Удержат ли вахтанговцы рекорд

Вахтанговцы открыли сезон спектаклем «Мнимый больной» по Мольеру. Фото с сайта театра
19:50 30 Сентября 2016г.
Опубликовано 19:50 30 Сентября 2016г.

Театр им. Вахтангова открыл новый 96-й сезон, в котором намерен отпраздновать свое 95-летие. И судя по захватывающим перспективам, поклонников у обожаемого публикой «патриарха» станет еще больше 


Сезонов прославленный Вахтанговский отыграл действительно  больше, чем прожил лет: до официального «рождения» целый год театр существовал как Третья студия МХТ. Отсюда и несовпадение в датах – 95-летие пришлось на «некруглый» 96-й сезон. Сбор труппы для любого театра – тот же Новый год: подведение итогов, планы на будущее. Вахтанговцы продолжают возглавлять негласный рейтинг «любимцев публики», побивая все мыслимые рекорды: в минувшем сезоне 295 тысяч зрителей посмотрели 539 спектаклей на трех сценах – основной, новой и сцене студии. Средняя заполняемость зала – основной показатель «эффективности» театра с точки зрения чиновников от культуры – 96%, результат, который даже нынешний не особо щедрый на похвалы министр признал выдающимся.

Интересно, как будут выглядеть эти показатели в финале нового сезона? Камерные вечера вахтанговских звезд в новом арт-кафе – изящном пространстве в стиле ар-нуво, сотканном талантом главного художника театра Максима Обрезкова – уже расписаны на два месяца вперед. А в скором времени к трем существующим площадкам добавятся еще две сцены филиала – бывшего театра им.Рубена Симонова. Ясно одно – Римас Туминас загрузит по полной все и всех. Юлия Рутберг, к примеру, из-за плотного гастрольного графика дважды не смогла явиться в министерство культуры на церемонию по случаю присвоения почетных званий. Пришлось Владимиру Мединскому самому ехать в театр и вручать актрисе свидетельство о присвоении ей звания народной артистки России. 

Можно только удивляться, как в наш циничный век предводителю вахтанговцев удается оставаться романтиком:

–  Будет день и будет праздник. Просыпаясь каждое утро, поздравляйте себя. Радуйтесь, что идете в театр. Природа и искренность — единственное наше божество. А красота — это правда. Она так закрыта! Наша профессия заключается в том, чтобы пробираться к ней. Искусство и есть великолепный урок искренности.

Его планы на новый сезон масштабны и увлекательны. Шекспировского «Ричарда III» репетирует главный режиссер Тбилисского русского театра им. Грибоедова Автандил Варсимашвили. Сам же Туминас взялся не больше не меньше как за гетевского «Фауста». Но главным событием сезона станет поставленный им «Царь Эдип». Премьеру сыграли летом в самом древнем из сохранившихся античных амфитеатров – в Эпидавре, вмещающем 14 тысяч зрителей. Как трагедия Софокла, ожившая в «декорациях» IV века до н.э., отзовется в родном пространстве на Арбате, одному Богу известно. Туминас волнуется не на шутку.

В театре великое и смешное соседствуют совершенно естественно. Патриарх Вахтанговского Владимир Этуш сыграет главную роль в известной «новогодней сказке» Надежды Птушкиной «Пока она умирала». Премьера запланирована на декабрь. Приставать с расспросами к мэтру на счет того, как он обирается перевоплощаться в наивную старушку, в новогоднюю ночь раздумавшую покидать сей мир, оказалось бесполезным:

– Ни слова не скажу! Иначе сюрприза не будет. А какой же Новый год без сюрпризов?

Впрочем, на сюрпризы в этом театре щедра каждая новая постановка. Не каждая труппа рискнет прямо в день открытия сезона с разбега сыграть премьеру. Но вахтанговцы изящно и лихо выплеснули в зал сто пудов любви и сарказма, заключенных в последней пьесе великого Мольера – «Мнимом больном». Поставил спектакль режиссер, без преувеличения мирового класса – лауреат премии Питера Брука, кавалер Ордена искусств и литературы Франции Сильвиу Пуркарете.

У Мольера есть все, над чем так приятно смеяться – господа, которые куда глупее собственных слуг, умницы дочки, знающие, как настоять на своем, вероломные жены, оказывающиеся в итоге у разбитого корыта и, главное – человеческие слабости, такие забавные на сцене и совершенно непереносимые в жизни. В «Мнимом больном» всего этого вдоволь, но «просто комедия» с чередой уморительных трюков не интересна ни маэстро Пуркатере, ни вахтанговским актерам. Да и публику ею сегодня не удивишь, тем более – не проймешь. Но в театр-то мы ходим, чтобы удивляться и сопереживать! Вот ради этого и затеял французский режиссер свою игру в театр, в котором играют… жизнь.

Зрителя ждет путешествие в театральное закулисье, а проводником будет Сергей Маковецкий – актер, играющий великого Мольера, в свою очередь играющего зануду Аргана в своей последней комедии. Он войдет на сцену в пышном наряде а-ля Король-Солнце не для того, чтобы блеснуть величием, а так, как все усталые лицедеи возвращаются в свои гримерки. Переоденется в нечто совершенно затрапезное, сотрет у гримировального зеркала краску с лица, закурит и, раскрыв тетрадку с новой ролью, начнет вполголоса бубнить что-то про клистиры и слабительные, которые «непременно вернут к жизни его милость».

– Режиссер предложил нам очень тонкий европейский театр. Тонкий, легкий и умный, – говорит Сергей Васильевич. – Мы играем Мольера, но не играем комедию в том смысле, какой в нее сегодня обычно вкладывают. Наша задача – не идти на поводу у зрителя. Пусть он улыбается там, где раньше расхохотался бы в полный голос!

Мир – как театр, театр – зеркальное эхо мира, в котором праздника гораздо меньше, чем кажется непосвященным. Но непраздничность жизни вовсе не повод на нее сетовать и тем более впадать в депрессию. Вдоволь насмеявшись над больным, который страдает хронической нелюбовью к жизни, самое время вспомнить о том, что и самое невыносимое бытие все-таки лучше небытия. Мольер, умевший смеяться и высмеивать как это мало кому удавалось в театре, знал это абсолютно точно.  




Елена Малышева назвала передачу о детях-аутистах «Откуда берутся кретины».