10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КРЕДИТ ДОВЕРИЯ

Лобачев Вячеслав
Опубликовано 01:01 28 Апреля 2000г.
Карабашский медеплавильный комбинат (КМК) - старейшее предприятие отрасли. В этом году он отметит две славные даты: 90 лет со дня выплавки первой тонны черновой меди и 75 лет восстановления завода. Здесь всегда применяли самые передовые технологии, комбинат стал хорошей школой для многих отечественных медеплавильщиков. Недаром опыт карабашцев отражен во всех вузовских учебниках по металлургии. В Великую Отечественную 20 процентов черновой меди выплавлялось на КМК. К сожалению, в годы перестройки предприятие по вине администрации пришло в упадок. Вот передо мной фотодокументы тех лет: одни руины и развалины, мертвое и раскуроченное оборудование, почти полностью остановленное производство.К счастью, предприятие ждали и добрые перемены. В январе 1998 года здесь появился новый хозяин - ЗАО "Карабашмедь", а уже в феврале была сделана первая плавка черновой меди. В этом году карабашцы обещают получить 40 тысяч тонн ценного полуфабриката, что позволит им подойти к уровню 1986 года. Но этот факт может стать радостью со слезами на глазах, потому что в Карабаше образовался целый клубок проблем: экологических, экономических, социальных, которые требуют комплексного подхода.

"КОМСОМОЛЬСКАЯ" СТРОЙКА В НАШИ ДНИ
Итак, по порядку. Первые документы, отражающие состояние охраны окружающей среды, датированы 1964 годом. С 1974-го пять раз пытались закрыть комбинат, трижды - перепрофилировать производство. Последний раз - в 1989 году. Собственная рудная база уже не могла обеспечить нужд предприятия. Поэтому было принято решение организовать здесь переработку вторичных цветных металлов. В мае 1990 года построили отражательную печь для плавки низкосортного сырья, одновременно остановив конвертерное производство и прекратив выпуск черновой меди.
Надеялись на лучшее. Однако к 1991 году для дальнейшей реконструкции предприятия уже не хватало ни средств, ни времени - все покатилось по наклонной. Правда, в 1995-м правительство Черномырдина издало многообещающее постановление по КМК, но оно так и осталось на бумаге.
До 1998 года было сделано семь попыток акционировать комбинат. Но каждый раз, когда потенциальные инвесторы вникали в суть проблем, у них резко портилось настроение - фактически надо было строить новое предприятие.
Да что инвесторы... Мне самому пришлось пройти всего десять метров от автомобиля до дверей административного корпуса, как в одно мгновение вся моя кожаная куртка покрылась мелкими белыми точками. А виной тому были клубы сернистого газа, которые мощной волной выкатывались из медеплавильного цеха - циклоны и электрофильтры выпуска 1976 года не справлялись с заданной нагрузкой.
Карабаш аттестовывался на получение статуса "района экологического бедствия". Но таковым его не признали. Признать - значит закрыть комбинат. А что тогда делать горожанам? Уже остановились радиозавод и швейная фабрика, безработица в городе достигла 16 процентов. В 1950 году население Карабаша составляло 53 тысячи человек, сейчас - 14,5 тысячи. Из них восемь - пенсионеры. Все, кто мог, уехали. А ведь уезжали с болью в сердце и классные специалисты, и высококвалифицированные металлурги.
Знаковым для КМК стал 1997 год. Тогда на проблемы Карабаша обратил внимание Кыштымский медеэлектролитный завод (КМЭЗ), входящий в десятку лучших мировых предприятий данного профиля. В сущности, кыштымцы и раньше присматривались к соседу, но с 1987 по 1997 г. у них происходила полная модернизация оборудования, и не хватало оборотных средств на еще одну стройплощадку. К тому же, когда Карабаш перестал поставлять черновую медь, КМЭЗ наладил деловое сотрудничество с аналогичными предприятиями Свердловской области. Однако к 1996 году обстоятельства сложились так, что в Кыштыме решили: им необходимо да и по силам реанимировать умирающий КМК, и акционировали комбинат. Так образовалось ЗАО "Карабашмедь", где 76 процентов акций принадлежат КМЭЗу.
