Графиня вернулась в Фонтанный дом

В этом филиале Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства идет кропотливая реставрационная, собирательская и выставочная работа

В Шереметевском дворце на Фонтанке открыты три новых зала постоянной экспозиции


Теперь каждый может побывать в великосветском петербургском салоне XIX века. Там звучит удивительная музыка и воскрешаются из небытия забытые имена. Три новых зала постоянной экспозиции открыты в Шереметевском дворце на Фонтанке. «Музыкальный салон графов Шереметевых», «Древняя Греция в представлении XIX века», «Парижский кабинет Александра Глазунова» — это без преувеличения три сенсации, которые еще предстоит оценить знатокам и простым поклонникам прекрасного.

В последние годы в этом филиале Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства идет кропотливая реставрационная, собирательская и выставочная работа. На наших глазах в центре Северной столицы, в дворцовой усадьбе возникает уникальный музей музыки, чья коллекция насчитывает более 3 тысяч инструментов. В залах можно увидеть принадлежавшие шереметевской семье предметы, произведения живописи и декоративно-прикладного искусства XVIII-XIX столетий, поступившие в музей за последнюю четверть века.

Каждый вновь открытый зал — сам по себе экспонат. Побывать в великосветском петербургском салоне XIX века дает возможность музыкальный салон Шереметевых, расположенный в Желтой гостиной парадной анфилады. Здесь в домашних концертах выступали заезжие и петербургские знаменитости: Ференц Лист, Гектор Берлиоз, Полина Виардо, Генриетта Зонтаг, Джованни Баттиста Рубини, Алексей Львов, Михаил Глинка. Душой музыкальных собраний Фонтанного дома была Анна Сергеевна Шереметева (1811-1849), фрейлина, сама талантливая певица и пианистка. Глядя на портрет нарядной красавицы, как не вспомнить ахматовские строки, посвященные легендарным обитателям Фонтанного дома: «А столетняя чаровница / Вдруг очнулась и веселиться / Захотела. Я ни при чем. / Кружевной роняет платочек, / Томно жмурится из-за строчек / И брюлловским манит плечом».

Дневник графини Анны Сергеевны, который она вела во время путешествия с сестрой Елизаветой по Италии и Франции, в новой экспозиции стал мультимедийным. Меня же особенно впечатлил электронный альбом «Гости музыкальных салонов», который можно листать, разглядывая размещенные там записи — Ивана Крылова, например. А рядом подлинники, от которых замирает сердце: скрипка и рояль Михаила Глинки, скрипка Франческо Страдивари и альт Ж. Б. Вийома, принадлежавший директору Придворной певческой капеллы, автору гимна «Боже, царя храни» Алексею Львову. И все это звучит! В исполнении именно этого квартета записаны и исполняются в экспозиции произведения М.И. Глинки, Л. Бетховена, Й. Гайдна. Здесь можно послушать популярные романсы и оперные арии, которые посетители музыкальных гостиных 1840-х переписывали в нотные альбомы.

Сам дворец — словно великолепная музыкальная шкатулка, попадая в которую погружаешься в мир удивительно красивых и талантливых людей. «Так под кровлей Фонтанного Дома, / Где вечерняя бродит истома / С фонарем и связкой ключей, — / Я аукалась с дальним эхом, / Неуместным тревожа смехом / Непробудную сонь вещей».

В соседнем зале — Этрусской гостиной, отделанной в «помпейском» стиле с фресками на стенах и изящным мебельным гарнитуром, — звучит уже античная музыка. Точнее, мы слышим то, как представляли себе музыку древних греков и римлян в блистательном Петербурге позапрошлого века. Реконструированные в конце XIX века лиры, кифары, рога, авлосы, букцины сотрудники Музея музыки подновили, натянули новые струны — и античные инструменты зазвучали тихо и мелодично.

«Парижский кабинет Александра Глазунова» — тоже подлинный. Обстановка французской квартиры, где прославленный композитор, педагог, ректор Ленинградской консерватории жил после отъезда из СССР в 1929 году, бережно сохранена его приемной дочерью Еленой и передана в дар Музею театрального и музыкального искусства в 2003 году. Остается только удивляться, как из Парижа через Мюнхен и все потрясения ХХ века в Петербург добрались рояль, мебель, афиши, письма, рукописи, рисунки, программы концертных выступлений композитора и его дочери. В этом музее все настоящее, включая сотрудников.

«Консерватория при Глазунове была удивительным учебным заведением, — рассказала «Труду» заведующая научно-экспозиционном отделом Музея музыки Роза САДЫХОВА. — Из этих стен вышли Шостакович, Прокофьев. Глазунов принимал в консерваторию не тех, кто может больше платить — наоборот, тогда это были очень бедные студенты, которым самим нужно было помогать. А в голодные годы он помогал им из собственных средств, весь свой профессорский паек, свою зарплату отдавал, чтобы выживали и педагоги, и студенты. Теперь здесь, в кабинете Глазунова можно услышать его произведения. Немногие знают, как много этот человек создал как композитор. А в виртуальной программе, и в альбоме от Ольги и Елены — жены и дочери — можно много узнать о нем как о человеке и композиторе. Здесь звучит много музыки, в том числе на рояле Глазунова, за которым он когда-то работал».

Рояль Глазунова зазвучал уже на открытии выставки: это был экспромт пианистки из Санкт-Петербургской консерватории, которой не терпелось прикоснуться к инструменту. Признаюсь, славная таблетка от питерской зимней хандры — поход в Шереметевский дворец! «Только зеркало зеркалу снится, / Тишина тишину сторожит...» Кстати, о зеркалах Фонтанного дома. С их участием почему-то получаются невероятные селфи, проверено! Мистика какая-то.

Комментарии для сайта Cackle

Японцы выбрали самых красивых россиянок. Первое место заняла Мария Шарапова. Вы согласны с этим выбором?