Никакой политики - просто хороший бизнес

Игорь Сечин и Герхард Шредер встретились с менеджментом Rosneft Deutschland, осмотрели производственные помещения завода. Фото пресс-службы ПАО «НК «Роснефть»
Мария Золотова
Опубликовано 00:09 02 Февраля 2018г.

Игорь Сечин рассказал немецкому изданию о перспективных проектах «Роснефти»


Бизнес Германии выступает за отмену санкций в отношении России. Аналогичные мнения звучат и со стороны немецких политиков, для которых все более очевидным становится бесперспективность и бессмысленность противостояния. Конструктивный диалог между двумя странами постепенно налаживается, в том числе через взаимодействие в нефтегазовом секторе. Достаточно сказать, что в сентябре прошлого года совет директоров ПАО «НК «Роснефть» возглавил экс-канцлер Германии Герхард Шредер.

На этой неделе одна из ведущих немецких газет Frankfurter Allgemeine Zeitung опубликовала интервью главного исполнительного директора нефтегазовой компании «Роснефти» Игоря Сечина.

Политик или менеджер?

Отвечая на вопрос журналиста о том, кем он видит себя — политиком или менеджером, Сечин признался, что однозначно сказать он не может. «Знаете, это непростой вопрос. Мне кажется, что я прожил уже несколько жизней, совершенно разных. Поэтому сказать однозначно непросто. Но я думаю, что правильное определение — менеджер. Хорошее слово. Мне кажется, я бы именно так определил свое место — менеджер», — сказал Игорь Сечин.

По мнению немецких журналистов, «это звучит скромно для руководителя компании с 280 тысячами сотрудников, которая ведет свою деятельность во множестве стран мира и чья прибыль является одним из наиболее важных источников финансирования Москвы». Повлияли ли на деятельность компании антироссийские санкции? Отчасти — да, но нужно понимать, что в нефтяном бизнесе, как считает Игорь Сечин, «нет никакой политики, абсолютно». «Нефтяной бизнес — конкурентный. Я убежден, что главное — это контрактные обязательства», — уверен топ-менеджер «Роснефти».

Сечин привел лишь некоторые цифры, свидетельствующие об успехе компании за годы его руководства. «Нам кое-что удается, это правда. Когда мы начали заниматься компанией 18 лет назад, она добывала 4 млн тонн нефти. Сегодня она добывает в жидком эквиваленте 281 млн тонн, — сообщил Игорь Сечин. — Это неплохой результат».

Одной из самых крупных сделок последних лет для «Роснефти» стала договоренность о том, что пакет акций компании в размере 14,2% получит китайская энергетическая компания CEFC China Energy. Это часть крупного пакета акций (19,5%), который годом ранее был приобретен у России сырьевым трейдером Glencore и Катарским суверенным фондом.

Игорь Сечин отметил, что соглашение обусловлено только бизнес-интересами компании. «Для финансирования сделки Катарский фонд вложил часть собственных средств, а часть привлек в форме кредита от одного из европейских банков. Кредит был выдан в евро. Но изменения на валютном рынке привели к ослаблению доллара: монетарные власти США стали девальвировать свою валюту. Для Катарского фонда эффективность их займа стала низкой, поэтому они привлекли новых инвесторов, для того чтобы снизить собственную кредитную нагрузку», — отметил Сечин.

Совместные усилия новых инвесторов, по мнению Игоря Сечина, очень скоро дадут положительные результаты. Сейчас на территории Китая реализуется ряд совместных проектов, для которых «Роснефть», начиная с 2018 года, будет поставлять «дополнительные 10 млн тонн нефти», то есть четверть от общего объема поставок прошлых лет. «Для нас это неплохо, — считает Сечин. — Китай отличается ростом потребления. Мы будем использовать все возможности наших новых партнеров также для наращивания работы с Китаем. Но тревог тут не должно возникать. В Европу мы стали поставлять значительно больше — 168 млн тонн в год. Мы верим в европейский рынок и будем стремиться удержать в нем свою долю».

Впрочем, «Роснефть» расширяет свое присутствие не только в Азиатском регионе. «Она идет и туда, где другие компании опасаются рисков: в Ирак, Ливию или Венесуэлу. В прошлом году переживающая кризис национальная венесуэльская компания PDVSA смогла получить от «Роснефти» кредит на 6 млрд долларов», — обращает внимание немецкое издание, которое поинтересовалось у главы российской компании, верит ли он в возвращение этих денег. «Безусловно, — ответил Сечин. — Но, во-первых, это не 6 млрд, а меньше. А во-вторых, это не просто заем, а авансирование поставочных контрактов. Мы не видим здесь никаких рисков». «И это тоже не было политической сделкой?» — не унимается репортер FAZ. «Это только бизнес, и очень хороший, прибыльный бизнес».

Самый успешный проект в Европе

Вернемся к немецкому направлению бизнеса «Роснефти». В западной прессе бывшего канцлера Германии Герхарда Шредера называют «лицом «Роснефти». Для многих западных политиков стало большой неожиданностью его согласие возглавить совет директоров крупнейшей нефтегазовой компании России. Предложение Шредеру войти в руководство «Роснефти» главный исполнительный директор компании Игорь Сечин объяснил лаконично: Шредер имеет большой политический опыт, является одной из наиболее авторитетных фигур в экономике, поэтому его деятельность поможет укрепить основы энергетической безопасности двух стран.

Сегодня «Роснефть» является одним из крупнейших игроков на энергетическом рынке Германии. Почти половина нефти, поставляемой в страну, приходит из России. Большая часть импорта принадлежит «Роснефти», которая с 2016 года владеет контрольным пакетом акций нефтеперерабатывающего завода в Шведте и значительной частью акций НПЗ компаний Miro и Bayernol. В ближайшие пять лет «Роснефть» планирует инвестировать 600 млн евро в модернизацию и развитие своих предприятий по нефтепереработке на территории ФРГ.

Вместе с тем, по словам Игоря Сечина, уже сейчас инфраструктура нефтеперерабатывающего завода в Шведте «позволяет эффективно поставлять нефть с месторождений в Западной Сибири в центр Европы, обеспечить здесь эффективную переработку, приблизиться к рынку потребления». Получение контрольного пакета акций НПЗ «Шведт» Сечин считает одним из самых успешных проектов «Роснефти» в Европе.

Визит Герхарда Шредера и Игоря Сечина в город Шведт в очередной раз подтвердил намерения политиков и бизнеса Восточной Германии восстановить отношения с Россией. Сечин и Шредер встретились с менеджментом Rosneft Deutschland, осмотрели производственные помещения завода, пообщались с работниками предприятия.

Как отметил Игорь Сечин, «сотрудничество «Роснефти» с европейскими партнерами не ограничивается исключительно поставками энергоресурсов». «Мы реализуем совместные проекты, и в этом смысле Германия для «Роснефти» является одним из ключевых партнеров. «Роснефть» ставит задачей стать для потребителей Германии не просто поставщиком углеводородов, а поставщиком целого спектра товаров и услуг, — отметил Сечин. — Сегодня наша компания является акционером трех крупных нефтеперерабатывающих немецких заводов с общим объемом переработки 12,8 млн тонн нефти. Это более чем 12% от всех нефтеперерабатывающих мощностей в Германии. Наши заводы обеспечивают более 5 тысяч рабочих мест».

Отметим, что город Шведт — вообще особое место, где никакие санкции не влияют на добрые отношения между немцами и русскими. Символично, что именно здесь оканчивается трубопровод с говорящим названием «Дружба». В городском музее Шведта есть выставки, рассказывающие о том времени, когда реализовывались масштабные проекты, когда небольшая деревушка на востоке Германии превратилась в промышленный город, в который переехали тысячи людей. Они вместе с советскими гражданами совместно начали реализовывать крупный проект по нефтепереработке. И сегодня перед воротами НПЗ Шведта развевается флаг «Роснефти».

Восточная Германия против санкций

Вскоре после визита делегации «Роснефти» состоялась встреча глав восточногерманских федеральных земель в Берлине. Все ее участники высказались за отмену антироссийских санкций. Премьер-министр федеральной земли Мекленбург — Передняя Померания Мануэла Швезиг заявила, что санкции в отношении России показали себя как неэффективные и в то же время негативно повлияли на многие предприятия сельскохозяйственной и пищевой промышленности, находящиеся в восточногерманских землях. А премьер-министр Саксонии-Анхальта Райнер Хазелоф сказал, что влияние санкций на восточногерманские компании ощущается острее, чем в западной части страны, и призвал будущее правительство обсудить тему снятия санкций с России. С «мертвой лошадью, на которой никуда не уедешь», сравнил антироссийские санкции премьер-министр Тюрингии Бодо Рамелов. К диалогу с Россией призвал премьер-министр земли Бранденбург Дитмар Войд-ке, по словам которого стороны «должны и хотят работать вместе в интересах мирного сосуществования». (Стоит напомнить, что Войдке присутствовал на НПЗ в Шведте во время визита Игоря Сечина.)

Всего за два с небольшим года (с 2014 по 2016 год) в результате введения санкций объем продажи продукции саксонских предприятий в Россию сократился почти вдвое — с 1,1 млрд евро до 659 млн евро. В списке торговых партнеров Саксонии Россия занимает последние места, а шесть компаний региона, оказавшихся на грани банкротства из-за санкций, даже прибегли к помощи строительной сберкассы Саксонии.

По словам дрезденского предпринимателя Томаса Штроя, компания которого производит технику для экологов, ему пришлось «отказаться от крупных сделок и создания сети компаний». Из-за введенных против России санкций он не имеет права «поставлять запасные детали, поскольку они также применяются в нефтяной промышленности». «То, что было построено Герхардом Шредером, разрушается теперь политической глупостью», — уверен Штрой.

Прогрессивные немецкие политики, да и простые жители Германии уверены, что антироссийские санкции несут опасность и угрозу миру и что они, как выразился один из сторонников сохранения мира во всех отношениях между двумя странами, «были и являются типичным инструментом внешней политики США».

Свои демонстрации в Дрездене постоянно устраивают члены движения «Пегида». В руках активисты всегда держат российские триколоры и плакаты с надписью «Путин рассудит». А многие жители Восточной Германии вообще рассматривают Россию как жертву Запада. Бизнесмен из Восточной Германии Вольфганг Топф открыто заявляет, что заинтересован в восстановлении партнерских отношений Германии с Россией. Будучи президентом Торгово-промышленной палаты Лейпцига, Топф вместе с коллегами из Хемница и Лейпцига выступил с официальным обращением к властям, в котором говорилось, что санкции «противоречат традициям Саксонии, охранявшей контакты с Россией», что они «почти бездейственны для достижения политических целей». Реакции федерального правительства не последовало.

Справедливая цена компании

В интервью Frankfurter Allgemeine Zeitung Сечин заявил, что западные санкции против компании — это абсолютно не экономический фактор, который воздействовал на капитализацию. «Мы считаем, — сообщил он, — что объективная оценка составляет примерно 130 млрд долларов. Исходим прежде всего из качества и объема ресурсной базы компании. Если вы будете сравнивать публичные мировые компании в нашем секторе, то увидите, что номер один по ресурсной базе — компания «Роснефть». Себестоимость нашей добычи тоже очень конкурентная: тратим около 3 долларов для добычи одного барреля нефти».

И неудивительно, что на этой неделе агентство Moody’s повысило кредитный рейтинг «Роснефти» до инвестиционного уровня «Baa3» со стабильным прогнозом, что привело к повышению кредитного рейтинга «Башнефти» до аналогичного уровня. Таким образом, в настоящее время контролируемая «Роснефтью» «Башнефть» имеет два кредитных рейтинга инвестиционного уровня (Moody’s — «Baa3» и Fitch — «BBB-») от «большой тройки» международных рейтинговых агентств.

По мнению аналитиков Moody’s, кредитный рейтинг «Роснефти» сегодня выше суверенного кредитного рейтинга страны, что свидетельствует о высокой кредитоспособности компании. Кроме того, крупнейшие международные инвестиционные банки повысили свои рекомендации по акциям компании до «покупать» и целевые цены (Credit Suisse, Citi).

Если говорить о стоимости акций «Роснефти», то с начала года она выросла на Московской бирже на 21,7%, а в Лондоне рост составил 27,9%, существенно опередив большинство международных конкурентов и динамику нефтяных котировок. Также в январе 2018 года в Лондоне и Сингапуре прошли презентации новой стратегии компании до 2022 года. Сейчас «Роснефть» на бирже стоит более 65 млрд долларов.

«Очевидно, что рынок позитивно воспринял бизнес-ориентиры «Роснефти», в числе которых рост свободного денежного потока, возможность увеличения дивидендных выплат, удержание лидерства по удельным затратам в добыче и снижение операционных расходов на 2-3% в год, интенсификация добычи нефти и развитие газового бизнеса», — рассказал глава аналитического департамента УК «БК-Сбережения» Сергей Суверов.

Глава нефтегазового исследовательского подразделения компании «Атон» Александр Корнилов считает, что добыча на отдельных активах «Роснефти» продолжит расти, несмотря на ограничения в рамках обязательств по добыче. Компания сосредоточится на месторождениях с дополнительными налоговыми льготами, таких как «Юганскнефтегаз», где потенциал добычи уже достиг 70 млн тонн в год.

«Нефть, добываемая с ряда месторождений «Юганска», относится к трудноизвлекаемым запасам, а это дает определенные налоговые льготы. Та же история — с «Няганьнефтегаз» и с рядом других активов, где также есть трудноизвлекаемые запасы», — резюмировал Корнилов.

«Очень редко бывает так, чтобы рейтинг компании превышал рейтинг страны, откуда эта компания. Это случается крайне редко. Когда-то много лет назад я был на семинаре в Москве, и преподаватели говорили, что теоретически такое, конечно, возможно, но практически данный сценарий почти исключен. И его реализация говорит не только о высокой надежности обязательств компании «Роснефть», но и о том, что все разговоры, будто бы у «Роснефти» большие долги и что она якобы «попала» в Венесуэле, — это пустое, — уверен директор аналитического департамента «Альпари» Александр Разуваев. — Я думаю, что это позитивное решение агентства Moody’s скажется на капитализации: инвесторы начнут покупать акции «Роснефти» на Московской бирже. Потому что инвестиционная категория — это все-таки инвестиционная категория. Есть фонды, которые могут покупать акции только тех компаний, у которых есть инвестиционный рейтинг. Это будет небыстро — это вопрос месяцев, но это будет».

 




Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?