10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОКА КАРАСИ ДРЕМЛЮТ...

Маринин Александр
Опубликовано 01:01 30 Мая 2000г.

О швейцарской фирме "Noga", из-за претензий которой арестованы зарубежные российские счета, не

О швейцарской фирме "Noga", из-за претензий которой арестованы зарубежные российские счета, не писал, наверное, только ленивый. Тем не менее упрекать в излишнем коварстве империалистических хищников глупо и наивно. На то, собственно, и щука в пруду, чтобы караси не дремали. Беда как раз не в щуке, она, как мы видим, свою работу знает. Беда в наших отечественных карасях, которые прозевали из-за постоянной дремоты тревожные и немыслимо кабальные для России условия в договоре с той же фирмой.
Схемы операций слегка видоизменяются, но принцип некоей необъяснимой и ничем не подкрепленной щедрости в отношении наших иностранных друзей незыблемо сохраняется. Пока все вокруг охают и ахают относительно ситуации с "Noga" и, мягко говоря, недалекости некоторых наших чиновников, подмахивавших договоры с ней, дело карасей живет и процветает в других областях. Вкратце девиз карасей можно было бы сформулировать так: невзирая на лозунги, произносимые с высших государственных постов, о необходимости свято блюсти финансовые интересы собственного государства, отстаивать его собственность и капиталы на всех возможных рубежах, караси спали и будут спать, вместо того чтобы бдительно следить за посягательствами на эти интересы.
Конечно, можно изобразить карасей-чиновников, выражаясь современным языком, этакими "лохами". Но будем справедливы: роль "лохов" по-прежнему отводится простым налогоплательщикам - то есть нам с вами. Караси-то потому и дремлют с такой потрясающей безмятежностью - ведь на их материальном благополучии собственные ошибки не сказываются.
Еще при существовании Советского Союза, в далеком 89-м году, "Союзвнешстройимпорт" и итальянская компания Merloni Progetti заключили контракт на 724,5 миллиона долларов США. Итальянцы обязались построить под ключ в Липецке завод холодильников и морозильников. Деловым партнером итальянцев в СССР стал Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК). Ему, НЛМК, Банк внешнеэкономической деятельности СССР (ныне ВЭБ) предоставил кредит в размере 150 с половиной миллионов долларов для оплаты контракта с Merloni. Кредит НЛМК должен был вернуть государству в 94-м году, но не вернул. НЛМК договорился с ВЭБом о том, чтобы растянуть выплаты до осени 2000 года.
Уже давно у НЛМК была просроченная задолженность перед ВЭБом по этому кредиту, к тому же еще и проценты тикали на счетчике. Между тем ВЭБ является государственным агентом, так что речь-то шла, что немаловажно, о солидных деньгах, которые должен был НЛМК всем нам. В 97-м году ВЭБ, осознавая свою ответственность перед государством и блюдя его интересы, обращается в Липецкий арбитражный суд с иском о возврате задолженности по кредиту. Липецкий суд не находит достойных оснований для возврата, в иске ВЭБу отказывает, что само по себе не может не вызвать интереса...
Потом с этой задолженностью начинают происходить довольно загадочные манипуляции. ВЭБ предлагает Министерству финансов урегулировать задолженность НЛМК путем оплаты этой самой задолженности долговыми инструментами Лондонского клуба кредиторов РФ. В итоге Минфин гасит задолженность (по кредиту ВЭБа НЛМК) в размере 188,6 миллиона долларов. Схема погашения следующая: акционеры НЛМК передают Минфину облигации IANs и PRINs на указанную сумму. Все, казалось бы, должны быть счастливы. Но с одной маленькой поправкой: в результате такой сделки наше государство (в лице ВЭБа) фактически простило НЛМК большую часть долга, поскольку в конце 98-го года облигации PRINs котировались в размере 6-9 процентов от номинала, а IANs - в размере 11-16 процентов.
Позиция государства в отношении НЛМК понятна: одному из крупнейших предприятий отечественной металлургии, от работы которого к тому же зависит жизнь не только Липецка, но и всего региона, долг списать можно.
Но дальше началось неожиданное. ВЭБ почему-то заключил соглашение об урегулировании долга Новолипецкого металлургического комбината не с самим комбинатом напрямую, а с иностранной компанией Stahl- und Metallunternehmensholding (SMU), которая является одним из акционеров комбината. В результате операции Минфина оказалось, что государство вовсе не простило долг отечественному предприятию, а практически подарило этот долг иностранцам. Потому что SMU - внимание! - приобрело 100 процентов долга за сумму меньшую, чем 15 процентов его стоимости. А теперь SMU требует за "государственный подарок" деньги. И не те 25 миллионов, за которые купили долг, а всю сумму, аж 188 миллионов долларов!
Итак, еще раз. Следим за руками. Был долг отечественного предприятия Российскому государству. Государство долг урегулировало. В результате само оно получило лишь 15 процентов этого долга. А отечественное предприятие - НЛМК - осталось все равно должно почти всю сумму. Но только теперь уже не собственному государству, а некоей иностранной фирме.
Сказать, что дело "Noga" живет и процветает - значит ничего не сказать. Пресловутая "Noga" обзавидовалась бы таким возможностям, которые нежданно-негаданно получила для себя фирма SMU.
Надо сказать, что фирма SMU довольно быстро сообразила, какие дивиденды сулит ей "расторопность" российских карасей-чиновников. Во всяком случае, дальнейшие события показывают, что SMU собирается использовать создавшуюся ситуацию, что называется, на полную катушку. Упрекать ее в этом было бы опять-таки глупо - бизнес есть бизнес. Когда твой партнер оказывается простаком, это твоя удача, и ее надо ловить за хвост.
SMU и Новолипецкий металлургический комбинат встретились все в том же Липецком арбитражном суде, который, как мы помним, не находил никаких оснований для претензий ВЭБа к Новолипецкому комбинату. Удивительное дело, но, увидев трогательную встречу новолипецких комбинатовцев с представителями компании SMU, судьи, наверное, расчувствовались и вынесли совершенно иное решение. Они утвердили мировое соглашение между иностранцами и комбинатом. Может быть, конечно, сыграло свою роль уважительное отношение к зарубежным партнерам. Но что-то точно сыграло свою роль. Иначе как объяснить такое резкое изменение позиций арбитражного суда, которое отказывается признать законными претензии государства, но фактически признает законными претензии иностранцев по тому же самому поводу? Утверждение мирового соглашения как раз это и означает...
Пока подписывалось это соглашение, коллектив Новолипецкого металлургического комбината тихо-мирно работал, не подозревая, накануне каких коллизий он оказался. В самом деле, никаких сигналов тревоги до последнего времени заметно не было. Новолипецкая металлургическая продукция всегда пользовалась спросом, хотя дело и не обходилось без трудностей. Так, пришлось из-за американских антидемпинговых мероприятий практически переориентироваться на азиатский и латиноамериканский рынки, а там и цены пониже, и партнеры не такие надежные, и никто не хочет заключать долгосрочных контрактов, под которые в крайнем случае можно взять кредиты у западных банков. Перебои с качеством прокатного металла тоже породили немало проблем - и с отечественным АвтоВАЗом, и с зарубежными потребителями. Но в конце концов с АвтоВАЗом и с собственным качеством ситуацию потихоньку выправили. Зарплату на комбинате платят, пусть и не такую, как на других таких же комбинатах, зато регулярно и без опозданий. Иными словами, насколько это возможно в нашей отдельно взятой стране, Новолипецкий комбинат свою работу делает.
И тут возникает эффект наподобие холодного душа. В воздухе нарисовалась некая новая иностранная компания - Omnispect, также один из акционеров НЛМК, и предлагает созвать собрание акционеров. Надо заметить, что мировое соглашение между НЛМК и SMU, оформленное в Липецком арбитражном суде в марте 99-го года, предусматривало определенный график выплаты задолженности. Так, к 20 марта 2000 года НЛМК должен был выплатить иностранцам 56,1 миллиона долларов.
Так вот эта самая компания Omnispect радостно объявила о том, что ей стало известно следующее: НЛМК, дескать, не выполнил условий своего мирового соглашения со SMU, а потому теперь долг НЛМК (свыше 100 миллионов долларов) должен быть объявлен "срочным к платежу".
Чего же хотят братья-иностранцы? Задушить нашу металлургическую промышленность, разорив ее предварительно? Никак нет. Omnispect предлагает попросту провести дополнительную эмиссию акций в пользу компании SMU с целью погасить перед ней долг НЛМК. В переводе на русский - перераспределить акции Новолипецкого металлургического комбината в пользу иностранного акционера. И только. Игра с долгом НЛМК закончена. В чью пользу - другой вопрос...
В заключение еще пару теплых слов о карасях. В своей дремоте они не смогли заметить еще одного удивительного факта. Председатель совета директоров НЛМК господин Лисин, по его же собственному признанию, является основателем и генеральным директором компании "Румелко". А именно "Румелко" получила в управление контрольный пакет акций НЛМК в конце 99-го года на длительный срок. Исходя же из структуры акционерного капитала НЛМК, можно предположить, что в управление НЛМК были переданы и акции SMU и Omnispect. И тогда уже такое можно предположить, что мало не покажется.
А не хотелось бы...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников