10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРАВО НА СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Вереск Вероника
Опубликовано 01:01 31 Января 2007г.
Такой позиции придерживается представитель ОАО "Нижнекамскнефтехим" Айдар Султанов, в течение уже нескольких последних лет успешно отбивая изощренные атаки на предприятие разномастных рейдеров (захватчиков) и гринмейлеров (корпоративных шантажистов). При этом, как следует из развития реальных событий, юридическая служба нефтехимического гиганта из Татарстана не просто четко ориентируется в сложном ландшафте российского правового поля, но и мастерски торит на нем дорогу в самые высокие судебные инстанции, в том числе и для своих менее активных коллег по бизнесу.

Первые попытки заполучить успешное нефтехимическое предприятие из Нижнекамска начались в 2004 году. Тогда никому неизвестные ООО, ЗАО, ИК и прочие любыми способами старались "откусить" от акционерного пирога ОАО "Нижнекамскнефтехим" (НКНХ) 18-процентный пакет акций. Одной из структур, которая в числе других рвалась в акционеры НКНХ, была некая кипрская компания "Azul International Servis Corp.". Она объявила о том, что существует договор купли-продажи именно этого пакета акций и обратилась почему-то в арбитражный суд Москвы с иском "о понуждении исполнения обязательств в натуре". Странный это был иск, не говоря уже о самом договоре. Об этом "Труд" очень подробно рассказывал 22 апреля и 13 сентября 2005 года в материалах "В товарищи хочу!" и "В осаде призраков". Там же речь шла о не менее удивительном решении Замоскворецкого районного суда Москвы, отменившего перерегистрацию Коммандитного товарищества (КТ), одним из участников которого было ОАО "Нижнекамскнефтехим". Суд не только принял заявление от человека, никогда не числившегося вкладчиком КТ, но и рассмотрел иск, касающийся НКНХ, в отсутствие его представителей.
Сказать по правде, и странных исков, и абсурдных судебных решений за последние три года в отношении ОАО "Нижнекамскнефтехим" было немало. Другое дело, что "соискатели", как правило, терпели в этих затяжных судебных баталиях фиаско, а юристы предприятия упорно и неуклонно добивались осуществления своего конституционного права на справедливый суд.
О том, какой ценой российским юристам сегодня дается победа в корпоративных войнах, наш разговор с Айдаром Султановым.
"ТЕРПЕНИЕ И ТРУД"...
- Айдар Рустэмович, с так называемой кипрской компанией "Azul International Servis Corp." все стало понятно в тот самый момент, когда выяснилось, что в действительности на Кипре такой субъект права зарегистрирован не был. Зато претензии, которые он выдвигал к российскому предприятию уже на территории нашей страны, были абсолютно реальными. Так чем же дело завершилось?
- Пока ничем: еще в 2004 году нам удалось доказать, что иск от этой иностранной компании принят арбитражным судом Москвы с нарушением подсудности. Он был передан в арбитражный суд Республики Татарстан, где не рассмотрен и по настоящее время. Предполагается, что судебный процесс, который откладывался уже два раза, может состояться в конце лета нынешнего года. Хотя, конечно, не факт, что это случится. Дело в том, что рейдеры, охотящиеся за чужим имуществом, в последние годы активно используют различные схемы недружественного поглощения с участием так называемого "иностранного элемента". Очень удобно, между прочим: когда им выгодно, они появляются в суде, и дела рассматриваются быстро. Когда же есть необходимость заволокитить процесс, эти странные иностранные истцы просто исчезают из поля зрения суда, буквально растворяясь в пространстве. И пока идут поиски (а уведомления о рассмотрении дела в таких случаях могут плутать год и более), спокойно решают свои проблемы.
- Есть ли уверенность, что на этот раз процесс все же состоится? И что будет, если "Azul International Servis Corp." по-прежнему предпочтет оставаться в тени?
- Что касается этой компании, никакой уверенности в ее реальном появлении в суде у нас, конечно же, нет. Есть только надежда, что долгожданная встреча состоится. Потому что на этот раз будет рассмотрен встречный иск НКНХ к этой загадочной структуре о признании сделки купли-продажи акций ОАО "Нижнекамскнефтехим" недействительной. Так что у наших противников есть резоны объявиться в процессе. Тем более что частные вкладчики НКНХ еще в 2004 году оспорили эту сделку в суде, и она в законном порядке была признана недействительной.
Если же "Azul International Servis Corp." и на этот раз не удастся вручить повестку в суд, дело может быть в очередной раз отложено еще на год либо вовсе прекращено. Мы не исключаем и такое развитие событий. Особенно после того, как 21 июля прошлого года Нижнекамской городской прокуратурой по факту попытки хищения акций нашего акционерного общества было возбуждено уголовное дело. До нас дошли непроверенные слухи, что именно после появления этого уголовного дела компания "Azul...", которая была зарегистрирована, как выяснилось впоследствии, не на Кипре, а на Британских Виргинских островах, стремительно самоликвидировалась.
- Значит ли это, что участники данной аферы отчетливо почувствовали, что, как говорится, реально запахло жареным?
- А почему бы и нет! Ведь следствию сегодня удалось вычислить предполагаемых российских заказчиков по данному делу. В такой ситуации, естественно, лучший выход для рейдерских структур - исчезнуть. Как говорится, концы в воду, и виноватых не найти. В настоящий момент предварительное следствие по уголовному делу приостановлено. В связи с тем, что срок предварительного расследования по нему истек и все предусмотренные законом действия, проведение которых возможно в отсутствие подозреваемого (обвиняемого), выполнены. УБЭП МВД Республики Татарстан поручен розыск подозреваемого. Хотя все мы понимаем, что это временное затишье, которое может быть нарушено в любой момент.
- И все же, думается, очень сложно жить и работать в постоянном напряжении. Судебные разбирательства, зависшие на долгие годы, согласитесь, обстановку отнюдь не разряжают.
- Согласен. Но такова ситуация. В чем видится выход? В терпении и скрупулезности при разрешении корпоративных конфликтов и отстаивании интересов акционерного общества. И, конечно, должна быть уверенность в собственной правоте и намерение идти до конца. Если все это есть, результат обязательно будет. Даже если для его достижения придется провести экспертизу закона и практику его правоприменения.
- Вы хотите сказать, в вашей юридической практике были и такие прецеденты?
- И даже не один. Отстаивая интересы акционеров НКНХ, нам пришлось уже несколько раз обращаться в Конституционный суд Российской Федерации с иском о признании неконституционными отдельных статей Гражданского процессуального кодекса. Решение по одному из таких обращений должно быть вынесено в ближайшее время.
ЦЕЛЬ ПРАВА - МИР, ЖИЗНЬ ПРАВА - БОРЬБА
22 ноября 2005 года в корреспонденции "Сигнал тревоги?" "Труд" уже рассказывал о неожиданной телеграмме из Верховного суда РФ, которая за несколько дней до выхода публикации в свет легла на рабочий стол Султанова. В ней руководство нефтехимического гиганта извещалось о том, что на 23 ноября президиумом Верховного суда РФ в целях "обеспечения единства судебной практики и законности" назначено слушание по одному из 11 дел, касающихся КТ "Нижнекамскнефтехим", истребованных заместителем председателя Верховного суда Карповым. Напомним, данное Коммандитное товарищество - структура, где акционеры ОАО выступали в качестве одного из полных товарищей.
Поскольку решение, о котором шла речь, вступило в законную силу 15 ноября 2004 года, едва ли можно было назвать это событие ординарным. Как и то обстоятельство, что к моменту появления телеграммы подобные представления об отмене решений Нижнекамского городского суда в рамках 389 статьи ГПК были внесены Карповым уже по восьми из запрошенных дел.
Попытки поучаствовать в управлении одним из самых успешных нефтехимических предприятий России, в том числе и способами, далекими от правовых, повторялись постоянно. Поэтому сообщение о грядущем пересмотре президиумом Верховного суда давно вступивших в силу судебных вердиктов не могло не взволновать трудовой коллектив. А когда вдруг выяснилось, что сделано это было даже не по просьбе одного из участников противостояния, а в результате некой переписки с Советом Федерации, на НКНХ решили действовать.
- Тем не менее, - говорит Айдар Султанов, - 23 ноября 2005 года слушания по нашим делам в президиуме Верховного суда все же состоялись. В процессе мы заявили о том, что НКНХ обратился в Конституционный суд страны о признании статьи 389 ГПК неконституционной, обосновав свою правовую позицию по существу спора. Надо отдать должное: Верховный суд внимательно отнесся к нашим предложениям. Нам дали возможность высказаться. Причем судебное заседание, длящееся обычно не более 2-3 минут, продолжалось около часа. Почти столько же времени члены президиума находились в совещательной комнате. Потом объявили: рассмотрение дела переносится на январь 2006 года.
Впоследствии дело неоднократно откладывалось. В очередной раз его назначили на 17 мая прошлого года. Но 11 мая Конституционный суд РФ в пленарном заседании принял к рассмотрению жалобу НКНХ и ряда физических лиц о неконституционности отдельных статей ГПК, касающихся надзорного производства по гражданским делам. Причем не только жалобу на статью 389, но и жалобы на недоступность надзора для простых граждан нашей страны.
В этой связи, на наш взгляд, вполне уместно процитировать Монтескье, который высказывался о справедливости судебной процедуры следующим образом: "Если на судейские формальности смотреть как на препятствия, затрудняющие гражданину защиту своих прав и интересов, то можно найти их слишком много. Если же судейские формальности рассматривать с точки зрения их отношения к свободе и безопасности граждан, то обнаружим, что их слишком мало, поскольку все затруднения, издержки и проволочки и сами ошибки правосудия являются той ценой, которую гражданин платит за свободу".
Что мы наблюдаем и в данном случае: для одних доступ в надзорную инстанцию почти закрыт, а для других нет никаких гарантий, что решение, которое давно вступило в законную силу и сроки для его обжалования истекли, будет поставлено под сомнение по усмотрению высшей судебной инстанции.
Действительно, картинка получилась странной. С одной стороны, частные лица, решения по делам которых принимали мировые судьи, не могли подать надзорную жалобу в Верховный суд по причине якобы их неподсудности высшей судебной инстанции страны. С другой - дела ОАО "Нижнекамскнефтехим", для оспаривания которых, как выяснилось при ближайшем рассмотрении, никакой процедуры не нужно было вовсе, а требовалось всего лишь волеизъявление одного из высших чинов Верховного суда. Этого достаточно, чтобы вытащить дело, решение по которому давно вступило в законную силу, и попытаться его отменить.
Дело к производству в КС было назначено уже на 21 ноября 2006 года. Слушание проходило в пленарном заседании в течение двух дней - 21 и 22 ноября прошлого года. Как выяснилось в ходе судебного заседания, судья Конституционного суда Ольга Сергеевна Хохрякова подошла к исследованию изложенных в ходатайстве обстоятельств весьма основательно и запросила несколько экспертных заключений по вопросам надзорного производства в ГПК ведущих специалистов самых авторитетных учебных и научных учреждений страны.
- Из всех экспертов, чьи заключения были представлены Конституционному суду, только профессор Е.А. Борисова из МГУ пришла к выводу, что 389-я статья ГПК РФ соответствует российской Конституции, но практику ее правоприменения неправильно трактует сам Верховный суд, - рассказывает Султанов. - Во всех остальных заключениях вывод содержался вполне однозначный: 389-я статья не соответствует Конституции России. В частности, в заключении, представленном в Конституционный суд РФ директором Института государства и права РАН, доктором юридических наук, профессором А. Г. Лисициным-Светловым, содержится вполне однозначный вывод: "Статья 389-я ГПК РФ нарушает гарантированное ч.1 ст. 46 Конституции Российской Федерации право каждого на судебную защиту его прав и свобод, поскольку наделяет председателя Верховного суда Российской Федерации и его заместителей дискреционными полномочиями, не ограниченными сроком и порядком их реализации, по возбуждению производства по пересмотру (изменению) вступивших в законную силу судебных постановлений по делам, возникающим из частно-правовых и публично-правовых отношений". Это мнение разделили ведущие процессуалисты из Уральской государственной юридической академии, Санкт-Петербургского госуниверситета, Московской государственной юридической академии...
