Почему запаздывает спасение

Как наладить производство препарата в нужных масштабах - пока неясно. Фото: globallookpress.com

Разбираемся в сложностях, возникших при создании вакцины от коронавируса


ВОЗ признала перспективными сразу девять вакцин против COVID-19, разработку которых ведут российские специалисты, а в нескольких странах исследовательские команды отчитались о старте испытаний аналогичных препаратов на людях. Победа над коронавирусом не за горами? Однако ситуация гораздо сложнее и тревожнее.

Предварительное одобрение ВОЗ получили сразу три вакцины, работу над которыми ведет новосибирский «Вектор» — государственный научный центр вирусологии и биотехнологии. Еще два препарата разрабатывает компания «Биокад», известная своими дженериками, одна вакцина разрабатывается в НИИ вакцин и сывороток в Санкт-Петербурге. Все разработки — в стадии доклинических исследований, а значит, могут дойти до потребителя не раньше чем через года полтора.

Наши исследователи пробуют против новой инфекции наработки, успешно зарекомендовавшие себя против вируса Эбола, кори, гриппа. Питерские ученые сделали ставку на рекомбинантный белок и наночастицы. Но пока ни один профессор или академик не в состоянии сказать, что именно сработает против коронавируса и сработает ли вообще.

Всего, по данным ВОЗ, над разработкой средства против захватившей в заложники мир заразы работают 83 команды. 77 из них (в том числе российские) пока проходят стадию доклинических испытаний и только шесть допущены до испытаний на людях.

Так, в Оксфорде на днях приступили к эксперименту, для которого отобраны 500 не зараженных COVID-19 добровольцев — мужчины и женщины в возрасте от 18 до 55 лет. Обычно для выхода на этот этап испытаний разработчикам требуется до пяти лет, британские же ученые уложились в три с половиной месяца. Оказалось, еще до вспышки в Ухане в Оксфорде работали над средством от гипотетической угрозы такого типа.

В качестве «транспортного средства» взяли вирус, вызывающий простуду у шимпанзе. Его генетически модифицировали, сделав неопасным для человека. Осталось создать антиген, который должен вызывать иммунитет к COVID-19. Добровольцев разделят на тех, кто получит экспериментальную вакцину, а кто — обычную прививку от менингита. Затем придется дождаться, пока они начнут болеть (от идеи заражать подопытных намеренно ученые отказались). Если испытания пройдут успешно, эксперимент снова повторят, но уже с более возрастными и ослабленными участниками. Только после этого можно будет говорить о широком применении препарата и клинических рекомендациях.

Британское правительство уже сейчас решило профинансировать производство миллиона доз вакцины, хотя гарантий, что усилия и деньги не будут потрачены впус-тую, нет. Во многих случаях механизмы, работающие в пробирке и на лабораторных животных, в человеческом организме начинают вести себя непредсказуемо. В некоторых случаях вирусы реагируют на присутствие в организме антител не так, как задумано: вместо того чтобы бесславно погибнуть, становятся агрессивнее. Вирусы, вызывавшие атипичную пневмонию и Ближневосточный респираторный синдром, демонстрировали именно такое поведение. Мировое научное сообщество пока не определилось даже с тем, возможен ли в принципе иммунитет против COVID-19. Ведь есть сообщения о повторных заражениях, а переливание плазмы с антителами от уже переболевших людей не всегда помогает.

Впрочем, российские специалисты настроены оптимистичнее многих зарубежных коллег. Глава лаборатории Института молекулярной биологии имени Энгельгардта академик Сергей Недоспасов уверен, что вакцина против коронавируса будет создана. По его мнению, через несколько месяцев с помощью технологии редактирования генома можно будет получить рабочий прототип, а все этапы испытаний пройти за год. А Минздрав России обещает создать вакцину уже к концу 2020 года.

Тем временем в Израиле испытания на людях начнутся летом, в Германии первая фаза клинических испытаний уже стартовала, а Италия организовала масштабное исследование коллективного иммунитета. У десятков команд нет проблем с обменом информацией. Едва ли не впервые научный мир, столкнувшись с глобальным вызовом, продемонстрировал такую открытость. Все наблюдения, выводы, препринты статей публикуются и изучаются специалистами всего мира. Наблюдения инфекциониста из Уханя и первые выводы терапевта из Покровского-Стрешнево анализируются их коллегами. И эта информация вполне доступна рядовым врачам — были бы заинтересованность и умение ориентироваться в интернете.

Прозвучали призывы объединить не только информационные, но и административные и финансовые ресурсы. Канцлер Ангела Меркель предлагает государствам и бизнесу скинуться и собрать 8 млрд евро, в которые ВОЗ оценивает решение проблемы в масштабах всего мира. А французский президент Макрон одобрил это предложение с важной оговоркой: если вакцина будет гарантированно доступна всем странам мира...

P.S. Каким образом гарантировать справедливое распределение препарата, если он все-таки будет создан, а не повторит судьбу уже почти 40 лет ожидаемой вакцины от ВИЧ, пока непонятно. Непонятно и как наладить производство в нужных масштабах. Спасения от коронавируса ожидают около 7,4 млрд человек, а объемы производства всех вакцин во всем мире составляют только 5 млрд доз в год. Даже если задействовать все мощности, кому-то придется стоять в очереди. Хотя ждать легче, зная, что спасение от смертельно опасной болезни все-таки существует...

 



Житель Приморья с тремя детьми ради спасения от коронавируса ушел жить в лес. А вы на что готовы, чтобы уберечься от заразы?