08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАШЕ ТЕЛО ПРАВОЕ?

Зубов Михаил
Опубликовано 01:01 28 Сентября 2000г.
Эротическая фотография - это нынче целая индустрия. Сотни цветных журналов и газет ежедневно находят своего покупателя: всемирно известный "Плейбой" и отечественные "Андрей", "Он и она", "Медведь" и прочее. Социологи утверждают, каждый второй мужчина и каждая четвертая женщина любят иногда полистать эротические издания, порассматривать откровенные фото. Как создаются эти фотографии? Что это за люди - модели и фотографы, посвятившие себя тиражированию прелестей обнаженной натуры? Большинству об этом мало что известно, завеса тайны осталась еще с тех пор, когда эротика подвергалась у нас гонениям. Корреспонденту удалось собственными глазами увидеть весь технологический процесс "откровенных" фотосъемок и даже принять в них некоторое участие.

ТВЕРСКАЯ ОШАЛЕЛА
- Здравствуйте, меня зовут Ира, - девушка приветливо протянула пальчики для дружеского рукопожатия и вновь отошла к зеркалу - готовиться к съемке, гримироваться. Из одежды на ней были только чулки и туфельки на высоком тонком каблуке - в чем ей и предстояло позировать. Перед съемкой грим накладывается не только на лицо - на все тело. Это жидкая пудра или тональный крем - чтобы кожа не бликовала от софитов и вспышек камеры. Пока Ира готовится к работе, я знакомлюсь с фотохудожником Виктором Бианки, и он комментирует сегодняшнюю программу:
- Это будет обычная натурная съемка. Натурная - значит не в студии, а в естественной среде обитания. Мы погуляем по городу, зайдем в офис и отыграем тему "девушка у компьютера"... Смысл натурной съемки в том, чтобы модель не позировала, ожидая, когда "вылетит птичка", а вела себя естественно. Шла по городу, как обычно ходит, заглянула в кафе, съела пирожное... Все как всегда. Только - без одежды.
На улице было холодно, всего восемь градусов, дул свежий осенний ветерок с мелкими каплями дождя. Но что делать, когда планировали съемку, еще не знали, что похолодание наступит так рано?
- А мне вечно с погодой "везет", - смеется Ира. - Когда работали на военно-историческом празднике в Бородино, было и вовсе плюс пять, ветрище, и земля мокрая, а я босиком позировала. А поскольку там весь праздник заранее отрепетирован, идет безостановочно, то и мне пришлось два с половиной часа без перерыва трудиться.
- И не простудилась?
- Ничуть. И съемка получилась классная. Я все журналы и газеты, где мои фотографии прошли, собираю и храню. Часто рассматриваю, любуюсь собой...
- Самолюбование для фотомодели необходимое качество. А Ира очень талантливая модель, - говорит Виктор и начинает снимать. Мы уже на Тверской улице. Чтобы случайно не попасть в кадр, я отстаю на несколько метров и наблюдаю больше за людским потоком. Мне вдруг становится жутковато за Иру. Девушка. Голая. На улице. Без охраны, если не считать меня и фотографа. А народ у нас непредсказуемый. Большинство с ошалелым видом проходят мимо, но... Трое пьяных парней остановились поблизости, один пытается дотронуться до модели, но промахивается. Уходят. К тротуару причаливает джип, накачанные ребятишки внимательно смотрят из открытых дверей...
Как потом объяснил Виктор, если девушка во время таких съемок ведет себя естественно, будто одета, - никто обычно не пристает. Стоит растеряться, почувствовать смущение, зажаться - первый же прохожий мужчина возьмет в охапку. Впрочем, на всякий случай Ира знает кое-что из единоборств.
Однако осенний холодок берет свое, и мы на ходу меняем программу: вместо офиса идем в редакцию, которая намного ближе. В узком Настасьинском переулке тут же возникает пробка. Водитель грузовика столбенеет, глядя на девушку, не спеша плывущую по тротуару, а потом никак не может завести заглохшую машину. В небольшом магазинчике Ира покупает что-то из газет у офонаревшего продавца, и мы уже в родной редакции. Поднимаясь по лестнице, фотограф и модель деловито обсуждают детали только что проделанной работы и следуют к лифту, не замечая взглядов моих слегка ошалевших товарищей по перу. Но это уже не улица, тут люди воспитанные.
ОТКУДА ТАКИЕ БЕРУТСЯ?
Ответственный секретарь журнала "Плейбой" Лиза Ефимова рассказала мне, что хороших фотомоделей и тем более фотографов, умеющих снимать обнаженную натуру, - жуткий дефицит. Например, в Москве фотомастеров надлежащего уровня - пять, от силы - десять человек. Одну и ту же девушку можно снять так, что глаз не оторвать, и из нее же сделать нечто примитивно-вульгарное. Примеры некачественной съемки можно видеть, ужасаясь, на бесплатных сайтах в сети Интернет. Пример съемки качественной, свидетелем которой я стал, станет доступен ценителям эротического искусства в конце этого года, когда издания с изображением Ирины разойдутся по стране. "Из 36 кадров в печать можно пустить один, редко когда два", - объясняет Виктор, меняя очередную кассету с фотопленкой.
- А легко ли тебе находить девушку-модель для съемки?
- Смотря какую. Если не предъявлять к фотографии высоких эстетических требований, можно поехать в любой стриптиз-бар и, заплатив двести-триста долларов, арендовать модель. Но девушка, для которой демонстрация тела на публику - обыденность, вряд ли станет хорошей фотомоделью. У стриптизерши на лице "приклеена" маска безразличия. А главное в фото (даже обнаженного тела) - это лицо. В глазах девушки должна присутствовать игра эмоций, некая романтичность. Эротика, если она лишена романтизма, теряет всякий смысл.
Поэтому часто самая обычная девушка выходит на фото гораздо лучше, чем профессионалка. А как я их нахожу? Просто стою на улице, наблюдаю за потоком пешеходов. Можно пропустить, не заметив, одну, две тысячи красивых девушек. А потом появится она... Девушка, которая не просто мила и грациозна,- она обращает внимание на то, что ею любуются. Ей это нравится. Она в восторге от себя, позволяет восторгаться собой. И фотосъемка для нее станет праздником. К такой уже можно подойти и предлагать сниматься. И если она убедится, что это не просто попытка познакомиться (такие девушки обычно очень ценят себя и не размениваются на первых встречных), то согласится работать. И будет очень хорошей моделью, по крайней мере до тех пор, пока съемка не превратится для нее из праздника в обыденность.
Вот для Иры каждая съемка - праздник. Посмотрите на ее грудь... Ей для этого не нужно применять каких-то искусственных средств для возбуждения - у нее это естественное состояние, просто потому, что ею любуются.
НЕ КОРЫСТИ РАДИ, А ЗА ИДЕЮ
Я ставлю чай, а Ира не мешкая садится за компьютер, придвигает к себе телефон. И вот она уже куда-то звонит, что-то ищет в Интернете, говорит одновременно по городскому и мобильнику. Щелкает камера, "вылетают птички". Как убедительно играет, восхищаюсь я...
"А сейчас она не играет", - говорит Виктор. И буквально ошарашивает: "Ира по образованию экономист и работает менеджером в серьезной фирме. У нее тьма обязанностей и семьдесят с лишним человек в подчинении. Вот сейчас она и наверстывает то, что сегодня не успела из-за съемки".
- Это не шутка, - подтверждает Ира. - У меня очень хорошая работа, высокая даже по европейским меркам зарплата. А модельный бизнес - для души. Для самовыражения и отдыха, а не для пропитания. Хотя и "модельные" деньги не лишние. Но главное - я люблю фотографироваться, получаю огромную порцию адреналина во время съемок и удовлетворение, когда вижу результат - фото. В этом отношении у меня гораздо более выгодное положение, чем у многих других моделей. Они зависимы, а я нет. Я недавно отказалась от стотысячного контракта с модельным агентством - там намекнули, что неплохо бы пройти через постель... Вот и пусть спят с кем хотят, но без меня. А я и без них отнюдь не голодаю, да и карьеру модели без них сделаю - все еще впереди.
- А как начальство и подчиненные относятся к тому, что ты занимаешься, помимо основной работы, и модельным бизнесом?
- Когда впервые журнал с моими фотографиями попал в наш офис - это был шок. Ведь никто и не догадывался, что у меня есть такое хобби. Большинство из моих подчиненных - мужчины, они смотрели потрясенно и спрашивали: "Ирина Владимировна, это вы?" Так смешно было...
- А родители?
- У меня мама придерживается незашоренных, свободных взглядов. Она собирает мои публикации и, по-моему, гордится, что у нее дочь красивая. Мама любит писателя Ефремова, который еще в советское время в своих фантастических романах о будущем писал, что нагота будет предметом восхищения, а не стеснения или пошлого подглядывания. Сейчас его предсказания начинают сбываться.
- А твой молодой человек не ревнует?
- В непристойных съемках я никогда не участвовала и никогда не буду. Так что у него нет причин для волнений или ревности. Впрочем, у нас еще ничего не решено, мы только встречаемся, ходим в кино, в театр. У него есть время определиться в своем отношении и ко мне, и к моему хобби.
КАК МЕНЯ ВТЯНУЛИ В ЭТОТ БИЗНЕС
Съемка почти закончена, девушка уже начала одеваться, но тут у фотографа возникает новая идея.
- А теперь, молодой человек, нам потребуется ваша помощь, - сообщает мне Виктор. - Будете позировать вместе с Ириной.
- Раздевайся, - подмигнула Ира и расхохоталась, а я жутко смутился.
Но Бианки тут же пресек "посторонние разговоры" на съемочной площадке. "Садитесь. Берите газету. Читайте. Ваша задача - читать внимательно и не обращать внимание на Иру, что бы она ни делала".
Понял.
"Ира, твоя задача-противоположная. Как бы магнетизируй, танцуй возле него. Так. Не спеша снимай трусики, теперь подходи чуть ближе..."
Я не удерживаюсь и бросаю взгляд на ее пупок. "Не смотреть! Читать!" - страшным голосом кричит фотограф. И я вгрызаюсь взглядом в первый попавшийся текст - экономический обзор Виталия Головачева. Никогда еще я не читал его так внимательно...
Прошла вечность. "Снято!" - радостно сообщает Виктор. Ира отходит от меня на почтительное расстояние, одевается, а я еще довольно долго пытаюсь отцепить взгляд от текста и прихожу в себя. Да, нелегкий труд эта легкая эротика...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников