференции ветеранов организации антитеррора "Альфа". Супруги оказались непосредственными участниками и жертвами шпионского скандала середины 80-х годов, связанным с громким "делом Леонида Полищука".

- Сейчас уже можно рассказать о том, что в Москве топорно сработала американская резидентура, - рассказал мне президент "Фонда в поддержку разведки и безопасности" Павел Евдокимов, который знает, что говорит - он многие годы отработал в контрразведке. - Ребята из седьмого управления КГБ (наружное наблюдение) зафиксировали закладку тайника в виде камня в Измайловском парке. Как потом выяснилось, там находилось около 20 тысяч долларов - гонорар за предательство. Через несколько дней появился и шпион. Действовал он очень грамотно. Взял камень, подержал его и небрежно бросил в сторону. Мол, просто гуляю, камешки люблю кидать. И потом вернулся обратно. Каково было удивление сотрудников группы захвата, когда у предателя обнаружили удостоверение подполковника Первого Главного управления КГБ СССР (то есть внешней разведки) Леонида Полищука, только что вернувшегося из Нигерии в отпуск. Первый допрос проводил тогдашний председатель КГБ Виктор Михайлович Чебриков. Полищук признался в шпионаже не сразу. А потом вдруг заявил, что работал на ЦРУ вместе с Игорем. В те времена это означало смертный приговор...
Кожанов тогда нес службу по линии политической разведки в Лагосе (Нигерия). Готовился отправиться в отпуск в Москву, где его ждала супруга Наталья с сыном. С Полищуком здесь, за границей, они были соседями по лестничной клетке. Предатель Полищук работал по линии внешней контрразведки под крышей Государственного комитета по экономическим связям СССР, "обеспечивал безопасность" нашей резидентуры. Позже выяснится, что первый контакт с ЦРУ установил еще в начале 70-х, когда служил в Непале. По одной версии, он там сильно проигрался в казино и сам начал искать сотрудничества с американскими спецслужбами. По другой, ему, любителю выпить и повесе, американские агенты подстроили знакомство с девушкой и засняли интимную встречу на пленку.
Когда Полищука из командировки в Катманду возвращали на Родину, ЦРУ вручило ему комплект шпионского оборудования. Тот пообещал, что будет держать связь. Но испугался и, вернувшись в Москву, всю аппаратуру уничтожил. Спустя десять лет он уже в Лагосе снова вышел на контакт с американскими агентами. Те несказанно обрадовались. В Катманду он еще не имел доступа к большому количеству разведывательной информации. Кроме того, цэрэушники считали, что по окончании службы в Африке он займет пост в Москве и сможет поставлять важнейшие сведения.
- О предательстве Полищука я узнал очень быстро, - рассказывает Игорь Кожанов. - Наташа передала мне из Москвы в Лагос через жену резидента письмо, в котором иносказательно сообщала о случившемся. Ей тогда тоже пришлось многое пережить: по разным причинам, которые вы поймете позже. Дурные вести распространялись очень быстро. Через два дня после ее письма меня вызвал резидент и потребовал показать послание жены. Я, разумеется, отказался. Сказал, что оно личное. Тот настаивал. Но я его так и не отдал. Дело в том, что о предательстве Полищука он узнал позже меня, получив шифровку из Москвы.
А в посольстве тем временем накалялись страсти. Игорю Кожанову, разумеется, не сообщали о том, что он под подозрением. Резидент собрал подчиненных, рассказал о Полищуке, призвал проявлять особую бдительность.
- По прошествии стольких лет многое вспоминается с улыбкой, - рассказывает Кожанов. - Но тогда было не до смеха. У меня в квартире провели обыск. Очень аккуратный, но я, разумеется, как разведчик быстро заметил. Копались и в рабочем кабинете.
Резидент снова вызвал Игоря к себе. Сказал, что тот должен срочно отбыть в Москву для проведения следственных мероприятий по делу Полищука. О том, что подозревают Игоря, разумеется, ни слова. "Поедете не один, - сказал резидент. - Вместе с офицером безопасности. Повезете с собой дипломатическую почту".
В Москве Игорю пришлось выдержать несколько допросов. К счастью, ему удалось доказать свою невиновность. И сам Полищук признался, что оговорил Кожанова. В июне 1986 года Полищука по приговору суда расстреляли.
