04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГОРЫ И ОРУЖИЕ

Карпов Вадим
Опубликовано 01:01 05 Мая 2001г.
Застава Торгим в Ингушетии оказалась на "слиянии" живописнейших ущелий. Одно из них - Ассовское - ведет в Грузию. До нее - километров десять. Около часа езды, если на БТРе. Ущелье Азычач - прямая дорога в Чечню. До нее километров 15 - 20. Налево - путь в Назрань. И Осетия практически в "двух шагах" - километров 6О горной дороги, и вот уже Владикавказ. Не застава, а прямо-таки некий кавказский узел.

Виды курортные. Не место- сказка. Впрочем, когда-то, в лучшие времена, здесь рядом даже пансионат располагался... Кругом уже вовсю зеленые горы, которые подпирают серое, набухшее вторую неделю дождями небо. И можно не прислушиваться к гулу вертолетов - они в такую "слякоть", когда туманы укутывают серой дымкой ущелья, не летают. И тогда серпантин горной, каменистой дороги- единственный "коридор" до ближнего Владикавказа. И не самый простой: на перевалах несколько часов назад выпал снег, и даже вездеходы-"уазики" еле-еле тянут к вершинам. А навстречу изредка выползают грузовые машины с мукой, оружием, строительными материалами, сгущенкой, тушенкой...
Водитель нашего "уазика" Павел Панов успевает от поворота к повороту еще и рассказать о себе. О том, что мать работает бухгалтером, а отец - водителем. Что учился в сельскохозяйственной академии в Курске "на коммерческой основе" . "Ну а потом курс доллара повысился, и родители не смогли платить за обучение, так вот и попал на границу"...
Скоро я узнаю и про то, что солдаты-пограничники, после того как совсем недавно отменили разного рода боевые доплаты, получают всего 36 рублей в месяц. Что из этих денег Паша, как и его товарищи, 16 "рэ" отдает на ротные нужды - зубную пасту, крем для обуви, белые подворотнички...
- А на два червонца что сделаешь? - вздыхает водитель, преодолевая очередной ухаб. - Мы с Ромкой Арцибашевым и Славкой Протковиченко сбрасываемся, чтобы сигареты себе купить, газированную воду "Колокольчик"... И где справедливость? - вопрошал меня Павел. - Армейцы (мы их "шурупами" называем за эмблему) через речку стоят. А получают и "боевые", и за "зону чрезвычайного положения"... - Ничего, - словно успокаивал меня и себя собеседник, - погранцы все равно живут круче. Не в палатках, а в деревянных домиках.
А домики эти достались защитникам рубежей от строителей, которые когда-то начинали прокладывать по Ассовскому ущелью железную дорогу в Грузию. Дороги никакой не вышло, но кое-что от той затеи осталось и перепало пограничникам.
Потом паренек совсем разоткровенничался и сказал мне почти по секрету: боится, что его, как и других водителей-пограничников, могут украсть. Страхи вовсе не детские.
Перед встречей с Павлом у меня был разговор с начальником Назрановского погранотряда полковником Николаем Белоусовым. "Трех своих офицеров я потерял в этих горах - пропали два года назад, - с горечью рассказывал он.- Пошли на задание в Джейрахское ущелье и не вернулись. И никаких вестей с тех пор".
А накануне нашего приезда дикий случай произошел не где-нибудь в горах, а в самом Владикавказе. Пограничник майор Игорь Колесников вышел из переговорного пункта покурить, когда к нему подошли двое в штатском, показали удостоверения сотрудников местного уголовного розыска (судя по всему, настоящие, а не поддельные), скрутили руки и затащили в белые "Жигули". Хорошо, что все это увидели другие офицеры, кто-то даже успел прыгнуть на капот... Машина с пленником все-таки умчалась, но успели заметить ее номер. Только это, наверное, и помогло - обратились в Министерство внутренних дел республики, а через несколько часов майора вернули... О подобных случаях я потом слышал не один раз. Похищают рядовых, офицеров. На этом делают бизнес и в Осетии, и в Ингушетии...
Торгим в последнее время превращается в мощный центр пограничной зоны. Здесь, так решено, будет комендатура, центр управления пятью новыми заставами. Некогда тихая и спокойная административная граница республик "набухает" пограничными укреплениями, постами.
- За какие-то три-четыре месяца, - рассказывает Виктор Золотухин, генерал-майор, заместитель начальника Северо-Кавказского регионального управления ФПС России, - их количество по периметру границы с Чечней выросло в два с лишним раза.
А через речку Ассу, где пограничники после утренней ежедневной пробежки принимают водные процедуры, расположилась батарея самоходных орудий 58-й армии, держа под прицелом ущелья. Ночью хрупкий и довольно прохладный деревянный домик, где мы ночевали, затрясло от грохота: артиллеристы начали палить по обнаруженным армейскими разведчиками где-то в горах целям. И с перерывами стрельба продолжалась в течение нескольких часов. Просто так в горах не погуляешь: наиболее опасные тропы к тому же заминированы армейскими спецподразделениями.
Горы и оружие - эти понятия теперь неразделимы, хотя район всегда считался и считается сугубо природной заповедной зоной. Выезжаешь с Торгимской заставы, и первое, что бросается в глаза, - желтенькая табличка, прибитая к дереву: "Всякая рыбная ловля и охота категорически запрещена". Но это про рыбок и зверей. Охота людей на людей идет, увы, постоянно. И обстановка, как говорят военные, "стабильно напряженная". Это когда время от времени вспыхивают перестрелки с боевиками, когда начинают палить с гор по заставе снайперы, когда задерживают караваны с оружием... Когда все на нервах. Артиллеристы, например, категорически запретили фотографировать их позиции, хотя сами позиции расположены в глубине наших и официально мирных территорий. Понять их можно. Сейчас, когда начался сезон "зеленки", ожидаются прорывы отрядов боевиков. По данным разведки, в Панкисском ущелье в Грузии находится сейчас вместе со своим отрядом Гелаев. Не исключено, что его банда может появиться и в этих местах. Впрочем, ничего не исключено. И потому, наверное, на дальнюю заставу "Асса" нас сопровождал особый дополнительный отряд пограничников.
И пограничники просто так в горы никого теперь не пускают, исключая местных жителей. Всем остальным вход - по специальным пропускам. Так мне объяснил Женя Калашников (он родом из села Киевка Ставропольского края). 12 часов в сутки боец держит на контроле шлагбаум, записывая в "журнале учета" тех, кто проходит в пограничную зону. Когда приехал-выехал: день, время...
Журнал - документ вроде бы секретный, посторонним его смотреть нельзя. Но я и без того понял, что за сутки через пост проезжают всего-то два-три человека. В основном это пастухи, которые направляются на пастбища. Желающих лезть просто так в зону не много.
- Бывает, правда, очень редко, так, что погулять в горы приезжают из Назрани, но если без пропуска, никак нельзя, - поясняет мне саратовец Дима Терехин. - В особо сложных случаях зову начальника заставы Сергея Васильевича Глушакова... Он уже разбирается и решает.
Вся суета и хлопоты ради того, чтобы лишить боевиков маневра, не позволить им гулять по тылам и наносить внезапные удары. Наглухо закрыть административную границу с Чечней, о чем так давно и мучительно долго говорили. Эту важную стратегическую и политическую задачу и выполняют краснодарские, ставропольские, рязанские хлопцы.
Живут они вполне самостоятельно и автономно. И даже со вкусом. Котельная своя имеется, банька раз в неделю, пекарня...
- Есть электрическая печь, - с гордостью рассказывает заместитель коменданта заставы Муса Дзурабов, - если что, то и на солярку можем переключиться. Правда, тогда выпечка с "душком". А белый хлеб у нашего старшего хлебопека Шамиля Шаргазина получается великолепный. Даже лаваш ребята могут сделать. В прошлом году приезжал директор ФПС Тоцкий, так он две булки увез в Москву - настолько понравилось... А рядовому Сергею Садовому часы подарил...
Возле заставы с разрешения главы администрации Джейрахского района Ибрагима Точиева разбили огород в один гектар под картошку. Вот-вот начнут сажать. Кормят на заставе вполне прилично. На завтрак сегодня давали гречневую кашу с тушенкой, хлеб с маслом, чай, в обед вермишелевый суп, рисовую кашу с тушенкой...
...Мы идем вместе с Мусой Дзурабовым по заставе, а он в это время дает указания, куда дерн положить, чтобы прикрыть камни, где клумбу разбить, где березки да сосенки посадить. Хотя и так вроде бы красиво. За нами важно бредут огромные кавказские овчарки. Днем они вполне добродушны. А ночью нам посоветовали не выходить из домиков - четвероногие добровольные помощники пограничников, мол, могут не понять.
Еще одна достопримечательность заставы - "пункт помывки котелков". С "гражданки" в пограничники в последнее время попадают и не всегда здоровые люди. Чтобы не проникла на заставу зараза, за каждым солдатом прикрепляют "номерные" котелок, кружку. Моют посуду чуть ли не в трех водах. Мне показали и тазы с хлоркой, и бак с кипятком, чтобы я не сомневался: о здоровье ребят беспокоятся.
О досуге, кстати, тоже: есть в маленьком клубе телевизор - принимает первые две программы. Для далекой заставы - просто роскошь. А вечером - так то вообще особый случай - для пограничников устроили настоящий концерт. Депутат столичной Думы Николай Московченко привез группу артистов. И возле казармы, на улице, при свете фар "бэтээров" организовали сценическую площадку. Соседей-артиллеристов тоже пригласили - чтобы не обижались...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников