Григорий Ляховецкий: Этот ужин врагу не отдавайте

Как признался Григорий, сам он подходит к выбору продуктов не слишком научно, больше напирая на их внешность

Ведущий программы «Идеальный ужин» на телеканале «Че!» Григорий Ляховецкий поделился с «Трудом» некоторыми секретами кухни


Такое ощущение, что кулинария правит миром. Зайдите в любой книжный — и увидите, что полка с разнообразными «книгами о вкусной и здоровой пище» выглядит не менее весомо и живописно, чем раздел художественных альбомов или детективов. В Сети не протолкнуться от кулинарных рецептов, а телеканалы соревнуются в кухонных посиделках... Тем интереснее попытки ведущих таких программ выйти за рамки жанра и угостить зрителей чем-то таким, чего они еще не пробовали. Некоторыми секретами кухни мы попросили поделиться ведущего программы «Идеальный ужин» на телеканале «Че!» Григория Ляховецкого.

— Григорий, расскажите про забавные случаи на съемках «Идеального ужина». Насколько съедобно то, что появляется на столе в результате творческих мук?

— Бывают ситуации, когда сам процесс интереснее и ярче результата. «Идеальный ужин» — как раз из этой серии. Самое забавное, когда участник, в принципе не умея готовить, на сто процентов уверен в себе. Например, одна прекрасная женщина, ссылаясь на рецепт своей бабушки, томила мясо в сливках с какими-то овощами на протяжении нескольких часов. Превращая все это в желе-образное варево и приговаривая, что чем дольше блюдо томится, тем вкуснее получится. Честно: сам я побоялся пробовать, да и остальные дегустаторы потребовали молоко за вредность. Самое интересное, что в старинных кулинарных книгах (возьмите, например, знаменитые «Советы молодым хозяйкам» Елены Молоховец) время приготовления действительно указывается гораздо продолжительнее, чем требуется сегодня. То ли продукты раньше труднее поддавались термообработке, то ли с зубами были проблемы. Но далеко не все проверенные веками рецепты сегодня востребованы — в чем мы и смогли убедиться.

Запомнилось еще одно блюдо, приготовленное другой участницей нашего шоу (она назвала себя действующей ведьмой). Та сделала черную лапшу в виде ведьминых волос, торчащих из тыквы. Выглядело это настолько жутковато, что все участники отказались пробовать, кроме меня. Могу свидетельствовать: блюдо вышло вкуснейшим!

— А что движет вашими героями: стремление к «15 минутам славы», желание продвинуться в кулинарии на профессиональный уровень или еще что-то?

— У всех по-разному. Одни азартны и полны стремления победить, другим достаточно просто участия в съемках, одного присутствия на экране, третьим интересны открытия на плите, четвертые готовы без конца совершенствоваться на ниве уже проверенных рецептов... Каждый съемочный день — это калейдоскоп, и нужно найти к каждому индивидуальный подход. В этом и заключается профессионализм и ведущего, и всей творческой группы. А самый сложный экземпляр — это такой типаж Великого Помогатора. Всегда в группе найдется человек, который хочет вне зависимости от своих талантов и умений помогать во всем — в готовке, в съемке, в установке света. С такими требуется максимум терпения, этакого пассивного добродушия: просто вежливо киваю, хитро улыбаюсь. Кстати, этим штучкам я научился у собственных детей.

— Как думаете, Григорий, в чем секрет популярности вашей программы? Она пережила несколько реинкарнаций на разных каналах и остается интересной даже для людей, не увлекающихся кулинарией.

— «Идеальный ужин» — это то, что всем хочется посмотреть. Всегда интересно, как живут другие люди и что они едят. Поэтому у нас перемежаются истории кулинарные с историями человеческими. И какими бы разными ни были герои, обязательно наступает момент узнавания, когда зритель видит на экране отражение себя, своих родственников и друзей: «Да точно такой же Вася живет рядом со мной!» Так что этот ужин не стоит отдавать врагу.

— А чему вы хотите научить зрителя?

— Знаете, мы далеки от назиданий, и вечные вопросы вроде того, как снизить потребление сахара, снизить уровень холестерина, чтобы предупредить атеросклероз или диабет, мы впрямую не поднимаем. Хотя часто они сами поднимаются. Например, когда на передачу приходят участники, по тем или иным соображениям отказавшиеся от определенных продуктов.

Скажем, вегетарианцы. И я как ведущий тоже стараюсь поделиться опытом ответственного потребления. Допустим, как покупать именно то, что нужно, не забивая холодильник впрок, тем более скоропортящимися продуктами. Важный момент — соотношение цены и качества еды. Это всегда актуально. Тем более сегодня, когда многие готовы в любом продукте у-смотреть кто белую смерть, кто сладкую... А тут не все так просто. Наверное, я многих удивлю, если скажу, что не вижу ничего плохого в скармливании курам антибиотиков, потому что без них мы бы не контролировали те заболевания, распространения которых иным способом не избежать при промышленных масштабах птицеводства. Конечно, есть фермеры, разводящие кур по традиционной технологии, но такая продукция не может быть массовой, и она неизбежно дорогая. Тем же, кто питается бюджетно, советую не смущаться присутствием антибиотиков, иначе серьезен риск подхватить опасную инфекцию.

— Это из области бесплатных советов? Сами-то вы как подходите к выбору продуктов?

— Да как и вы, наверное: не слишком научно, больше напираю на внешность продукта. Ну и на запахи, конечно. Тут все просто: помидор должен пахнуть помидором, огурец — огурцом, сохраняя зеленый цвет и упругость. Качественное авокадо обязательно мягкое, а кокосовый орех — волосатый. Хорошая семга не может быть бордово-красной, а от сыра должен исходить запах молока, а не сапожного крема. Вот и все секреты.

— Сейчас модно привозить продукты из Европы. Многие даже ездят в заграничные гастротуры, утверждая, что в Москве цены взвинчены в несколько раз. Вы такое практикуете?

— Не вижу необходимости. И даже дискуссии вокруг сыра и хамона меня не очень-то будоражат. Я вижу, что российское сыроварение сделало огромный скачок, сыры становятся все лучше, и за очень редким исключением мне этого вполне хватает. Ну а поскольку я стал есть меньше мяса, то и хамона мне требуется минимум, по большим праздникам.

— А за гастровпечатлениями куда отправляетесь?

— Мы с семьей стараемся каждый отпуск проводить либо в ближнем зарубежье, либо в дальнем. Часто ездим в Израиль к моему папе: солнце, воздух, море, прогулки по оливковым рощам — это всегда прекрасно. Из близких городов любимых на данный момент два — Питер и Ярославль, причем второй особенно добр к семьям и детям. А с Петербургом вышло так: я его всю жизнь не любил, и жена меня года четыре уговаривала туда съездить. Наконец это ей удалось — и я заболел петербургскими стихами, архитектурой, стал цитировать Бродского и бредить Невским. Это самый европейско-русский город, где западная строгость сочетается с восхитительным русским разгильдяйством. Там не зазорно выйти с чашкой кофе на улицу и, жуя круассан, цитировать Довлатова. И, кажется, любой прохожий может подхватить цитату на лету и продолжить. А какая детская площадка в Новой Голландии! Невообразимый скелет корабля, в котором можно потеряться и который открывает безумный простор для ребячьей фантазии. Мои уже оценили эти возможности.

— И все-таки о кулинарных открытиях...

— Недавно открыл для себя азиатскую кухню — этот вечный праздник вкуса, цвета, неожиданных сочетаний всего со всем, эту жуткую и притягательную остроту. Кое-что освоил и готовлю даже дома. Но, конечно, лелею мечту поехать на Восток в большой гастротур, вкусить все разнообразие вьетнамской и корейской кухни.

— Как считаете, вы гурман? И каким, на ваш взгляд, должен быть идеальный ужин?

— До гурмана мне далеко. Скорее я просто человек, который любит хорошо поесть. А к таковым можно отнести подавляющую часть человечества. Идеальный ужин для меня тот, что подходит к нынешнему моему состоянию. То есть, если я ужасно переработал и нужно восстановить силы, буду есть, не особенно задумываясь о количестве потребляемых калорий. Раскаяние придет, но позже, и это легче пережить, чем чувство голода. Если я не утомлен, могу обойтись одним салатом. Скучно, зато себя уважаешь, и это чувство компенсирует неудовлетворенность при выходе из-за стола. Короче, мой ужин всегда идеален, поскольку одно компенсируется другим.

— Вы сами готовите или оставляете это дело жене?

— У нас нет такого разделения. У кого руки свободны, тот и принимается за дело. И дети помогают — без напряга: у нас нет слов «должен», «обязан», это больше игра. Если я могу приготовить, берусь сам, но сказать, что это происходит регулярно, было бы преувеличением. Просто я провожу много времени вне дома, и супруга взяла на себя обязанности домашнего шеф-повара. Готовит, кстати, прекрасно, балует всех нас. Но я-то понимаю, что дело это непростое, и, когда могу, обязательно помогаю.

— А чем вы еще увлекаетесь помимо работы, кулинарии, блогерства?

— Хобби у меня есть: собираю модели кораблей и самолетов времен Первой мировой, крашу игрушечных солдатиков в цвета исторических мундиров. Стараюсь, чтобы хватало времени на чтение. Вообще-то моя жизнь — абсурд с точки зрения героев моих любимых книг. Смотрите: мне 43, я молодой отец, довольно моложавый, при деле и вообще веду до отвращения здоровый образ жизни. А любимые с юности авторы — это Довлатов, Хармс, Булгаков, Азимов и Брэдбери. Ну и как пособие для любого эпикурейца — «Гаргантюа и Пантагрюэль», без этого никак!

— Вашим сыновьям три и четыре года. Удается с ними время проводить, вкладываться в воспитание?

— Я использую для этого любую возможность, мы что-то постоянно придумываем, куда-то ездим, получаем новые впечатления. Недавно, например, мы с Лео и Габи (сыновья Григория — прим. редакции) ездили в этнопарк «Кочевник», чтобы познакомиться и взять под шефство над одним из жителей этнопарка — верблюдом Шуду. Идея принадлежит телеканалу «ЧЕ!», а мы с радостью откликнулись, такой классный повод для всей семьи! Для меня, как человека, который проводит на работе много времени и практически не видит домашних, это очень-очень важно. То есть, мы совместили приятное с полезным... Дети очень любят животных, и Габику, младшему, они отвечают взаимностью, он ничего не боится, может совершенно спокойно погладить кого угодно. Он излучает такую энергетику доброжелательности , что животные это чувствуют. Этнопарк всесезонный, и нам столько рассказали про зимние активности в «Кочевнике», что однозначно еще раз навестим Шуду.

— Психологи считают, что дети постигали науку добра, ухаживая за животными. А у вас дома есть животные?

— У нас дома животных нет, поэтому мы, собственно говоря, ухаживаем друг за другом — жена за мной, я за женой, оба ухаживаем за детьми, дети иногда ухаживают за нами. Примерно таким образом обязанности распределяются в семье. Если серьезно, у детей начался период хотелок «питомца», от рыбок до огромных собак, но поскольку реальное чувство ответственности за другое существо в них еще не проснулось, потенциальных питомцев заранее жалко.

— И как отец, и вообще человек, как вы думаете — зачем вообще человеку дружба с животными, что она дает взрослым, детям?

— Думаю, что наблюдать животных куда лучше в тех местах, где они чувствуют себя вольно, где им свободно дышится. Это первый и самый главный урок о том, что нужно жить бок о бок со всеми живыми существами мирно, не принуждая другое живое существо к каким-то действиям. То есть, если лошадь не хочет подойти к ребенку, ему нужно объяснить, что она сейчас занята чем-то другим. Взрослым эта история напоминает еще, что мы несем ответственность за тех, кого приручаем. Это очень-очень важно. Дети и животные смотрят на нас, как на больших друзей и очень важно это доверие сохранить.

Общественная палата предложила заменить смертную казнь «пожизненной изоляцией преступников от мира». Как вы относитесь к такой идее?