Ржавое наследие Владимира Шухова

Знаменитую Шаболовскую башню надо спасать, но состарившийся металл даже не красят. Фото: РИА Новости
Татьяна Лазаревская
Статья «Инженер с симфоническим мышлением»
из номера 121 за 03 Сентября 2013г.
Опубликовано 00:22 03 Сентября 2013г.

С чем мы пришли к 160-летию Владимира Шухова - одного из величайших наших инженеров, конструкторов, архитекторов


Его называют русским Леонардо да Винчи, но в отличие от гениального итальянца Владимиру Григорьевичу удалось при жизни реализовать практически все свои замыслы. Редкий, редчайший случай, особенно в России. Силуэт его телебашни на Шаболовке известен всему миру. Но какова судьба его наследия сегодня?

Перст ли то божий или звезды так его любили, но востребован Шухов был невероятно. В 14 лет, без родителей, приехал учиться в Москву в Высшее императорское техническое училище (ныне МГТУ имени Баумана). Он отличник, и преподаватели выдающиеся: Жуковский, Менделеев, Чебышев. Менделеев восхищается первым шуховским изобретением — топливной форсункой, размещает ее на обложке своей книги о промышленности России, а юного изобретателя берет с собой на выставку в США. Делегация пересекает на поезде всю Европу, посещает города Германии, Манчестер, плывет через океан, попадает в Чикаго. Шухов видит огромные заводы, его острый глаз все впитывает. Дальше годичная стажировка в Америке. Вернулся и неожиданно для всех поступил в Военно-медицинскую академию, где изучает анатомию человека: знание «божьей инженерии» очень пригодится в дальнейшем.

В США он подружился с незаурядным предпринимателем Александром Бари, который хотел заниматься бизнесом в России. Оба молоды, активны, их энергия и знания весьма кстати: в России развивается нефтедобыча, затеваются нефтепроводы. И Шухов с энтузиазмом берется за дело. В 1878 году строит первый российский нефтепровод Балаханы — Черный город, потом первый в мире мазутопровод с подогревом, разрабатывает методы подъема и перекачки нефти. Фирмы «Бр. Нобель» и «Лианозов и К0» очень довольны. Широкий кругозор позволяет ему принимать грамотные и органичные решения, а точности расчетов Шухову не занимать. Одно из его непреложных правил: «О том, за что берешься, надо думать день и ночь — техника не прощает ошибок и плату берет человеческими жизнями».

Он первым догадался использовать сетчатые металлические оболочки в виде несущих перекрытий: то, что Ричард Бакминстер Фуллер и Норман Фостер внедрят к середине, а то и концу ХХ века, Шухов изобрел еще в 1894 году. По всему нынешнему СНГ стоят его башни, маяки, более 500 мостов, паровые котлы, насосы, системы водоснабжения и канализации в Москве, Киеве, Харькове, магистральные трубопроводы Грозный — Туапсе (1928), Баку — Батуми (1929). Дебаркадеры Киевского и Казанского вокзалов, ажурные перекрытия Пушкинского музея, Петровского пассажа, ЦУМа и ГУМа в столице — тоже Шухов!

Перечислить все, что спроектировал и придумал Владимир Григорьевич, невозможно. «Человек-фабрика» — называли его коллеги, сам же он считал себя «инженером с симфоническим мышлением». Был вне политики, говорил: «Башни, котлы, стропила нужны, и мы будем нужны».

Cамое знаменитое из шуховских детищ — 160-метровая радиобашня на Шаболовке, эмблема «Голубого огонька» и советского ТВ. Однажды он увидел, как перевернутая вверх дном корзинка, прогнувшись, держит горшок с цветами, и родилась гениальная идея. Поражаясь нашему безразличию к столь уникальному сооружению, западные специалисты ставят Шаболовскую башню в один ряд с Эйфелевой, Бруклинским мостом и римским Колизеем. Возводить ее начали в 1919-м. Гражданская война: железа, теса, дерева не хватало. Проект приходилось ужимать: планируемые 350 метров были нереальны. Металл выделили по указанию самого Ленина из военных резервных запасов. Но 66-летний Шухов зорко за всем следит, выбивает пайки и деньги. Кранов нет, стальные секции собирали внизу внутри башни и поднимали лебедками. При подъеме четвертой — третья сломалась, и секция рухнула, повредив две нижние. Автору проекта грозил расстрел — с отсрочкой до конца строительства. Слава богу, пронесло, и весной 1922-го радиопередатчики заработали. После сдачи объекта Шухов напишет в дневнике: «Башня красива, только 5-я секция имеет редкую сетку...»

А теперь эта красота запущена, заброшена, никому не нужна. Центральный НИИ стальных конструкций, полвека наблюдающий за башней, бьет тревогу: коррозия угрожает всей конструкции, спасать памятник надо срочно. Но разговорами все и заканчивается. Состарившийся металл даже не красят.

— Отношение со стороны владельца — Российских телерадиотрансляционных сетей (РТРС), компании далеко не бедной, абсолютно безалаберное, — говорит президент фонда «Шуховская башня», правнук архитектора Владимир Федорович Шухов. — Если 10 лет назад башню можно было привести в порядок за 2-3 миллиона долларов, то сейчас владелец просит у государства уже больше десяти миллионов, и с каждым годом эта сумма растет.

Изуродованы или приходят в негодность и другие столичные шуховские памятники: Киевский вокзал, Бахметьевский гараж и гараж на Новорязанской улице. Дышат на ладан перекрытия в Пушкинском музее и крыша Главпочтамта. Удивительно, но вдали от Москвы к шуховскому наследию относятся куда бережнее. На металлургическом заводе в Выксе, где Шухов в 1897 году возвел башню и впервые применил сводообразные перекрытия двоякой кривизны в листопрокатном цехе, готовы сделать миллионные вложения в то, чтобы спасти эти шедевры инженерной мысли. Под охраной вошедшая во все учебники по архитектуре и инженерии водонапорная башня в липецком селе Полибино. В хорошем состоянии украинские объекты: башня в Николаеве и маяки в Днепровском и Херсонском лиманах. Теперь это заграница.

Вообще за рубежом внимания к имени Шухова гораздо больше, чем у нас. Студенты европейских архитектурных вузов изучают завораживающие шуховские формулы и расчеты. Британский музей науки вскоре установит в постоянной экспозиции 5-метровую модель шуховской телебашни. Австрийцы и швейцарцы готовят к изданию двухтомник проектов и разработок Шухова. Чтобы собрать весь материал и выпустить книгу с чертежами и полной атрибуцией, Евросоюз выделил 3,5 млн евро.

Так что же, нет пророков в своем отечестве?

Штрихи к портрету

Владимир Григорьевич Шухов был неординарен и в своих увлечениях — занятиях спортом, автогонками, фотографией. В архиве фонда «Шуховская башня» — свыше 3,5 тысяч его слайдов и негативов отменного качества. Он любил снимать уличные сценки, нищих, суету московских рынков, а кадры, на которых запечатлел собственные объекты, выглядят не слабее самых авангардных снимков Родченко. В Доме фотографии на Остоженке 6 сентября откроется приуроченная к юбилею выставка. Можно прийти и поучиться мастерству фотографировать и искусству жить у универсально талантливого человека.

 



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?