Администрация Челябинской области пошла навстречу новым собственникам и разрешила образовать ЗАО с единственным условием: в течение двух лет полностью решить экологическую проблему в городе.
Команда управленцев с КМЭЗа под руководством исполнительного директора Александра Касьянова, приступив к работе, в буквальном смысле схватилась за голову. Конечно, они знали, что работы здесь - непочатый край. Но чтобы столько?! Куда ни кинь - везде клин: то перебои с сырьем, то нет вагонов (а грузооборот на бывшем комбинате превышает три тысячи тонн в сутки), то неожиданно начались проблемы с печами. Короче, недаром эту стройку прозвали на прежний манер "комсомольской" и ушли в нее с головой. А когда вынырнули, на календаре был уже август 1998-го: значит, прошло целых полгода! Но тут выяснилось, что средства, которые должны пойти на реконструкцию предприятия и которые, казалось, уже вот-вот поступят на счета "Карабашмеди", остались на руках потенциальных инвесторов.
Зато ситуацию с сырьевой базой удалось решить. Здесь существенную поддержку карабашцам оказала администрация Челябинской области. Губернатор Петр Сумин легко нашел общий язык с президентом Башкортостана Муртазой Рахимовым. Предприятие стало получать давальческое сырье от соседей.
К тому же за два года отремонтировано 15 километров железнодорожных путей, восстановлены депо, гараж, ремонтные мастерские. А самое главное, вновь заработали три шахтные печи и три горизонтальных конвертера. Заметно спала социальная напряженность в городе. Вдвое увеличилось число работающих на предприятии - сейчас его штат достигает 1370 человек, до шести процентов снизилась безработица. Но вот беда: главное условие приватизации - значительное улучшение экологической обстановки в городе - оказалось пока что невыполненным.
Экологи и "зеленые" начали даже требовать остановки предприятия для срочной замены циклонов и электрофильтров.
- Мы, конечно, на это пойти не можем, - рассказывает Александр Касьянов. Человек, умеющий докапываться до самой сути дела, а приняв решение, целеустремленно добиваться его исполнения, Александр Алексеевич был категоричен. - Остановить производство - значит остаться без средств к существованию. Заменять морально устаревшие фильтры на такие же?! Тогда при чем здесь модернизация? Мы строим совершенно новые технологии - предприятие будущего, которое действительно обеспечит чистоту окружающей среды. Возводимый "Комплекс по утилизации серы с технологическими газами медеплавильного производства" в высшей степени необходим. Судите сами. Предприятие в год выбрасывает в атмосферу почти 120 тысяч тонн сернистого ангидрида, или 60 тысяч тонн серы. Это страшно много, в 15 раз превышает нормы предельно допустимой концентрации. С вводом комплекса выбросы в атмосферу не будут противоречить значению ПДК и даже окажутся заметно ниже.
В тяжелейший воз впряглись кыштымцы. Но ведь тянут, идет дело! Здесь нельзя ошибиться, в оборот пущены огромные деньги. Строительство объектов разбито на три этапа. Максимум через 14 месяцев должны запустить кислородную станцию. Затем построят систему полной газоочистки воздуха, а на третьем этапе организуют производство серной кислоты. Сдача комплекса состоится в мае 2002 года.
С его пуском в 2,5 раза возрастет потребность в электроэнергии, значительно увеличится объем водоснабжения. Сегодня разбиты трассы под строительство ЛЭП напряжением 35 киловольт и водопровод, ведутся интенсивные работы на строительстве кислородной станции, еще и еще раз уточняется и корректируется проектная документация. Но самое важное - проплачен серьезный валютный аванс зарубежным фирмам за поставку оборудования.
