Третьяковка расширяется

Итак, ЦДХ сыграл свою историческую роль и теперь сам должен уйти в историю. Фото: globallookpress.com

В оперативное управление Третьяковской галерее поступил легендарный Центральный дом художника


История творится у нас на глазах. Век Центрального дома художника оказался недолог: за 40 лет гигантский выставочный зал, изумивший Москву на рубеже 1980-х, пережил расцвет, стагнацию и упадок. Весной легендарный ЦДХ был передан в оперативное управление Третьяковской галерее. Ее генеральный директор Зельфира Трегулова рассказала, что мы увидим в здании на Крымском Валу.

Отныне это Западное крыло Новой Третьяковки, и скоро она развернет там первую свою выставку — задуманное совместно с Музеем AZ посвящение Андрею Тарковскому. Затем примет Музей дизайна и Московскую биеннале современного искусства, а спустя год-другой закроется на реконструкцию по проекту всемирно знаменитого голландского зодчего Рема Колхаса. Теперь лично у меня задача дожить минимум до 2027 года, чтобы увидеть любимый музей суперсовременным.

Даже музейщикам трудно оценить коллекцию Третьяковки: львиная доля ее экспонатов скрыта в запасниках. Почти 70 лет ГТГ считалась центральным художественным музеем страны и принимала артефакты со всего СССР. Сегодня мы не в силах представить, какие роскошные коллекции скульптуры или живописи Закавказья, Прибалтики, Украины лежат мертвым грузом в фондах, причем именно в здании на Крымском Валу. Рано или поздно все это богатство надо предъявить зрителям. Да вот беда: в наших музеях вековечная нехватка места. Теперь его у Третьяковки стало больше.

В бурные годы перестройки и в «лихие 90-е» Домом художника было реализовано столько великолепных проектов, что на краткий срок он стал центром художественной жизни Москвы, да и всей России. Это выставки советских деятелей искусства от классиков до «левого МОСХа», от камерных «персоналок» до колоссальных затей вроде Всесоюзной выставки скульптуры.

Затем здание на Крымском Валу заполонили ранее запретные авангардисты и авторы «тихого искусства», концептуалисты и нонконформисты — принадлежавший Союзу художников СССР зал был более неформальным, чем госмузей, и позволял себе смелые высказывания.

С падением железного занавеса его двери распахнулись для зарубежных звезд: Фрэнсис Бэкон, Гюнтер Юккер, Роберт Раушенберг — прежде этих имен в СССР даже не слышали. Вскоре и наши «актуалы» то поодиночке, то массовым десантом, как на ярмарке «АртМосква», принялись штурмовать главный выставочный зал столицы и нервы соотечественников. Популярность ярмарок — а тут проходили пышный Антикварный салон, и дерзкая «АРХ Москва», и всеми любимая книжная non/fiction — была так велика, что большинство москвичей весь «сундук» на Крымском до сих пор называют не иначе как ЦДХ, даже если идут в залы ГТГ со знаковыми ретроспективами Серова или Репина.

Роковым для замечательной когда-то институции ЦДХ стал переход в 1991 году под власть Международной конфедерации союзов художников. Образованная на руинах СХ СССР, пронырливая МКСХ завладела всем его имуществом, в том числе великолепной коллекцией, где с 1932 года накапливались работы советских художников, а это подчас творения классиков. Почти без движения в сторону зрителя собрание десятки лет пролежало в запаснике в подмосковном Подольске — пока наконец наглая продажа нескольких картин из этого собрания, поистине национального достояния, на лондонском аукционе не стала спусковым крючком для процесса ликвидации МКСХ. Кстати, теперь немалая часть принадлежавших ей шедевров тоже перейдет в собрание ГТГ и других музеев.

Итак, ЦДХ сыграл свою историческую роль и теперь сам должен уйти в историю. Концерты и кинопоказы, образовательные программы и общественные мероприятия — все это прекрасно войдет неотъемлемой частью в жизнь Новой Третьяковки, когда она с размахом освоит все огромное здание, убрав «пограничные» стены. Но главное — как и задумал ее основатель Павел Третьяков полтора века назад, галерея станет настоящим музеем современного искусства. Встречаем искусство ХХI века вместе!

Комментарии для сайта Cackle
Конкурс на лучшее применение мавзолею Ленина, объявленный Союзом архитекторов, пришлось закрыть через два дня из-за шквала негатива.