Остров свободы устремился в пучину рынка

Фото: globallookpress.com
Олег Шевцов, политический обозреватель «Труда»
Опубликовано 00:07 01 Марта 2019г.

Куба радикально поменяла свою конституцию, отказываясь от статуса последнего оплота коммунизма в Латинской Америке


На фоне кризиса в Венесуэле негромко прозвучала новость с Острова свободы. А ведь она знаковая: Куба радикально поменяла свою конституцию, отказываясь, по сути, от статуса последнего оплота коммунизма в Латинской Америке. Страна при братьях Кастро оставалась витриной «реального социализма» дольше полувека. Что теперь?

Граждане Кубы одобрили проект новой конституции по итогам референдума, прошедшего в минувшее воскресенье. За проголосовали 73,3% кубинцев. «Перемены созрели давно, и вердикт народа неоспорим!» — утверждает глава Госсовета Кубы Мигель Диас-Канель.

Смена базовой правовой основы — важный шаг к реформам в экономике, политике и социальной сфере. Предыдущая, она же первая конституция социалистической Кубы была принята на референдуме 43 года назад. Хотя ее слегка адаптировали в конце 80-х, после крушения социалистической системы, а также в 1992-м, когда приглашали иностранных инвесторов, характера политической системы «пометки на полях» не меняли. Сегодня же сдвиг ощутим для всех.

Куба провозглашена «социалистическим, правовым и демократическим государством в форме унитарной республики». Вводятся пост президента и премьер-министра, которые наряду с секретарем Национального собрания возглавляют Госсовет. Он управляет страной в промежутках между сессиями парламента от его имени. А вот глава государства сможет занимать пост строго не более двух сроков по пять лет. После ухода Рауля Кастро с госпостов это революция.

Впрочем, компартия по-прежнему называется направляющей политической силой общества и государства. Недаром при подготовке нового основного закона в Гаване тщательно штудировали конституции прежде всего Китая и Вьетнама, а не России или Грузии с Украиной. Однако на Кубе впервые официально зафиксирована роль рыночных отношений и разных форм собственности. Много сказано и о правах человека, а не только о защите завоеваний революции, как раньше.

Впервые признается право частной собственности — как для кубинцев, так и для иностранцев (правда, при сохранении госсобственности на основные средства производства и доминирования плановых элементов управления). Отныне закон защищает частников и дает гарантии внешним инвесторам. Владение недвижимостью кубинцам было разрешено в 2011-м, а автомобилем — в 2014-м. Теперь можно владеть и бизнесом. Все как у взрослых.

Но Вашингтон не в восторге. «Конституционный референдум на Кубе является еще одной уловкой кубинского режима для прикрытия репрессий и тирании», — заклеймил советник Трампа по нацбезопасности Джон Болтон. И заверил, что США поддерживают «стремления кубинского народа к свободе и демократии». Днем ранее госсекретарь США Майк Помпео выразился конкретнее: Белый дом готов помочь народам свергнуть режимы не только в Венесуэле, но на Кубе и в Никарагуа. Так что референдум здесь ни при чем. Американцев не устраивает любая форма государственного устройства, не зависящая прямо от Вашингтона.

Пример новой Кубы, отказывающейся от устаревших догм во имя развития, возрождения самодостаточной экономики и, в конечном счете, сохранения независимости, весьма актуален в новых международных условиях. Эволюционный переход от неэффективной плановой экономики должен начинаться с постепенного введения частного хозяйствования при сохранении политической стабильности, социального мира и проверенных внешних союзников. Альтернативой может стать только тотальная глобализация национальной экономики, означающая де-факто капитуляцию перед крупными транснациональными игроками с утратой экономического и, следовательно, геополитического суверенитета.

Восточная Европа, Прибалтика, а теперь и Грузия, Молдавия и Украина послужили для кубинцев яркой иллюстрацией того, что происходит с национальными элитами, готовыми немедленно броситься в трансатлантические объятия во имя шкурного интереса. Результаты недавних выборов в Молдавии, процессы в которой контролируются прозападным олигархатом, не дают оснований рассчитывать ни на ускоренное развитие, ни на самостоятельный выбор союзников, ни даже на сохранение единства страны. А какой пример являет расколотая Украина, загоняющая себя в тупик в угоду «сближению с Западом»?

А в это время

Социализм, капитализм... Дело не только в «измах». Газета La Repubblica опубликовала интервью с французским философом Арманом Фарраши, который исследовал современные политические процессы в ЕС. Известный интеллектуал пришел к неутешительному выводу об эпидемии безмыслия, охватившей национальные элиты, госаппарат и общественные институты: «В нашей цивилизации впервые управляющие уже сравнялись по уровню с управляемыми». По оценке философа, политики независимо от идеологического знака не готовы взглянуть в лицо реальности, чтобы выйти из тупика благоглупостей, массовых стереотипов и навязанных извне концепций.

Свои исследования 69-летний ученый объединил в книге «Триумф глупости» с подзаголовком «Шоколадный пирог президента Трампа». Название связано с тем, что американский лидер, по его собственному признанию, в 2015-м принял решение об авианалете на Сирию за ужином во Флориде. Опасное для мира военное решение было походя принято за десертом. Но это решение было поддержано всеми союзниками США по НАТО.

А вот диагноз: «Существует изящество глупости... Скудость идей, сила лозунгов, соблазн обещаний — одним словом, демагогия — представляются убедительными скорее глупым, чем мудрым людям. Логично, таким образом, что в результате выборов к власти приходят не самые прозорливые, а те, кто больше всего походит на большинство. Глупость обладает свойствами эпидемии: она заразна и стремительно развивается. Сегодня все гораздо упорнее в своей глупости и располагают средствами для ее распространения благодаря интернету».

 




Экс-соратник Порошенко рассказал, куда может бежать украинский президент, если проиграет выборы. А куда бы бежали вы?