Затронутые в ходе заседания Конституционного суда вопросы справедливости и несправедливости самого закона в части осуществления надзорного производства по гражданским делам волнуют не только юристов НКНХ, но и множество частных заявителей, на себе испытавших его несовершенство. Люди устали мыкаться по судебным инстанциям в поисках справедливости. А потому готовы были лично отстаивать свои конституционные права даже без помощи юристов. В частности, один из выступавших, гражданин Абакаров, справедливо заметил: сегодня ГПК не гарантирует гражданину России права на справедливую защиту в надзорной инстанции. Он гарантирует лишь право на ответ из этой инстанции, что, согласитесь, не одно и то же. "У меня, - заявил он, - 20 ответов из надзорных инстанций. Но никто моего дела не истребовал, не изучил, не разобрался в его сути".
- И это правда, - продолжает Айдар Рустэмович. - Сегодня ни у кого из участников гражданского процесса нет уверенности в том, что, если ты обратился в надзорную инстанцию, к твоему обращению подойдут не формально, а ответственно и серьезно. В гражданском процессе, в отличие от арбитражного или уголовного, по-прежнему очень многое зависит от отношения судьи. А это - фактор субъективный. Хотя справедливости ради следует признать: ГПК 2002 "года выпуска" был слегка откорректирован с учетом требований Совета Европы. Хотя до истинных европейских стандартов ему еще очень далеко!
- Действительно, так получается, что, отстаивая интересы своего коллектива в столь высокой судебной инстанции России, НКНХ защищает не только свое право на справедливый суд.
- Безусловно. В любом, даже гражданском процессе, когда человек активно отстаивает свою правоту, он тем самым порождает право. И, естественно, борется с неправом. Ведь многие люди до сих пор ошибочно считают, что их защищает закон. Но закон - это только лишь идея о том, что правопорядок должен существовать. Работать закон заставляют люди. И только они. Насколько люди упорны в этом стремлении, настолько прочны закон и правопорядок. А юристы для того и работают, чтобы квалифицированно и компетентно отстаивать соблюдение закона.
- Так какое же решение после столь детального изучения принял Конституционный суд по вопросам надзора в гражданском процессе?
- Пока решение не принято. После ноябрьских слушаний суд взял паузу для подготовки и вынесения окончательного вердикта. Хотя, я думаю, решение будет справедливым. Тем более что в ходе подготовки к заседанию КС мы проанализировали и то обстоятельство, как вообще появилась 389-я статья в нынешней редакции ГПК. Дело в том, что история создания Гражданского процессуального кодекса России опубликована в книге "Путь к закону". Из нее видно, какой именно была концепция ГПК, а вот появление 389-й статьи почему-то не прослеживается. Уже в ходе судебного заседания представитель Государственной Думы в данном процессе доктор юридических наук Е. Мизулина признала, что статья была принята по инициативе Верховного суда. И что ни в АПК, ни в УПК России подобной статьи нет. Мало того, выяснилось, что еще на этапе подготовки и принятия Конституции России судьи Конституционного суда предлагали, чтобы процедура надзора осуществлялась только в процессуальной форме. И в статье 126 Конституции это действительно отражено. При этом 389-я статья ГПК не предусматривает ни сроков рассмотрения, ни порядка обращения в надзорную инстанцию - ничего. Так в чем же здесь справедливость закона?!
К слову, Венецианская комиссия Совета Европы "За демократию через право" проводила экспертизу Конституции Российской Федерации. И опять же обратила внимание, что функция "надзора" Верховного суда и Высшего арбитражного суда за деятельностью нижестоящих судов противоречит мировой практике, согласно которой суды высшей инстанции осуществляют контроль за нижестоящими только посредством рассмотрения апелляций на их решения. И законодатель учел это в новых АПК, УПК, исключением почему-то осталась ст. 389 ГПК РФ.
- Что же касается того, нужно ли всегда бороться за свои права, отвечу словами известного немецкого философа Рудольфа фон Иеринга, который утверждал: "Право есть непрерывная работа, и притом не только государственной власти, но и всего народа... Каждый отдельный человек, встречающийся с необходимостью отстаивать свое право, принимает участие в этой национальной работе, вносит свою скромную лепту в дело осуществления правовой идеи на земле". Вряд ли можно сказать точнее.
Мы тоже стараемся не оставаться в стороне от такой важной работы. Вот и некоторые вкладчики НКНХ не стали ждать, пока Верховный суд отменит или не отменит решения по делам, о которых шла речь выше, примет Конституционный суд то или иное решение. Они обратились в Европейский суд по правам человека. Жалобы эти были приняты, зарегистрированы, им уже присвоены номера. Мы уверены в собственной правоте и отстаивать собственную точку зрения готовы в любой инстанции.
Чужого нам не надо, свое - не отдадим!
Как и у всех акционерных обществ, у ОАО "Нижнекамскнефтехим" есть акционеры - мажоритарные (крупные), миноритарные (владеющие мелким пакетом ценных бумаг предприятия). Если исходить из логики обычного человека, то миноритарий воспринимается как слабый, обделенный, требующий особого отношения и защиты субъект. Но когда дело касается внутрикорпоративных отношений, именно миноритарные пакеты акций чаще всего используются для корпоративного шантажа. Когда владелец мизерной доли ценных бумаг начинает заявлять различные заведомо невыполнимые требования, таскать основных владельцев акций по судам, стараясь вымотать, дискредитировать, а то и просто обмануть. Для чего? Либо пытаясь продать свой пакет акций подороже, либо добиться неких других уступок в свою пользу.
С подобными сюрпризами акционеры ОАО "Нижнекамскнефтехим" за последние годы сталкивались неоднократно. К примеру, не так давно у НКНХ появились миноритарии - компания "Atrato Investments Limited", зарегистрированная на Кипре, и "Craftex Limited", выбравшая местом прописки Британские Виргинские острова. Обе компании владеют небольшими пакетами привилегированных акций, которые хотя и приносят владельцам какие-никакие финансовые дивиденды, но власти в управлении предприятием не дают. А ведь, имея грош, всегда хочется заполучить золотой.
- Вот и отправились их представители к руководству предприятия, - вспоминает Султанов. - Так, мол, и так. Давайте вместе выкупим все привилегированные акции, сделаем их голосующими, а прибыль от "сделки" поделим пополам. Но не учли одного очень важного обстоятельства: ОАО "Нижнекамскнефтехим" - компания, которая занимается исключительно производством, а не финансовыми махинациями. А посему, получив от ворот поворот, вынуждены были убраться восвояси. Уйти-то ушли, да обиду, как оказалось, затаили. А вскоре вновь объявились уже с предупреждением: если их условия не будут выполнены, они через суд заставят НКНХ выплатить им бешеные дивиденды за прошлые годы. "На каком основании?" - удивились на предприятии, ведь на тот момент стаж обеих компаний в качестве акционеров "Нижнекамскнефтехима" исчислялся даже не месяцами - неделями. "Увидим, - услышали в ответ. - И учтите: судиться будем не в Татарстане - Россия большая!"
Казалось бы, к подобным угрозам можно было отнестись с иронией. Однако Султанов прекрасно знает: когда речь идет о "Нижнекамскнефтехиме", даже к шуткам нужно относиться всерьез.
- Нечто похожее мы уже проходили и на тот момент хорошо знали, что в России 2500 судов общей юрисдикции и 81 арбитражный суд, - улыбается Айдар Рустэмович. - А потому последовали испытанному способу: разослали в каждый из судов письмо с предупреждением, что в скором времени, возможно, именно к ним может поступить некий иск, касающийся нашего предприятия. Если такое случится, обязательно уведомите нас об этом деле. Наш адрес такой-то и никакой другой. Подобные прецеденты уже были, так что если дело будет принято с нарушением подсудности, мы обязательно будем добиваться того, чтобы закон был непременно соблюден...
Через некоторое время эти титанические усилия правового управления НКНХ дали свои первые результаты. В мае 2005 года выяснилось, что арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области принял к производству два иска миноритарных акционеров ОАО "Нижнекамскнефтехима" с заграничным "гражданством". А для того, чтобы "зацепиться" за Питер, представители компаний "Atrato Investments Limited" и "Craftex Limited" разработали целую схему, задействовав еще две российских фирмы, одна из которых зарегистрирована в Москве, другая - в северной столице. И даже придумали для обеих некую мифическую ответственность по таким же призрачным обязательствам нижнекамских нефтехимиков перед своими мелкими зарубежными компаньонами.
Не вышло. Юристам ОАО "Нижнекамскнефтехим" пришлось поступательно разбивать измышления противников. На это ушли, конечно, время, силы, средства. Однако и результат, что называется, налицо: в конце концов, в апреле прошлого года суд все-таки вынужден был признать тот факт, что, объединяя иски против НКНХ, противная сторона злоупотребила своим правом, чем нарушила уже права нижнекамцев на справедливую судебную защиту. Поскольку никаких претензий к питерской компании у заграничных истцов не было, а сделано все было намеренно и только с одной целью: изменить подсудность и добиться рассмотрения дела за пределами Татарстана.
- Сегодня хоть спасибо скажи этим людям, - шутит Султанов. - За то, что Петербург увидели: красивый, надо признать, город. А дело это, естественно, было передано в арбитражный суд нашей республики. После чего обе компании от исков своих отказались. Кстати, арбитражный суд даже принял решение взыскать с наших заграничных миноритариев все те расходы, которые предприятие понесло, отстаивая свои интересы в суде не по подсудности. Правда, оно до сих пор так и осталось не исполненным: ну где нам их искать, этих темных заморских "лошадок"?! А теперь судите сами, стоило ли настаивать на необходимости соблюсти подсудность. Лично я убежден: стоило. Как видите, скучать нам не дают, в тонусе держат постоянно.
Кстати, еще до такого сокрушительного поражении компания "Craftex..." пожаловалась на ОАО "Нижнекамскнефтехим" в Федеральную службу по финансовым рынкам. Жалобу рассмотрели и решили: права миноритариев в данном случае нарушены не были. Дивиденды выплачиваются в соответствии с уставом ОАО, а решение о конвертации привилегированных акций вправе принимать только общее собрание акционеров. Здесь же хотелось всего и сразу. Не получилось. Так чаще всего и бывает, когда амбиции явно не соответствуют амуниции. И поделом.
ОТКРЫВАЯ ДВЕРЬ СЕБЕ, НЕ ЗАХЛОПНИ ЕЕ ПЕРЕД ДРУГИМИ
Надо признать, за 40 лет существования юридической службы НКНХ (эту дату на предприятии отметили в прошлом году), здесь смогли сформировать коллектив, который, отстаивая права и интересы родного предприятия, готов пройти огонь, воду и медные трубы. Как мы уже смогли убедиться, грамотно, квалифицированно, а потому и вполне успешно. Но есть в биографии юристов НКНХ один эпизод, за который, мы в этом уверены, им благодарны "юридические и физические лица" во всех уголках России.
О весьма спорном решении Замоскворецкого районного суда Москвы по иску некоего гражданина Морозова к КТ "Нижнекамскнефтехим" мы в свое время уже рассказывали. Тогда районный суд по иску человека, который никогда не имел к КТ никакого отношения, признал незаконным факт перерегистрации Коммандитного товарищества из столицы в Нижнекамск. К тому же и судебный процесс был организован таким образом, что полный товарищ КТ остался в полном неведении обо всех этих судебных разбирательствах. Как, впрочем, и о самом судебном вердикте. Мало того, когда юристы предприятия попытались его оспорить, жалобу от них попросту не приняли на том основании, что ОАО к участию в процессе не привлекалось.
- Согласитесь, несправедливо: какие-то люди решают твою судьбу без твоего ведома, да еще не позволяют тебе сказать даже слово в свою защиту, - возмущается Султанов. - Зато жалобу от уже ликвидированного на тот момент товарищества почему-то принимают, что для нас было весьма и весьма удивительно. К счастью, в дело вмешалась нижнекамская налоговая инспекция. Ее тоже в судебное заседание пригласить "забыли", хотя она и числилась среди участников процесса. Именно налоговая инспекция подала жалобу в вышестоящий суд, который отменил решение Замоскворецкого районного суда как несправедливое.
Вроде бы ситуация разрешилась, можно расслабиться и успокоиться. Правда, если жить одним днем. На НКНХ же все умеют просчитывать на два хода вперед и всегда думают о том, что может быть завтра.
- Согласитесь, ситуация, когда иск в суде рассматривается без участия заинтересованных сторон, выглядит, мягко говоря, неправильной, - говорит Султанов. - Вот мы и прикинули, сколько подобных исков, используя 336-ю статью ГПК, суды, подобные Замоскворецкому, ежедневно рассматривают по всей стране? И сколько предприятий, компаний, фирм при этом лишаются права голоса по вопросам, которые касаются их самым непосредственным образом? Не сосчитать! Но почему такое позволяет его величество закон? Так появилось наше первое обращение в Конституционный суд Российской Федерации о неконституционности 336-й статьи Гражданского процессуального кодекса. По этому обращению в своем постановлении от 20 февраля 2006 года Конституционный суд четко зафиксировал, что именно суд обязан верно определять стороны судебного разбирательства. И если вопрос касается чьих-либо прав, суд именно его должен привлечь к участию в деле. Если же этого не происходит, то это уже нарушение процессуальных норм со стороны самого суда. И это нарушение судебного органа дает право и гражданину, и юридическому лицу подать жалобу по поводу несоблюдения его законных интересов.
- Следовательно, сегодня предприятия, которые попали в ситуацию, знакомую вам по опыту "Нижнекамскнефтехима" в том же Замоскворецком райсуде, могут отстаивать свои интересы, опираясь и на это решение Конституционного суда? Им уже легче: НКНХ проложил эту правовую дорогу не только для себя, но и для них?
- Это уже аксиома: защищая свое право, вы вместе с тем защищаете право другого. А если вы не можете отстоять справедливость, вы позволяете торжествовать неправу. Поэтому наша главная цель - добиваться правды, невзирая ни на что. В любых инстанциях. Конечно же, обращение в Конституционный суд накладывает огромную ответственность. Ибо если не подготовиться соответствующим образом, можно не только не открыть себе и другим широкий путь для защиты своих интересов в суде, но и наглухо закрыть его для всех, вместе взятых. Обращение в КС - очень серьезный шаг, перед которым приходится взвешивать все и вся.
- И все же в поисках справедливости вы в очередной раз обращаетесь в столь высокую судебную инстанцию нашей страны.
- Потому что мы считаем, что действительно правы и готовы отстаивать свои убеждения снова и снова. Что касается вопроса осуществления надзорного производства, о котором мы уже говорили, наша правота подтверждается не только нашим заявлением, но и резолюцией комитета министров Совета Европы от февраля прошлого года. Он, как отмечалось выше, тоже рекомендовал пересмотреть российское надзорное законодательство. Отчасти и по этой причине, я думаю, надзору, который сегодня существует в наших судах общей юрисдикции, в его нынешнем виде осталось пребывать недолго.
- Как у вас на все хватает времени? Хотя бы просто отследить то, что происходит в области российского и международного права.
- Признаюсь честно: времени, конечно же, не хватает. Спасают хорошие помощники, которыми я очень доволен. Понимаете, я согласен с тем, что сегодня роль юриста на предприятии огромна. Но еще большее значение в этом смысле имеет точка зрения руководителя. И я очень благодарен генеральному директору нашего предприятия Владимиру Михайловичу Бусыгину, который умеет сам и требует всегда доводить начатое дело до конца. Он знает, куда идет и куда ведет за собой предприятие: уже который год подряд на "Нижнекамскнефтехиме" появляются новые производства и заводы. И всемерно поддерживает наше стремление защищать интересы коллектива, в том числе и на самом высоком уровне судебной системы. На мой взгляд, в наше время, если хочешь добиться успеха и отстоять свои права, по-другому просто невозможно. Наш практический опыт - тому подтверждение.
СПРАВКА
Статья 389 Гражданского процессуального кодекса РФ сегодня дает право председателю Верховного суда либо его заместителям по собственной инициативе, в целях "единства судебной практики и законности", внести мотивированное представление в президиум Верховного суда об отмене того или иного судебного вердикта. Вне процессуальной формы, вне всяких временных рамок. В то время как ГПК ограничивает принятие надзорной жалобы сроком в один год.
Сегодня Гражданский процессуальный кодекс не гарантирует гражданину России права на справедливую защиту в надзорной инстанции. Он гарантирует лишь право на ответ из этой инстанции, что не одно и то же
В гражданском процессе, в отличие от арбитражного или уголовного, по-прежнему очень многое зависит от отношения судьи. А это - фактор субъективный
Защищая свое право, вы вместе с тем защищаете право другого. А если вы не можете отстоять справедливость, вы позволяете торжествовать неправу. Поэтому главная цель - добиваться правды, невзирая ни на что


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников