Московское Зарядье не имеет права быть заурядным

Площадка «Зарядье» на территории бывшей гостиницы «Россия». Фото: РИА Новости

«Труд» пытался выяснить, успеют ли археологи обработать уникальный культурный слой на месте гостиницы «Россия»


«Много дворов разметаша, но ничтоже учиниша» — фраза из летописи XIV века вполне подходит и к нынешнему состоянию этого уникального во всех отношения уголка Москвы. На месте снесенной гостиницы «Россия» разобьют парк. «Труд» пытался выяснить, успеют ли археологи обработать уникальный по исторической ценности культурный слой, что будет с таинственным подземным бункером, открывшимся строителям, и зазвучит ли в парке классическая музыка.

Идея эта витала в воздухе еще лет за пять до исторического разговора президента Путина с мэром Собяниным в январе 2012-го. Спор между историками, археологами и краеведами шел о том, нужно ли нужно ли полностью превращать этот квартал в образцово-показательную историческую реконструкцию или разбить парк, восстановив в его пространстве только несколько самых значительных сооружений (например, снесенную в 30-е годы церковь Николы Мокрого XIV столетия). К единому мнению ученое собрание тогда не пришло, недоразобранный монстр продолжал спать крепким сном до нынешней весны. И наконец свершилось.

ОАО «Россия», которому принадлежат права на реконструкцию почившей гостиницы (на сайте компании указано, что 100% акций принадлежит правительству Москвы), от планов возведения нового гиганта на месте старого отказалось и объявило открытый международный конкурс на ландшафтно-архитектурную концепцию парка «Зарядье». Видимо, инвестора, готового вложить кровные миллиарды в многофункциональный торгово-деловой центр на руинах печально известного отеля, о котором так долго говорили, так и не нашлось. А пустырь с бетонными развалинами и живописно торчащей арматурой в шаге от Кремля — совсем уж за державу обидно!

Впрочем, и парк — дело недешевое: его стоимость оценивается в 10 млрд рублей. Из 90 поданных заявок от более чем 450 компаний (каждую заявку готовила команда из представителей нескольких фирм) для второго тура было отобрано шесть. Все команды интернациональные, и у каждой есть опыт разработки крупных парковых проектов. Российское ТПО «Резерв» проектировало «Золотой парк» в Италии, бюро Diller Scofidio + RenFro (США) — парк Хай-Лайн в Нью-Йорке, компания Gustafson Porter (Великобритания) — парк «Вестергасфабрик» в Амстердаме, бюро MVRDV (Голландия) — «Юбилейный сад» в Лондоне, фирма WEST 8 (тоже Голландия) — Йонгсанг парк в Корее, а Turenscape (Китай) — Чайна-таун парк в Бостоне.

В начале этой недели участников конкурса привезли на площадку и провели для них очень обстоятельную экскурсию, дабы все прониклись священным духом истории. На следующий день на закрытом заседании их ознакомили с техническим заданием. Время пошло. И его не так много — проекты должны быть сданы 27 сентября. Идеи пока самые общие.

— Мы работали в Лондоне на участке, примыкающем к Темзе напротив парламента, — рассказал «Труду» Мартин Биенгаа из Голландии. — Так что специфика подобных приречных проектов нам хорошо известна. «Юбилейный сад», разбитый в честь 25-летия правления королевы Елизаветы II, которому мы дали вторую жизнь, для Великобритании имеет примерно такое же значение, как парк «Зарядье» для России. Это место нам очень нравится, и мы понимаем, что ему не подходит дизайн-проект общего рода. Он должен быть очень русским, показывать исторические уровни, но в современной интерпретации.

— Это место произвело на меня очень сильное впечатление, и хочется, чтобы столь же сильные эмоции испытали и те, кто будет приходить в парк, — дополнил Тильман Ланц из Германии. — Работа предстоит сложная: ландшафт разнообразный, но такой специфически московский, хочется это обыграть как можно эффектнее. Важно чтобы парк вписывался в уже существующее историческое пространство, гармонировал с ним, не воспринимался как нечто искусственное, чужеродное. Никакие мировые аналоги тут не подходят.

Тем не менее все в один голос уверяют, что сроки для проектирования вполне реальные, ведь в каждом консорциуме будет работать несколько десятков человек.

Но главные вопросы были у корреспондента «Труда» к заказчику проекта. Каковы основные трудности, с которыми придется столкнуться проектировщикам? Пустят ли на площадку археологов и сколько времени им предоставят, если учесть, что по периметру вокруг бывшей гостиницы сохранился культурный слой вплоть до XII века глубиной до 6 метров, какого нигде в Москве уже более не существует, а на раскопку участка 10×10 м нужно не менее трех месяцев (при общей площади парка 13,7 га — прикиньте общий срок работ). Будет ли разобран до основания фундамент гостиницы «Россия», притом что под парком предполагают соорудить подземную парковку? Что будет с двухъярусным бетонным бункером, расположенным как раз под этим фундаментом, разобрать который вообще практически невозможно? По некоторым данным, он вроде бы являлся бомбоубежищем для партийной элиты, приезжавшей на съезды и конференции (не зря же количество постояльцев, которых могла принять «Россия», почти совпадает с количеством мест в Кремлевском Дворце съездов — 5300 и 6000 человек соответственно), а ныне находится в ведении Федеральной службы охраны РФ.

Однако Сергей Чадов, генеральный директор ОАО «Россия», дипломатично от всех этих вопросов ушел: «Не вижу никаких сложностей, когда за работу берутся такие профессионалы. Они просто не могут возникнуть. Все решаемо, нужно лишь плотно поработать». О подземном наследии приснопамятной гостиницы собеседник выразился еще туманнее: мол, когда будет выбран проект-победитель, тогда и определим его судьбу. А все устремления заказчика сводятся не к материальной выгоде: «Не в деньгах же счастье», — лучезарно улыбался Чадов (к слову, заполучивший в свое распоряжение участок столичной земли стоимостью 40 млрд рублей), а в том, чтобы парк стал достойным «окладом для тех алмазов и жемчужин мировой архитектуры, которые в него будут помещены». Имелись в виду исторические здания на четной стороне Варварки — Старый английский двор, палаты бояр Романовых, Знаменский монастырь и церкви св. Варвары, Максима Блаженного и Георгия Победоносца.

Парк предстоит «гармонизировать» и с концертным залом на 1,5 тысячи мест, который предполагается возвести по соседству, в северо-восточном углу исторической территории Зарядья. Согласно недавнему заявлению главы департамента культуры города Москвы Сергея Капкова, курировать этот проект предложено Валерию Гергиеву, поскольку знаменитый петербургский дирижер имеет самый большой и успешный опыт строительства театрально-концертных зданий в современной России. Но никто, включая самого Гергиева, не может сказать, каким будет это сооружение. Как сообщили «Труду» в международном институте медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» (он — официальный консультант конкурса проектов парка), на этот проект будет объявлен отдельный конкурс. Надо полагать, дело окажется долгим. Если уж свою кровную «Мариинку-2» Валерий Абисалович получил лишь через 15 лет после возникновения идеи, пережив неоднократные смены проектов и генподрядчиков, то создание зала в первопрестольной может растянуться на десятилетия.

 

На этой неделе столица объявила конкурс на лучший проект застройки Зарядья. Пустырь на месте гостиницы «Россия» все ждет главного плана. Столица уже отвергла более сотни проектов развития этой территории. И вот, наверное, главная новость — центром нового Зарядья станет концертный зал, а разработкой его концепции займется Валерий Гергиев, народный артист России, художественный руководитель Мариинского театра. Застать маэстро в Москве на этой неделе не удалось — пришлось отправиться в северную столицу, в Мариинский театр — разговор буквально за четверть часа до концерта.

— Новый концертный зал не просто географический, он будет вписан в культурно-исторический ландшафт. Какова концепция этого концертного зала?

— Я не могу говорить о концепции всего пространства. Я могу только говорить о необходимости, которая, мне кажется, есть и в России, и в Москве, в частности. Острейшая необходимость укрупнять возможности для нашего подрастающего поколения, для юных, для детей, школьников. И не только музыкантов профессионалов. Мне кажется, в Москве единственный зал, который традиционно воспринимается, как зал с мировой репутацией, это Большой зал консерватории. И великая музыка будет звучать в этом зале, даст Бог, еще столетиями. Москва заслужила сегодня и право, и мне кажется, Москва испытывает острую необходимость, как минимум, в еще одном зале высокого качества. Этот зал не должен быть коммерческим и категорически не должен строиться, как полигон для артистов, представляющих хоть очень популярный жанр, который называют шоу-бизнес. Новый зал для бизнеса там не нужен. Вот такая концепция мне кажется и справедливой, и необходимой.

— Этот зал будет все-таки узловым для всего остального пространства?

— Я считаю некорректным говорить обо всем пространстве. Я не мэр Москвы. В Москве очень опытный, очень собранный, деловой мэр. Мне кажется, что он будет способствовать этому. Без него такой разговор был бы невозможным.

— Если не секрет, Вы будете обсуждать концепцию с Сергеем Собяниным?

— Я обсуждал с мэром Москвы и не раз многие вещи. И в том числе необходимость расширить возможности просветительских программ в Москве. Ведь Московский пасхальный фестиваль — это достаточно большой, может быть, даже грандиозный форум, который дает до 100-150-ти выступлений в рамках одного фестиваля. Поскольку это уже продолжается 12 лет, это уже тысячи выступлений. Наш концерт в Москве посетили более 200 тысяч москвичей только на Поклонной горе. Это огромная цифра для любого концерта в мире. И мы этим гордимся.



Как вы думаете, должен ли оплачиваться труд домохозяек? Правительство считает, что нет.