Полищук, как выяснилось, выдал имя Кожанова в числе других разведчиков западным спецслужбам. В его документах появилась запись об этом, означающая, что офицер не может работать в "легальной" резидентуре. Но в то время оказалось много людей, которые пострадали так же, как Игорь Кожанов. Достаточно вспомнить шпионский скандал с Олегом Гордиевским. Поэтому руководство советских спецслужб решило: "Будем работать с открытым забралом". Спустя полтора года Кожановых вновь отправили за границу. На этот раз в Африку. Там Игорь работал в основном с представителями западных стран. Один из агентов, переданных ему на связь, оказался аж тройным: одновременно работал на КГБ, ЦРУ и итальянцев, о чем было немедленно сообщено в центр. Однако события развивались так стремительно, что Игорю Кожанову пришлось в течение шестнадцати часов покинуть страну, дабы не быть объявленным "персоной нон грата".
И во всех этих сложных перипетиях Игорю Кожанову оказывала помощь его супруга Наталья.
- В разведшколе один мой преподаватель в шутку сказал: "Запомните, женитьба - это первая вербовка в вашей жизни. И от того, насколько грамотно вы ее осуществите, зависит не только ваша, молодой человек, личная жизнь, но во многом и вся последующая профессиональная карьера", - вспоминает Игорь Кожанов.
- Но в таких случаях трудно разобраться: то ли ты "вербуешь", то ли тебя "вербуют"...
- В моем случае все однозначно - ухаживал именно я. Она была тогда студенткой медицинского института. Умница, красавица... Поженились мы тогда, когда у меня еще и в мыслях не было становиться разведчиком. Когда я окончил географический факультет МГУ, отслужил офицером в армии два года, у нас родился сын, поступило предложение круто изменить карьеру. И я еще раз убедился, как мне повезло. Бывает ведь часто, что у жены лишь шмотки и кастрюли на уме. Или ведет себя так, что мужу на работу времени не остается. А у нас бывало даже, что Наташа сама выводила меня на интересных людей. Разведка - это постоянное расширение контактов. Например, во время последней командировки моя жена пошла на курсы английского языка. Там познакомилась с супругой сотрудника одной из международных организаций. А затем я через последнего вышел на ценного информатора. Жене сплошь и рядом, когда я бывал в отъездах, приходилось принимать дома моих "знакомых", поить их чаем, вести светские беседы. Это опять же большой плюс в работе, где очень важны доверительные отношения. Кстати, в английской разведке, одной из самых старых и с большими традициями, широко распространена практика, когда разведчики - семейная пара.
- Я считала, что у мужа должен быть надежный тыл, - вступает в наш разговор Наталья. - Это и дом, в котором он может быть самим собой, и любимый человек, который не предаст. Бывали случаи, я знаю, когда разлад в семье негативно сказывался на работе разведчиков, приводил к срывам и провалам. Игорь вкалывал за двоих. Первая работа - официальная, по линии Министерства иностранных дел, которую никто не отменял. Вторая - разведка... Когда мы впервые собрались в загранкомандировку, сотрудники КГБ провели со мной доверительную беседу, объяснив, что советская колония за рубежом - это очень узкий мирок, и вопросы мне будут задавать самые разные. А потому мне, жене разведчика, необходимо запомнить как "Отче наш": муж- дипломат. И не более.
В Лагосе Наталье довелось столкнуться с местным криминалитетом. Однажды, когда она занималась своими делами в доме, в котором проживали несколько посольских семей, ее привлек необычный стук входной двери. Решила поделиться своими опасениями с соседкой. Когда возвращалась, увидела в прихожей грозного негра с мачете. Оба замерли. Первой опомнилась Наташа: "Что ты здесь делаешь? Немедленно убирайся!" Чернокожий грабитель был ошарашен решительностью белой женщины и бросился бежать. Она взглянула на этаж ниже. Там, возле квартиры консула, стояли еще несколько бандитов. Что делать? Телефона в квартире нет. Дома малолетний сын. А в Лагосе в то время существовал жуткий обычай. Застигнутых на месте преступления сжигали заживо без суда и следствия. Бандиты могли запросто убить невольную свидетельницу. Наташа спрятала сына у соседки по этажу. Спустилась по черному ходу и решилась зайти в только что ограбленную квартиру консула. Набрала телефонный номер посольства...
После звонка Наташа взяла в руки молоток и стала ждать нападения. Через несколько минут приехали работники посольства. Грабители скрылись. Найти их так и не удалось.
В январе Кожановы отметили 28 лет совместной жизни. "Самое главное в семейной жизни - полное доверие и взаимное уважение. Если есть это, то будет и все остальное. Вот этого я и желаю читателям "Труда", - сказал Игорь на прощание.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников