10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"РЕСПУБЛИКА" КАРАТЕЛЕЙ

Федосов Александр
Статья «"РЕСПУБЛИКА" КАРАТЕЛЕЙ»
из номера 076 за 30 Апреля 2002г.
Опубликовано 01:01 30 Апреля 2002г.
4 октября 1941 года немцы заняли поселок Локоть Орловской области (ныне он входит в Брянскую). Но еще раньше здесь разгулялась анархия. Отбившиеся от своих частей бойцы, раненые, уголовники, крестьяне - все смешались в мятежную толпу. Мужчины запасались оружием, брошенным в лесах. Поделив колхозное имущество, они встречали штыками голодных солдат и невесть откуда появившихся мародеров.

Места эти и раньше были известны своей "контрреволюционностью". Здешние крестьяне крепостного права не знали, отличались свободолюбием. Против советской власти восстали еще в 1918 году, впоследствии упорно сопротивлялись внедрению колхозов.
Так что, видно, не случайно именно здесь решил поселиться в 1938 году вернувшийся из сибирской ссылки Константин Воскобойник. А попал он в нее за то, что десять лет жил под чужой фамилией, в чем сам признался, явившись в ОГПУ. Это добровольное "раскаяние" спасло его от наказания за более серьезные дела - ведь в 1921 году Воскобойник был пулеметчиком в мятежном отряде эсера Попова, но после разгрома сумел скрыться.
Приехав в Локоть, он устроился на неприметную должность преподавателя физики в местном техникуме. Инженерно-экономическое образование у Воскобойника было: он получил его, когда жил под "псевдонимом".
И уже незадолго перед войной в поселке появился еще один инженер, на этот раз химик - Бронислав Каминский, поляк по отцу и немец по матери (что впоследствии пригодилось при оккупационном режиме).
Его неприятности начались в 1935 году, когда Каминского исключили из партии. Позже он рассказывал, что причиной явилась написанная им статья против коллективизации. Так ли это было в точности, осталось неясным. Известно другое: в августе 1937 года его уже арестовали, "пристегнув" к делу профессора Чаянова, обвиненного в создании "террористической" Крестьянской партии (на самом деле выдуманной на Лубянке). Александр Чаянов, выдающийся ученый, теоретик кооперации и действительный противник насильственной коллективизации, был расстрелян, как и многие его единомышленники. К Каминскому судьба была милостивее. Его продержали в тюрьме до ноября и выслали в Шадринск Курганской области, откуда он после освобождения перебрался в Локоть, устроился на спиртзавод.
Двое вчерашних ссыльных быстро нашли общий язык. А когда пришли немцы, стали настойчиво предлагать им свои услуги. Наконец они добились расположения у генерал-полковника Шмидта, командующего 2-й танковой армией, чей штаб расположился в Орле. Воскобойника назначили бургомистром, Каминского - его заместителем.
Население согнали на собрание, громко названное вечевым сходом, в типографии срочно отпечатали манифест "Национал-социалистической трудовой партии России", которая "создалась в подполье в сибирских концлагерях". Неведомая доселе партия провозгласила полное уничтожение коммунистического и колхозного строя, бесплатную передачу земли крестьянам в вечное пользование, свободу частной инициативы, а также двухмесячные отпуска. Манифест подписал "Инженер Земля", как назвал себя Воскобойник.
Однако бургомистру не суждено было увидеть плоды своих усилий. 8 января 1942 года партизаны, совершавшие рейд по немецким тылам, ворвались в Локоть. Воскобойник был смертельно ранен, и бразды правления перешли к Каминскому.
Что касается "государства", образованного с благословения немцев двумя бывшими "чаяновцами", как называли себя Воскобойник и Каминский, то от идей Чаянова в нем осталось одно-единственное слово - "самоуправление". Да и оно служило лишь камуфляжем. Администрация во многом повторяла структуру обычных советских исполкомов. В обращении находились обычные советские деньги, зарплата полицейских и учителей достигала 500 рублей.
Был создан свой печатный орган - газета "Голос народа", которую редактировал бывший директор школы Николай Вощило. Начали с двух тысяч экземпляров, а к середине 1943 года нарастили до 12 тысяч. Распространялась газета не только в Брасовском уезде, но еще в семи - до таких размеров вырос Локотской округ. В него вошли районы нынешних Брянской, Орловской и Курской областей. После расширения округа Каминский стал именоваться обер-бургомистром.
Крестьянам новая власть разрешила поделить между собой колхозных лошадей, корма, постройки, хлеб. Но поскольку лошадей не хватало, крестьянам велели объединяться в земельные общества и помогать друг другу. Видоизмененные колхозы должны были платить налоги, им доводили план "госпоставок". Часть "оброка" шла непосредственно немецкой армии. В "государственной" собственности оставались промышленные предприятия.
Судебная система поражала своим быстродействием. Начав борьбу с самогонщиками и пьяницами, Каминский объявил, что порочные пристрастия будут караться расстрелом. Не хватало только символа новой эпохи, но и он был рожден очередным приказом Каминского: стрелку часов перевели на один час назад - к дореволюционному прошлому. А позже, в честь первой годовщины оккупации, Каминский издал приказ и о переименовании поселка Локоть в город Воскобойник! Генерал Шмидт, первый покровитель Каминского, как-то сказал, что всю Россию следовало бы преобразовать по подобию Локотского округа. Бургомистр с показной скромностью ответил, что он всего лишь инженер. И удостоился лестного:
- Фюрер тоже был художником, а стал вождем нации.
Оценили его заслуги и на более высоком уровне. Сам Альфред Розенберг, министр восточных территорий, составил докладную записку Гитлеру "О русском самоуправлении округом Локоть". Правда, высоко оценивались в ней не столько успехи "гражданского строительства", сколько карательные операции против партизан. Потому что именно эта функция была главной в деятельности Каминского. Будучи гражданским повелителем земель, на которых жило около полумиллиона человек, основным делом он считал командование созданной им бригадой РОНА (аббревиатура "Российской освободительной народной армии"). Это пестро обмундированное (смесь советской и немецкой формы) воинское соединение насчитывало к концу оккупации до 10 тысяч человек. РОНА состояла из 5 полков, у нее были 24 танка Т-34, пушки, зенитные орудия, бронемашины. Добровольцев не хватало, поэтому применялась принудительная мобилизация. Новобранцев старались повязать кровью. Каратели "бригады Каминского" (немцы называли ее именно так) отличались беспредельной жестокостью.
Бывший конезавод превратили в тюрьму, где истязали захваченных партизан. По словам очевидцев, Каминский и сам проводил пытки. В услужении у него состояли такие каннибалы, как Макарова-Гинзбург, прозванная Тонькой-пулеметчицей. Эта дама была палачом окружной тюрьмы и собственноручно расстреляла около двухсот заключенных. За каждую партию жертв ее награждали графином спирта.
Под натиском Красной Армии немцы отступали, и Каминский издал приказ об эвакуации. В "Самоуправлении" началось брожение, бегство к партизанам. На запад ушла РОНА, прихватив с собой семьи. В августе 1943 года каминцев передислоцировали в город Лепель Витебской области. Здесь они занимались тем же - карательными операциями против партизан. И проявили себя так, что в июле 1944 года бригаду включили в состав войск СС (впоследствии 29-я гренадерская дивизия СС). Каминскому присвоили звание бригадефюрера СС и наградили железным крестом.
В августе 1944-го головорезов Каминского бросили на подавление Варшавского восстания. У гитлеровцев был и коварный политический расчет. На другом берегу Вислы стояла Красная Армия (она вошла в Варшаву только в январе 1945-го), а здесь бесчинствовали пьяные каратели, матерившиеся по-русски. На руке каждого мародера красовалось по три-пять пар часов, а их женщины увешивали себя драгоценностями.
Каминского, прилежно отработавшего тридцать сребреников, убрали собственные хозяева. Военно-полевой суд был коротким. Бригадефюрера СС расстреляли вместе с его штабом. Сведения об этом постарались довести до польского подполья, но скрыли от самих каминцев. Опасаясь эксцессов с их стороны, объявили, что "вождь" убит... польскими подпольщиками. Вскоре 29-ю дивизию СС расформировали, причем многих ее "гренадеров" отправили в ряды остарбайтеров и даже в концлагеря.
Работая с архивом Брянского УФСБ, я нашел документ, который помогает не только понять личность Каминского, мнившего себя освободителем России, но способен стать основой еще одной версии его гибели. Нет, не о свержении большевизма мечтал Каминский в ссылке. Начальник управления НКВД Орловской области Фирсанов сообщал 17 июля 1942 года начальнику Второго управления НКВД Федотову:
"28 марта 1940 года Шадринским НКВД Каминский был завербован секретным сотрудником под кличкой "Ультрамарин" для разработки ссыльных троцкистов... Всех их Каминский характеризовал в 1940 году как антисоветски настроенных, за исключением Прониной".
Не исключено, что и в Локоть он прибыл с особой миссией. Во всяком случае, "стучал" Бронислав Владиславович и здесь, правда, по отзыву лейтенанта Гурова, "агент к работе относился недобросовестно, на явки являлся неаккуратно, задания точно не выполнял".
Заканчивая свое донесение, майор Фирсанов спрашивает:
"Не считаете ли вы целесообразным выдать Каминского немцам как секретного сотрудника НКВД? Подписка его, выданная Шадринскому РО НКВД, у нас имеется".
В 1942 году этого почему-то не сделали. Но вот как раз в 1944-м, как сообщается в некоторых публикациях, один заключенный концлагеря Заксенхаузен - бывший командир диверсионного отряда, воевавшего под Орлом, капитан госбезопасности, - сумел организовать "утечку" информации с компроматом на Каминского. Он "по секрету" сообщил сокамернику, что командир РОНА Каминский на самом деле - давний агент НКВД, внедренный к немцам.
Естественно, предать огласке такую взрывную информацию ведомство Гиммлера не могло. В те дни после провала июльского покушения на фюрера шла тотальная чистка армии, а проводили ее эсэсовцы. Они решили, что Каминскому для приговора вполне достаточно обвинения в обыкновенном мародерстве.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников