07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АЛЕКСАНДР ГОРДОН: "НА СЕМЕЙНОМ ФРОНТЕ У МЕНЯ ПЕРЕМЕННАЯ ОБЛАЧНОСТЬ"

Воропаева Светлана
Статья «АЛЕКСАНДР ГОРДОН: "НА СЕМЕЙНОМ ФРОНТЕ У МЕНЯ ПЕРЕМЕННАЯ ОБЛАЧНОСТЬ"»
из номера 140 за 31 Июля 2008г.
Опубликовано 01:01 31 Июля 2008г.
С недавних пор на Первом канале стала выходить новая программа Александра Гордона "Гордон Кихот" (следующие выпуски проекта выйдут в эфир осенью). Корреспондент "Труда-7" побеседовала с известным телеведущим о его проектах, рыбалке, застольях и прочих профессиональных и человеческих пристрастиях.

- Вы сделали много программ на телевидении. Какая самая любимая и почему?
- "Хмурое утро" в телевизионном варианте. Она шла полгода на канале М1. Вообще как-то подсчитал: если нанять человека и посадить его на 8 часов в день, чтобы он смотрел и слушал все, что я сделал на радио и телевидении, получится, что ему нужно с выходными, но без отпуска, просидеть год и три месяца.
- Что скажете о своей новой передаче "Гордон Кихот"? Вместо дискуссии не получился ли на первых порах некий "базар-вокзал"?
- Тем веселее. Чем больше балаган и бардак, тем веселее. Только в этих условиях кричат приглашенные - люди с той и с другой стороны снимают маски и проявляются, как Минаев, например, в полной красе, с павлиньими перьями. Я знаю заранее, что дело проиграно, что мир уже принадлежит им, и это махание кулаками после драки - единственное, что остается. Следующие передачи будут тише по формату, потому что в какой-то момент мне это стало просто мешать. Интересно разобраться, а идет вой.
- Отзывы о первых программах читали? Они абсолютно разные.
- Хорошо, что разные. Это значит, что удалось создать конфликт не только в студии, но и в аудитории, а это закон, которого я постоянно придерживаюсь. Без конфликта никакое зрелище или действо невозможно. На второй день только на форуме Первого канала было 14,5 тысячи сообщений.
- Кстати, на этих форумах есть приличное количество людей, которые обвиняют вас в том, что на телевидении вы только деньги зарабатываете.
- Как можно обвинять человека в том, в чем он сам признается? Я никогда не скрывал, что рассматриваю телевидение в первую очередь как источник заработка. Для меня важно не сколько денег заработано, а как эти деньги заработаны. И я пока изворачиваюсь, чтобы зарабатывать их, как мне кажется, честно.
- Если бы вам не нужно было зарабатывать деньги, чем бы занялись?
- Наверное, кино. Я уже давно обратил внимание: мне интересно то, что находится по другую сторону ка-меры.
- Кстати, о кино. Вы сейчас заканчиваете монтаж второго фильма?
- Монтаж закончен, сейчас будет озвучание, цветокоррекция и прочее. Это фильм по повести Г. Гордона "Огни притона".
- В прокат выйдет?
- Откуда же я знаю. То есть планируется, что выйдет, ведутся какие-то переговоры с прокатчиками, покупателями, с телевизионными каналами. Я в данном случае не являюсь продюсером, так что это не на моей совести. На моей совести доделать продукт, то есть довести до ума в той степени компромисса, которая меня не коробит. И это вроде как сейчас получается. Осенью, наверное, будет премьера.
- Что это за проект - "Детская социальная деревня", которым вы сейчас занимаетесь?
- Это один из социальных проектов "Образ будущего", которому уже 2,5 года. Мы строим потихоньку деревню, но у нас не так много денег, как хотелось бы. И темпы строительства меня пугают, потому что задача - построить не один-два дома, а создать некий "саможивущий" комплекс на родине замечательного русского художника, нашего единственного достойного примитивиста, ученика Репина Ефима Честнякова. Он уже при жизни оброс легендами, потому что в конце пути взял на себя подвиг юродства. Честняков мечтал о такой "стране детства". Но идея не просто вырастить там детей, а сделать инфраструктуру, чтобы они смогли остаться в деревне жить и работать. Это требует вложений в разы больше, чем мы можем себе позволить. И поэтому я отчаянно ищу спонсоров.
- Почему вы нигде не говорите об этом?
- Почему? Я говорю. Не в прессе, потому что это бессмысленно, а, например, на каких-нибудь нефтяных тусовках. Мы получили грант от Общественной палаты, но он копеечный и достаточно формальный. Но проект живет, и, надеюсь, до ума мы его доведем.
- Это как-то не совмещается с вашим же образом вечного мизантропа!
- Все абсолютно совмещается. Я ничего не могу поделать со своей мизантропией. Отдельно каждого человека можно понять, простить, полюбить и перед ним покаяться, но когда их хотя бы двое, уже возникают проблемы. Это уже общество. Меня, конечно, не хватает на любовь к ближнему. Я, кстати, придумал новую заповедь: "Возлюби недалекого своего". По-моему, замечательно. А такое отношение к людям вызывает чувство вины, и чтобы это чувство вины заглушить, я формально занимаюсь благотворительностью. Ну я им отдам чего-то, зато буду чистеньким.