Производство серной кислоты убыточно, если оно не связано с медеплавильным производством. Здесь как раз не тот случай. Карабашцы намерены освоить ее выпуск в объеме 400 тысяч тонн в год. И если еще год назад сбыт кислоты был весьма проблематичным, то сегодня, как показали маркетинговые исследования, прямо "с колес" ушло 325 тысяч тонн. Выходит, что в России действительно заработал реальный сектор экономики!
На предприятии нет опытных специалистов, знающих технологию сернокислотного производства. А они нужны уже сегодня. Поэтому на "Карабашмеди" с удовольствием рассмотрят все связанные с этим предложения, а прошедшим конкурсный отбор предоставят добротное жилье и достойный заработок.
- У нас есть проблема, которую возможно решить только на федеральном уровне, - говорит Александр Касьянов. - Мы строим экологический объект, ввозим зарубежное оборудование, которое не производится в стране, а с нас берут НДС. Вот кислородная станция. Раньше ее можно было заказать в подмосковной Балашихе. Теперь такой возможности нет. Значит, за ввоз станции из-за рубежа налог составит шесть миллионов долларов. Еще недавно поступали следующим образом: если предприятие попадало в схожую ситуацию, то с него брали НДС, но как только оборудование ставилось на баланс, налог возвращался. Теперь эту практику "заморозили". А для нас это очень серьезные деньги. Министерство по налогам и сборам обещало добросовестным налогоплательщикам (к которым и мы относимся) возместить НДС. Но когда? Может быть, имеет смысл совсем ликвидировать налог на приобретаемое за границей оборудование, которое не производится в России?
Работа здесь адова. Средняя зарплата составляет 2600 рублей - не густо. Тут сказывается наличие большого числа рабочих, занятых малоквалифицированным ручным трудом. Но ситуация обязательно будет меняться к лучшему. Ведь костяк коллектива составляют ветераны, проработавшие на комбинате 20 и более лет. Таких - больше половины. На них и держится "Карабашмедь". Молодежи значительно меньше. Из-за ситуации, в которую попал КМК, здесь нарушилась естественная связь поколений. Если раньше, как правило, возле каждого опытного медеплавильщика находился под присмотром молодой рабочий, теперь такое шефство является скорее исключением. А ведь чтобы научиться на глазок безошибочно вести конвертерную плавку, требуются годы и годы. Нет пока таких автоматов, которые бы полностью заменили человека. Кто придет на смену ветеранам? Поистине - вопрос вопросов!
На "Карабашмеди" работают настоящие профи. Судите сами. Разве можно на токарном станке выпуска 1947 года добиться нулевой (высшей) чистоты обработки поверхности металла? Так ведь добиваются! Или взять, к примеру, работу крановщика. Находясь в страшно запыленной кабине, с "соской"-респиратором во рту, он может без стропальщиков с первого захода подцепить с двух сторон многотонный ковш и доставить его в заданную точку. Чудеса да и только. Впрочем, для того, чтобы работать на пределе своих возможностей или в необычайно трудных условиях, нужно обладать высшими человеческими качествами. Во всяком случае, чувство ответственности за дело здесь действительно очень высокое. Скажем, численность ИТР на "Карабашмеди" составляет 80 человек, практически все разместились на одном этаже. Их количество оптимально.
Как рассказывал заместитель директора по строительству газоочистного комплекса Олег Ранский, в первые недели работы на "Карабашмеди" у него не было письменного стола, приходилось писать на тумбочке, засиживаясь в конторе до часу ночи.
И ничего, дело шло. Так же, как теперь, спустя два года, не спадает поток документов, которые необходимо быстро подготовить в производство. Напряжение большое, но иначе нельзя. Ведь упущенное время может жестоко сработать против карабашцев.
Цель новых собственников - сделать из полуразвалившегося комбината современное, оснащенное самыми передовыми технологиями предприятие, образцом которому, кстати, может послужить и сам КМЭЗ.
И снова о зарплате. С 1 апреля ее повысили на 30 процентов, а до конца года, со слов администрации "Карабашмеди", в среднем она достигнет 4-4,5 тысячи рублей.
ОПЕРЕДИВШИЕ ВРЕМЯ
Кыштымский медеэлектролитный завод имеет богатую родословную, основан еще Никитой Демидовым в 1757 году. На нем долгие годы выпускали железо всемирно известной марки "Два соболя". В начале прошлого века завод был перепрофилирован и первым в России приступил к рафинированию меди. И все остальное здесь произвели впервые: сплав Доре, медную электролитическую фольгу, безосновную технологию электролитического рафинирования меди и много, много чего другого.
КМЭЗ поражает чистотой и безлюдностью территории , хотя в его штате числится почти 4,5 тысячи человек. Тут не встретишь бесцельно шатающихся людей, не заметишь брошенной бумажки. Лишь проедет за ворота большегрузная машина, увозя заказчику медную катанку, протринькает на узкой колее электровозик, скрипнет блочок козлового крана. И опять все тихо.
В медеплавильном цехе можно ходить хоть в тапочках: настолько тут чисто. Здесь не увидишь ни кувалды, ни лома. Весь процесс автоматизирован. На экранах дисплея высвечиваются заданные параметры. Люди даже забыли, как выглядит респиратор.
Цех электролиза меди. Длиннющее здание, почти взлетно-посадочная полоса (ну может, чуть поменьше). И ни одного человека. Как здесь шутят: работает Фарадей. Под ваннами в подвале сухо - ни капли пролитого электролита. Когда наши специалисты были в Америке и оказались на родственном для них предприятии, то, конечно, заглянули под ванны и увидели там лужи электролита. "Эх, сюда бы нашего главного энергетика - вмиг бы на полгода лишил их премии", - съязвили они.
Реконструкция на КМЭЗе началась в 1987 году и закончилась спустя десять лет. Фактически за это время был построен новый завод. Когда последние годы большинство предприятий России занималось непонятно чем, здесь действительно строили. Все заработанное шло на обновление основных фондов. Правда, перед этим состоялся большой и непростой разговор между администрацией и коллективом. Было предложено два варианта: либо предусматриваем высокую зарплату, но не гарантируем регулярность ее выплаты, либо - умеренную, но регулярно и даже с авансом. Народ выбрал второе.
В ассортименте продукции завода очень важное место заняла сверхтонкая (18 микрон) электролитическая фольга. В начале 90-х, когда подсела оборонка, спрос на нее резко упал. Надо было выходить из создавшегося положения. Как?
Рассказывает главный инженер КМЭЗа Сергей Бобов:
- Мы решили изготавливать радиаторную ленту. У нас очень сильный коллектив специалистов, который с этой задачей справился. Все радиаторные заводы работают с лентой толщиной в 80 микрон. Мы начали с 70. Следующими этапами стали: 60, 50, 40 и 25 микрон! В теории радиаторостроения утверждается: лента толщиной менее сорока микрон непригодна для изготовления пластин радиатора. Мы опровергли эту "истину". Впервые в мире с применением нашей ленты специалисты завода "Кыргызавтомаш" построили радиатор, который, как считалось раньше, сделать невозможно. Подобные процессы и называются высокими технологиями.
- Сергей Степанович, а как у вас обстоит дело с экологией? - интересуюсь я.
- С этим проблем нет. У нас хорошая станция нейтрализации, безотходные технологии, не бывает выбросов. Мы собираемся аккредитоваться на получение ISO-14000 - международный экологический стандарт. В России его имеет только одно предприятие.
Во время нашей беседы раздался звонок из Франкфурта на Майне. Звонил генеральный. Он поинтересовался текущими делами, получил сводку по Карабашу, задал еще ряд вопросов.
К руководителю КМЭЗа Александру Вольхину на предприятии отношение особое. Ведь благодаря ему завод сумел выжить в это сложное время, полностью сохранить кадры и увеличить объемы производства. Александр Иванович является менеджером новой формации, который нередко опережает время своими делами. Такие люди составляют гордость российского бизнеса. Продукцию завода охотно покупают в 12 странах. И когда на КМЭЗе говорят, что входят в десятку мировых предприятий подобного профиля, в этом, на мой взгляд, они немного лукавят. В тройку! Ведь помимо Кыштыма, электролитическую фольгу изготавливают только американские и японские фирмы.
Но больше всего меня поразило не само производство, не объекты так называемого "соцкультбыта" и даже не кафе, открытое на "Метеоре" (судне на подводных крыльях), доставленном сюда издалека вертолетом Ми-26, а подсобное хозяйство - лучший агропромышленный комплекс в Челябинской области. Достаточно сказать, что молодняк прибавляет в весе по два килограмма в сутки. Среднесуточный надой от коровы - 13,5 килограмма. Выпускается широкий ассортимент мясо-молочных продуктов. 46 сортов колбас! Все на современном импортном оборудовании.
СТАНЕТ ЛИ "ПЛЕЙБОЙ" ИНВЕСТОРОМ КАРАБАША?
Издали город выглядит весьма привлекательным: небольшие домики как бы спускаются с гор и, обгоняя друг друга, растекаются по долине. Однако этот вид весьма обманчив. При ближайшем рассмотрении видишь глазницы пустых окон брошенных домов, подскакиваешь на колдобинах давно неремонтируемых дорог, теряешь время у неработающих светофоров. Грустно созерцать некогда процветавший город. Кто-то называет его дырой, а ведь для многих людей это - родина, хотя и очень больная.
Разворованы уличные телефоны-автоматы, не работают дом культуры и спортзал, молодежи не смогли найти места для дискотеки. Собираться в школе под присмотром учителей? Это на любителя. Зимой на нечищенных улицах застревают машины, через пень-колоду ходят автобусы... и только несколько энтузиастов-бессребреников находят возможность работать с детьми во внеурочное время.
Большая беда постучалась девять лет назад в ворота Карабаша - безработица. Кто-то с горя запил, кто-то, чтоб хоть как-то выжить, начал воровать цветной металл с комбината.
Ведь еще десять лет назад при КМК были меднорудная шахта и обогатительная фабрика, и работало на комбинате 4200 человек. А теперь что осталось? Шахту затопили как неперспективную, обогатительную фабрику снесли, все остальное тоже постепенно пришло в упадок. Безработица - синоним безделья, она развращает человека, который постепенно начинает приобретать психологию бича: день прошел - и ладно, сегодня что-то урвал - и хорошо. Такой тип начинает терять инициативу, рассчитывая либо на доброго дядю, либо на то, что рано или поздно все само собой образуется.
У меня создалось впечатление, что такая "философия" бытует и у администрации города. Помимо отчислений в местный бюджет и налогов со стороны "Карабашмеди", она получает значительные суммы экологических штрафов. Они распределяются следующим образом: 10 процентов поступает в Федерацию, 30 - в область, остальное (60 процентов) - в местный бюджет. Если местная власть не в состоянии самостоятельно освоить эти средства, ими распоряжается предприятие-нарушитель, при условии, что деньги будут расходоваться только на природоохранные мероприятия. Но опять-таки не всеми. 10 процентов в любом случае достаются городской администрации. В 1999 году сумма от 60 процентов экологических штрафов на "Карабашмеди" составила 35 миллионов рублей.
Как же медеплавильщики решили распорядиться этими деньгами? Прежде всего отселить людей, проживающих в санитарной зоне, создаваемой вокруг предприятия, срочно оказать шефскую помощь школе N 4, что находится в ста метрах от проходной. По этому поводу здесь ходит шутка: ученики выпускного класса заработали себе трудовой стаж для выхода на льготную пенсию.
Решено также приобрести два комбайна для агропромышленного комплекса. Ведь комплекс-то развивается! Посевные площади увеличились в 2,5 раза. В рабочую столовую, детский дом, больницу поступают экологически чистые продукты. Теперь их будет еще больше.
В 1996 году вышел указ, подписанный президентом России, обязывающий предприятия передать объекты социальной сферы местным органам самоуправления. КМК это сделал незамедлительно. Теперь "Карабашмедь" собирает их вновь под свое крыло. Первыми восстановлению подлежат спортзал и детский летний лагерь "Орленок".
А сколько было спекуляций вокруг детского дома и больницы?! "Да, помогаем, и именно тому, кому считаем нужным" - такая позиция у руководства "Карабашмеди". В первую очередь надо помогать самым обездоленным.
Администрация города предъявляет самые нелепые по нынешней жизни требования руководству "Карабашмеди". Например: "Хотим, чтобы построили нам киноконцертный зал из красного кирпича - и баста!" Вроде бы в самый раз затеять крутой разговор о степени корректности этого требования, а медеплавильщики опять думают о людях и говорят, что обязательно выполнят эту просьбу. Но не сейчас, а чуть позже, когда наберет обороты вновь созданное предприятие. Но вот разводить кроликов, опять же по просьбе администрации города, никогда не будут. Мне кажется, что напрасно. Почему бы кролика не сделать эмблемой города? Тогда бы всем известный журнал "Плейбой", возможно, нашел средства для инвестиции строительства того же киноконцертного зала. Но это в порядке шутки.
Впрочем, этот конфликт, вызывающий и раздражение, и насмешки, исчезнет сам по себе после декабрьских выборов в городское собрание.
ШКОЛА ВЫЖИВАНИЯ
Одни говорят, народ пожелал - руководство поддержало. Другие утверждают, что руководство пожелало - народ поддержал. Но как бы там ни было, а на "Карабашмеди" в конце 1998 года была создана профсоюзная организация. Сегодня она насчитывает 900 человек.
Работа местного профсоюза каких-то значительных результатов пока не принесла. Тем не менее комиссия по трудовым спорам выиграла два дела из трех, принят колдоговор, проведена зимняя спартакиада, была устроена детям города новогодняя елка, оказывается материальная помощь трудящимся, предоставляются путевки в санаторий...
Правда, с путевками вышла промашка. В спешке, а скорее всего, по незнанию зарегистрировалась профсоюзная организация "Карабашмеди" в региональном фонде социального страхования, а не в своем родном - металлургов. И когда пришла пора выдавать путевки, там сказали, что городской соцстрах не принимает их к зачету, поэтому будьте добры заплатить налог, а он довольно большой. Казалось бы, для медеплавильщиков это не проблема. Вон какие у них запросы появились: почему в городе нет мебельного магазина, почему нельзя хорошую бытовую технику, телевизор купить? Но ведь доплачивать за путевку приходится своими кровными, а они достаются нелегко. "Вот, - говорит председатель профкома Владимир Беспалов, - я и жду, когда Государственная Дума примет закон о государственном социальном страховании. Сохранится здесь отраслевой принцип или нет? От этого зависит, как дальше строить свои отношения с региональными органами. Очень нужен этот закон России".
Профсоюзы стали сегодня своеобразной школой выживания, сплотили вокруг себя коллектив. Трудно меняется психология человека. Нелегко поверить в добрые обещания после стольких лет сплошного обмана. Сидит в душе человека что-то вроде болезненной занозы. И все же я убежден: у карабашцев обязательно все образуется, повернется к лучшему. Гарантия тому - кредит доверия, выданный руководству "Карабашмеди" как администрацией области, так и самим коллективом...
...При въезде в Карабаш возле одного из домов растет нежный кедр. Просто удивительно, что он здесь прижился. Глядя на него, одни радуются маленькой победе природы, другие набираются оптимизма: и один в поле воин.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников