24 апреля 2017г.
МОСКВА 
9...11°C
ПРОБКИ
4
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 56.08   € 60.85
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Алкоголь в космосе действует фантастически...

Космонавты предлагают считать алкоголь снотворным. Фото: www.depositphotos.com
Виталий Головачев, обозреватель "Труда"
Опубликовано 00:09 29 Октября 2013г.

Первую бутылку коньяка на орбитальную станцию отправили еще в 1971 году


Интимный вопрос: могут ли космонавты, работающие на орбите, позволить себе такую радость, как глоток коньяка после тяжелой трудовой смены? Официально — нет, а неофициально... Всякое бывает!

За давностью лет открою секрет, о котором 40 с лишним лет назад знали лишь несколько человек, — интригует руководитель лаборатории дистанционного зондирования Земли из космоса Лев Десинов, начинавший свой путь в ракетно-космической отрасли полвека назад. — Речь о самой первой «космической» бутылке коньяка. Она была по-тихому отправлена на околоземную орбиту при моем непосредственном участии в 1971 году».

В январе на заводе имени Хруничева в 23-м цехе шли проверки первой советской орбитальной станции «Салют», на которую через несколько месяцев должны были прилететь наши космонавты Владислав Волков, Георгий Добровольский и Виктор Пацаев. Сегодня их имена принадлежат истории: экипаж первой долговременной орбитальной станции погиб при возвращении на Землю после разгерметизации спускаемого аппарата «Союз-11». Это случилось в конце июня, а зимой 1971-го, когда звездный дом готовили к старту, ничего не предвещало беды.

Тогда Десинов работал на заводе руководителем группы, которая контролировала установку на борту всей научной аппаратуры. Однажды в конце смены к нему подошел рабочий, «золотые руки», и шепотом предложил: «Знаете, в полете у Пацаева будет день рождения. Мы с ребятами приготовили для такого случая бутылочку армянского коньяка. Я прикинул: лучше всего ее спрятать за панелью, где лежат манжеты для измерения кровяного давления. Вот в одну из манжет и положим бутылочку — вы не возражаете?»

Десинов думал пару секунд. И согласился, хотя риск был: если кто-то из ретивых службистов найдет заначку, неприятностей не избежать. Но уж очень хотелось сделать экипажу такой земной подарок.

Перед отправкой станции на космодром Десинов лично проверил секретный груз. И на Байконуре неожиданностей не случилось. Десинов последним покидал отсеки орбитальной станции перед стартом и убедился: бутылка на месте. Станцию запустили. О секретной посылке накануне запуска Лев Васильевич рассказал отцу космонавта Владислава Волкова — замечательному инженеру Николаю Григорьевичу. «И вот в один из июньских дней, — вспоминает Десинов, — когда экипаж уже работал на орбите, Николай Волков сообщил мне, что подарок принят на ура, ребята понемножку пробуют земные дары и просят передать огромное спасибо всем причастным. Я передал благодарность рабочим, они были искренне рады...»

Позже врачи и руководители полетов официально разрешили иметь в звездном доме маленькие емкости с хорошим коньяком. Это была настоящая революция. Многие специалисты, к которым я обратился, готовя эту публикацию, в неофициальных беседах не скрывали, что не видят ничего страшного, если космонавт после тяжелой работы пригубит вечером 10-20 граммов спиртного. Звездоплаватели — люди ответственные, лишнего себе не позволят...

Летчик-космонавт Александр Лазуткин как-то на пресс-конференции нарушил негласный обет молчания и поведал: когда он работал на станции «Мир», спиртное оказалось как нельзя кстати. Из-за нештатных ситуаций изменился на какое-то время состав воздуха в отсеках. И врачи в ЦУПе рекомендовали немного алкоголя, чтобы нейтрализовать вредные факторы. А у них как раз с собой было...

Правда, позднее, в один не очень прекрасный день было принято решение о категорическом запрете спиртного на космических пилотируемых аппаратах. Этот приказ действует и сегодня.

«Перестраховочный запрет, — прокомментировал для «Труда» сухой закон бывший заместитель генерального конструктора РКК «Энергия», летчик-космонавт, четырежды летавший на орбиту, дважды Герой Советского Союза Валерий Рюмин. — Когда-то в набор продуктов для экипажа включали коньяк в небольших дозах. И ничего страшного не происходило».

По словам Рюмина, запрет был вызван опасением: если спиртное попадет на устройство, в котором поглощается углекислый газ и выделяется кислород, может произойти пожар. Потом таких устройств на борту не стало, а запрет остался. «Сегодня он не имеет смысла», — считает Рюмин.

Не знаю, как выполняют приказ нынешние экипажи, а в прежние времена спиртное частенько удавалось доставлять на наши космические станции. Для этого использовались дружеские связи с наземным персоналом. Удивительно: космонавтам доверяют внеземную миссию, сложнейшую технику, боевое оружие (пистолет входит в наземный аварийный запас), но в отношении спиртного доверие заканчивается: а вдруг, мол, звездоплаватели напьются и натворят черт знает что?

Я спросил известного космонавта, был ли на их станции запретный плод.

«А как же, — ответил он. — Все летавшие вам подтвердят: глоток коньяка в космосе снимает напряжение, действует благотворно на организм. Вот и я задолго до старта купил 12 бутылок армянского коньяка. Перелил его в мягкие полиэтиленовые пакеты с закручивающейся пробкой (лучшая тара в невесомости!). Но самое трудное — доставить пакеты в космос в обход многочисленных контролеров. Мы с бортинженером обживали новую станцию еще в заводских цехах, этот шанс я и использовал. В нескольких тайниках было размещено 6 литров. Не так уж много, если учесть, что планировался полугодовой полет, в ходе которого прилетали две экспедиции посещения, а это еще шесть космонавтов. Естественно, радушные хозяева встречали гостей праздничным ужином:

Маленький глоток коньяка назвали «булькой». Это 20 граммов, пустяк. А там, в космосе, «булька» — волшебный эликсир. Вот, например, был трудный день. А завтра — сложный эксперимент. Но в последний момент ЦУП передает: программа изменится, детали передадим утром: Залезаем в спальные мешки, но сна — ни в одном глазу. В голове прокручиваются варианты. Слышу, и бортинженер не спит. Спасает «булька». Пьется она не залпом. «Бульку» держишь во рту, на языке, потом медленно глотаешь. Процесс растягиваешь минут на 10. Мизерная доля алкоголя действует в космосе фантастически: успокаивает, снимает напряжение. Быстро засыпаешь и утром встаешь бодрым. Это гораздо лучше снотворного, к которому быстро привыкаешь. Еще одна тонкость. Возили на орбиту коньяк разных марок, включая и французские. Но, по общему мнению, в космосе лучше всего идет армянский».

«Я убежден, — завершил свой рассказ мой собеседник, — надо узаконить алкоголь в небольших дозах в космосе, например в качестве снотворного. Хочу сказать медикам: космонавты — не алкаши, а эти «бульки» действительно нужны для последующей эффективной работы».

Прислушаются ли к этим словам врачи, опекающие космонавтов?


Man 24 Июня 2016, 16:21
"Любое количество алкоголя - это разрушение организма."
Тот алкоголь что вырабатывается самим нашим организмом тоже его разрушает?
Гость 26 Марта 2015, 20:40
20 граммов коньяка - настолько условная доза, что влияние его скорее психологическое. Но! Адаптационные свойства организма в экстремальных условиях даже эта доза снижает, не обманывайтесь! В частности, повышается чувствительность к гипоксии. Это я вам говорю, как бывший (уже на пенсии) специалист по авиакосмической медицине. Я бы лучше включал коньяк в наземный НЗ.
Гость 30 Октября 2013, 17:08
комментарии удивляют,столько агрессии,главное все всё знают!
Гость 29 Октября 2013, 20:25
Врачи к словам прислушаются? Издеваетесь? Таких как вы сажать надо! Законы собриологии действуют не только на Земле! Мозг после приёма алкоголя работает нестабильно (со сбоями) до 20 суток. За нарушение сухого закона в космосе - всей вертикали должностей, позволившей это, только трибунал!
Марат 29 Октября 2013, 16:32
Любое количество алкоголя - это разрушение организма. А вообще статья в интересах алкомафии написана. Еще забыли написать, мол "американские ученые доказали, что......"
Loading...



Три года назад Крым вошел в состав России. Какие чувства у вас по этому поводу?