- Карамзин когда-то охарактеризовал положение в России одним словом - "Воруют!". А вы бы какое слово подобрали?
- Выживаем. У нас вся культура, вся мифология нашего бытия построена на том, что вот-вот - и заживем. Вот-вот - и наступит золотой век. При этом ни в коем случае не надо прилагать усилия. Потому что зачем же усилия, если это судьба? Также нельзя жаловаться на то, что сейчас происходит. Зачем жаловаться, все ж еще будет. Уже многие сотни, если не тысячи лет мы вот-вот заживем! А на деле получается: когда оглядываешься назад, мы все время выживаем.
- Вы очень много работаете, а что для вас отдых?
- Я отдыхаю так же ущербно, как и работаю. Мои близкие абсолютно убеждены, что я не умею отдыхать. Отдых - это когда все отдыхают. А когда я отдыхаю, то порчу отдых всем остальным. Беспрестанным занудством. То я начинаю петь по 14 часов в сутки, и все кругом изнемогают и уже готовы заткнуть фонтан тем, что под руку попадется. То я вдруг ухожу ото всех и сижу по пять-шесть часов на рыбалке. При этом даже процесс не важен, главное - статус: я рыбак. Все, сейчас меня не трогайте. Короче, я понимаю, что я в быту - домашнее чудовище. Не знаю, надо как-то научиться отдыхать так, чтобы остальным было рядом спокойно.
- Русские застолья любите?
- И русские, и грузинские, и еврейские, и таджикские люблю. И вообще любые застолья люблю.
- В какой компании?
- Да в разных, потому что это абсолютно разные жанры. Одно дело, когда это твоя компания, знакомая, дома, какой-нибудь семейный праздник, другое дело - незнакомая компания. Люблю и выпить, и закусить, и опять спеть.
- Что поете?
- Да все что угодно. Недавно просто был такой песенный марафон - я никак не мог успокоиться. За столом было два профессиональных замечательных певца и не менее известных композитора, но я, немало не стесняясь, все равно драл глотку. Мне до сих пор как-то стыдновато, честно.
- Вообще появляться в обществе любите или это дань профессии?
- Если вы про тусовки, то на них я не хожу. Я фактически нигде не бываю, куда меня приглашают. А потом, у меня есть конкретные ограничения. Вот меня сегодня позвали на тусовку. Вроде надо сходить, потому что там "золотой резерв нефтегаза", опять же можно поговорить про детскую деревню. Но на приглашении написано: форма одежды - "блэк тай", значит, костюм и галстук. Ну где я возьму? У меня нет ни костюма, ни галстука. Они указывают норму, а раз я не могу этой норме соответствовать, подумают, что выпендриваюсь. Вот поэтому и не пойду, хотя время есть, мог бы и сходить.
- Вы по жизни, как и в телеэфирах, непримиримый спорщик? Есть люди, с которыми вам абсолютно комфортно общаться?
- Жизнь ведь и устроена таким образом, что со временем ты отсекаешь неудобные контакты, для того чтобы не возникали конфликты. Конфликт хорош в драматургии, а в жизни это несколько изматывает. Поэтому я, например, с Никасом Сафроновым или с Ксюшей Собчак в жизни не общаюсь. Окружить себя стараюсь, конечно, людьми, которые тебя иногда понимают. Тут тоже, правда, настигают некие разочарования, но это и есть жизнь, тут ничего не поделаешь.
- Не поделитесь ли вы своим рецептом сохранения дружеских отношений после развода, ведь, насколько я слышала, вы с Катей Гордон остались друзьями?
- Я вообще не понимаю, зачем расходиться, если можно остаться друзьями. Это все как-то неправильно, и не думаю, что возможно. Ну как люди, которые расстались, могут остаться друзьями? Бред. Кто-то кому-то наносит смертельную обиду. Хорошо, когда одновременно два вулкана погасли. Такое очень редко бывает. На моей памяти нет. Да и далеко не со всеми я остался друзьями. Поэтому никакого рецепта нет, а есть только время. И все.
- Как у вас сейчас на семейном фронте?
- Переменная облачность. Небольшие осадки. Но тепло.
НАШЕ ДОСЬЕ
Александр Гордон родился 20 февраля 1964 года в поселке Белоусово Калужской области в семье поэта, писателя и художника Гарри Гордона. Мать Александра - Антонина Чинина, медицинский работник.
В 1987 году окончил Театральное училище имени Щукина, актерский факультет. После год работал в театре-студии имени Р. Симонова. Преподавал актерское мастерство. В 1989 году эмигрировал в США. С 1990 года работал в телекомпании RTN. В 1992-м стал старшим корреспондентом на канале WMNB. В 1994 году выходит его авторская программа "Нью-Йорк, Нью-Йорк" на телеканале ТВ-6. В 1997-м Гордон вернулся в Россию и стал корреспондентом программы "Частный случай". Также вел программу "Хмурое утро" на радио "Серебряный дождь", которая впоследствии выходила в видеоверсии на канале М1. Далее были такие проекты, как "Собрание заблуждений" и "Процесс" на ОРТ, "Гордон" и "Стресс" на НТВ.
С 2005 года работает на Первом канале, где выходили такие проекты, как "Гордон 2030", "Закрытый показ". В настоящее время стартовала его новая программа "Гордон Кихот". Был дважды женат. Есть дочь от первого брака.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников