07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АЗАРТ ПОДДАЕТСЯ ЛЕЧЕНИЮ

Струженцов Дмитрий
Опубликовано 01:01 30 Марта 2002г.
До поры до времени в семье Завьяловых все было хорошо. Сергей и Светлана радовались рождению дочери. Сумели скопить деньжат и с помощью родителей купили уютную однокомнатную квартиру в спальном районе Питера. В конструкторском бюро, где работал Сергей, его ценили, намечалось продвижение по службе...Благополучие оказалось недолгим. Стала Светлана замечать, что Сергей после работы перестал привычно спешить домой. Где-то задерживался долгими часами. А однажды, возвращаясь из магазина, вдруг увидела мужа, выходящего из зала игровых автоматов. Вечером состоялся неприятный разговор, из которого Светлане все стало ясно. Никакие уговоры не помогали. Изредка Сергей являлся домой в веселом расположении духа и отдавал жене скромный выигрыш. Чаще бывал хмур и неразговорчив. А однажды признался жене, что "залез" в долги на фантастическую для семьи сумму - более 30 тысяч долларов. И что вопрос стоит так: или продать квартиру, или ему, Сергею, конец. Те, кто одалживал деньги, "включили счетчик", времени на размышление - не более недели. Продавать квартиру Светлана наотрез отказалась. Не могла не думать о будущем дочери, да и как-то не верилось ей в серьезность происходящего. Но мир ростовщиков суров и безжалостен. После памятного разговора с мужем начались телефонные звонки с угрозами не только Сергею, но и ей, и дочери. Под конец недели Сергей вечером ушел из дома и не вернулся.С тех пор прошло уже около двух лет. Сергей как в воду канул. Ни расспросы друзей, ни обращение в милицию не дали никаких результатов. Светлана еще не утратила надежд на возвращение мужа. Но знакомый следователь, рассказавший мне эту историю, настроен пессимистически. Он говорит, вскоре после исчезновения Сергея Светлане перестали звонить по телефону. А это знак того, что с Сергеем, как с бесперспективным должником, расправились.Такая вот история. Я попросил прокомментировать ее старшего научного сотрудника отделения внебольничной психиатрии Петербургского психоневрологического НИИ имени Бехтерева, кандидата медицинских наук Виктора ЗАЙЦЕВА.

Виктор Владимирович мог бы рассказать не одну печальную историю. Среди его пациентов бывали растратчики государственных средств и игроки, которых неуемная страсть привела на скамью подсудимых. Тот, кто оказывается в плену игорного азарта, не менее нацелен на совершение правонарушений, чем страдающий от неимения "дозы" наркоман.
- Да, наше время заставило психиатров обратить самое серьезное внимание на "игроманию". И проблема эта не менее остра, чем издавна известные нам болезненные человеческие пороки - алкоголизм, наркомания, токсикомания...
Первый накопленный в институте опыт показывает эффективность врачебного вмешательства в судьбы людей, зависимых от азартных игр. Так, из 34 игроков, обратившихся сюда в минувшем году, 21 пациент более года не поддается игровому искушению. А всего лечение уже прошли более ста человек.
- Виктор Владимирович, а существует ли статистика, отражающая масштабы этого зла?
- В России проблема, к сожалению, исследовалась до сих пор явно недостаточно, а потому нет никаких статистических данных. Но есть статистика европейская. В крупных городах Европы примерно 60 процентов населения "общаются" с игровыми автоматами. Однако в зависимость от них попадает не более 1-1,5 процента игроков. Если примерить эти данные к Петербургу, то, по грубым подсчетам, людей, подверженных "игромании", у нас может насчитываться от 15 до 40 тысяч! Это, в сущности, больные люди с чрезвычайно устойчивой зависимостью. Вот, к примеру, один из моих пациентов, человек, к слову сказать, состоятельный, осознав невозможность противостоять пороку, сделал такой необычный шаг: уехал в США и поселился в одном из штатов, где азартные игры были под запретом. Прожил там более года, был уверен, что избавился от беды окончательно. Но, вернувшись в Петербург, снова попал в плен собственного азарта.
- Из сказанного вами следует, что далеко не все игроки попадают в эту самую зависимость. Так все-таки кто же чаще оказывается в беде?
- В "плену" азартных игр, как правило, люди особого склада характера, часто неудовлетворенные жизнью, собой. Среди наших пациентов преобладает публика в возрасте от 24-25 и до 40 лет. Как правило, народ этот обладает достаточно высоким уровнем интеллекта, образован, но степень материальной обеспеченности этих людей не удовлетворяет.
Если игрок запускает свой "недуг", не борется с ним, то очень скоро как личность обрекает себя на саморазрушение. Он перестает интеллектуально развиваться, теряет интерес ко всему, что не связано с игрой. Разумеется, он утрачивает какие-либо перспективы и на службе, потому что уже не может работать с полной отдачей. Иначе говоря, последствия игровой зависимости те же, что и при алкоголизме и наркомании.
- В чем же выражается медицинская помощь такого рода "игрокам"?
- Коротко говоря, мы используем сочетание специфических методов психотерапии с лекарственной терапией, не исключая антидепрессантов. Лечебный процесс длителен. У пациентов случаются и срывы. Но в конечном счете, примерно в 50 случаях из ста мы помогаем. Правда, и после того, как пациент освободится от тяжкой зависимости, для закрепления успеха он еще на протяжении нескольких лет должен встречаться хотя бы раз в два месяца с психотерапевтом.
К сожалению, петербургское законодательство в немалой степени способствует распространению этого зла. Например, в законе сказано, что игровые автоматы могут быть размещены на станциях метрополитена. И они там прочно обосновались. А это значит, что, куда бы человек ни направлялся, его пути-дороги пересекаются с игровым бизнесом.
Залы игровых автоматов никогда не пустуют, среди посетителей преобладают подростки, которые особенно предрасположены к зависимости от азартных игр.
- Так что же, по-вашему,- надо запретить азартные игры?
- Запретами ничему не поможешь. Нужны контроль и здравый смысл в самой организации игорного дела. У нас, как представляется, нет ни того, ни другого. Закон, к примеру, запрещает посещение казино лицам моложе 18 лет. Однако по разрешению директора казино подросток может быть допущен в игровой зал. Зачем? Ведь и 18 лет - это еще не тот возраст, в котором можно разрешать участие в азартных играх...
Если принять во внимание опыт европейских стран, то во многих городах игровые залы сконцентрированы в одном месте, куда и приходят горожане, желающие поиграть. Мимоходом сюда не забегают. И контроль здесь устанавливается строгий - и за возрастом игроков, и за денежным оборотом. При нашем не регламентированном, хаотичном игорном бизнесе ничего подобного и быть не может.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников