08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПУСТЬ СВОБОДЫ НЕ БОЯТСЯ

Павленко Владислав
Опубликовано 01:01 30 Июля 2003г.
Прослышав о своем досрочном освобождении, Оля М. загрустила. Другие девчонки прыгали от радости: "Ура, выходим на свободу!" А Оля - мрачнее тучи: "Боюсь возвращаться в свой поселок - там полно наркоманов, опять затянут. А я теперь - другая..."

Узнав о страхах Оли, начальник новооскольской воспитательной колонии полковник Надежда Ивановна Федоренко связалась со священником села Горки Красненского района отцом Михаилом и убедила принять Олю под свое покровительство. Отец Михаил - легендарная личность на Белгородчине. Несколько лет назад работники разорившегося колхоза уговорили его возглавить хозяйство, и нынче это крепкое хозяйство. Оля обрадовалась, узнав, что ее примут на работу, дадут жилье. Рады и те, кто несколько лет спасал в колони эту заблудшую душу - воспитатели, психологи, врачи, учителя, производственные мастера.
Впрочем, определение "заблудшая душа" в новооскольской колонии считают устаревшим. Это когда-то большинство попадавших сюда девчонок были осуждены на небольшие сроки. Их образовательный уровень соответствовал возрасту, отклонения в здоровье, психике - вполне исправимы. Выйдя на свободу, они, как правило, возвращались в свои семьи и постепенно забывали "кошмарный сон". Сейчас все драматичнее. Осужденные девчонки-подростки, как правило, из бедных, полуразвалившихся, деградировавших семей. Судьба таких детей во многом предрешена нищетой, толкающей их на панель, к алкоголю и наркотикам, от которых до преступления - один шаг. В новооскольской колонии из 350 девчонок, отбывающих здесь срок, одна треть осуждена за убийство, еще почти две трети - за тяжкие преступления, связанные с грабежами, разбоями, покушениями на жизнь сограждан. Среди прибывающих сюда по этапу не редкость ВИЧ-инфицированные, 20-30 процентов - с венерическими заболеваниями, треть - наркоманки, алкоголички. И почти все озлобленные, агрессивные...
Но вот какие письма приходят в колонию. "Любовь Николаевна, благодарю вас от всей души за то, что вы перевоспитали меня и научили правильно воспринимать сложные жизненные ситуации. Уверяю, вы не впустую потратили на меня время, силы и нервы, а я стараюсь устроить свою жизнь правильно, по-человечески. Твердо знаю, что больше не попаду в зону, потому что теперь не делаю ничего такого, что могло бы привести меня на скамью подсудимых". Эти слова я выписал из письма воспитателю Капелюшник от ростовчанки Люды Г.
- Победить зло можно только добротой, - убеждена полковник Федоренко. - Поэтому в нашем учреждении делается все возможное, чтобы несчастные дети поверили в вероятность новой для себя жизни и чтобы заронить в их души чувство доброты и человечности.
Начальником колонии Надежду Ивановну назначили семь лет назад. А всего ее стаж работы в новооскольской ВК - 32 года. Пришла сюда после института экономистом, но так увлеклась сложным воспитательным процессом, что оказалось - это ее призвание. От сотрудников колонии она добивается отношения к девчонкам не как к "зэкам" (само это слово здесь под запретом), а как к юным воспитанницам, которых надо готовить к взрослой жизни на свободе. Им стараются привить интерес к учебе - попадаются такие, кто вообще не ходил в школу, у многих к 15-16 годам за спиной всего два-три класса. Параллельно девчонки учатся в профтехучилище, получая профессии швеи-мотористки, вязальщицы, мастера-закройщика, оператора ЭВМ. А затем начинают трудиться в швейном цехе.
В соответствии с политикой гуманизации уголовно-исполнительной системы строго закрытое учреждение постепенно стало доступным общественности, религиозным деятелям. Появилась совершенно новая практика - выходы с воспитанницами на прогулки в город, летом - выезды на речку, где они отдыхают.
У многих воспитанниц появилась тяга к образованию. Еще в прошлом году Федоренко убедила руководство новооскольского сельскохозяйственного колледжа разрешить воспитанницам колонии поступать к ним на учебу. Шесть девчонок успешно сдали экзамены и уже год проучились. Сейчас Надежда Ивановна ведет переговоры с Московским гуманитарным институтом, который практикует дистанционное обучение, чтобы группа лучших воспитанниц занималась по этой системе.
Понятно, что на скудные бюджетные средства не разгуляешься. Кое-что колония зарабатывает своим производством - пошивом спецодежды, камуфляжной формы. Но заказов мало, находить их трудно, к тому же швейный цех облагается всеми налогами, как любое промышленное предприятие. Надежду Федоренко это возмущает.
Из-за скудости средств возникают проблемы с отправкой девчонок домой после освобождения. Конечно, у тех, кто пробыл здесь 2-3 года, на лицевом счете накапливаются какие-то деньги. Но некоторые быстро попадают под амнистию, и им больше 50 рублей колония выдать не может. Недавно, когда выпускали по амнистии больше ста человек сразу, Федоренко отправила письма руководителям 38 регионов, откуда прибыли девчонки на перевоспитание. Просила выделить деньги на билеты освободившимся. Откликнулись только два губернатора. А вот руководитель одного из крупнейших и богатых регионов направил в Москву жалобу на полковника Федоренко: мол, государство и так тратится на преступников, а начальник колонии вымогательством занимается...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников