05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РЕВОЛЮЦИИ НЕ БУДЕТ

Никонов Вячеслав
Опубликовано 01:01 06 Мая 2000г.
Всегда интересно, кто будет вершить нашими судьбами. С главой государства все ясно. Завтра Владимир Путин официально вступит в должность. С правительством ясности куда меньше, она появится в лучшем случае на следующей неделе. А пока есть возможность предаться сколь увлекательному, столь и рискованному занятию - гаданию на "министерской" гуще.

У аналитиков стало общим местом говорить о будущем правительстве как о техническом. Путин сам это мнение опровергает, не желая априори отказывать своему кабинету в политической роли. Полагаю, в данном конкретном случае правы окажутся аналитики.
Самостоятельная политическая роль у правительства возникает лишь тогда, когда в нем появляются крупные политики, представляющие партии с собственной идеологией, массовой базой, системой элитных связей. Это бывает в кабинетах коалиционных (составленных из руководителей фракций большинства в парламенте) или "политических", куда глава государства включает популярных людей различной партийной ориентации для расширения собственной опоры в обществе. Для Путина, и так установившего контроль над Думой и получившего весомый мандат доверия на президентских выборах, нет никакой нужды идти на включение в правительство ни представителей парламентских фракций, ни популярных политиков. Не испытывая давления политических обстоятельств, он может выстроить легко управляемую и гарантированную от серьезных внутренних склок правительственную пирамиду, опираясь в своих кадровых решениях на критерии профессионализма, лояльности и опыта совместной работы.
С этой точки зрения кандидатура Михаила Касьянова в качестве будущего премьера должна устраивать Путина куда больше, чем такие политические фигуры, как, скажем, Анатолий Чубайс, Евгений Примаков или Григорий Явлинский. Кроме того, Касьянов уже может похвастаться определенными успехами - реструктуризация долгов перед Лондонским клубом кредиторов, высокая собираемость налогов, продолжающийся экономический рост - и отсутствием зримых ошибок. Почти уверен, что именно его президент предложит на утверждение Госдуме в качестве председателя правительства.
Сложнее с освобождаемой самим Касьяновым вакансей первого вице-премьера. Если президент не изменит нынешней традиции совмещения этого поста с должностью министра финансов, то наилучшие шансы получает Алексей Кудрин - давний друг и коллега Путина по Санкт-Петербургу, ныне фактически руководящий текущей работой в Минфине.
Состав "простых" вице-премьеров во многом будет определяться их количеством. Напомню, при Викторе Черномырдине их число порой переваливало за десяток. Судя по имеющейся информации, Путин планирует не больше четырех "вице". И, похоже, никто из нынешних замов пока не может похвастаться 100-процентной прочностью своих позиций, равно как никто из них не спешит паковать чемоданы. Илья Клебанов, курирующий ВПК, работает недавно, выходец из Питера, отношения с Путиным неплохие. Но, в частности, резкие атаки на Клебанова на канале ОРТ могут свидетельствовать об имеющихся к нему претензиях со стороны некоторых кремлевских и олигархических групп. Валентина Матвиенко обожглась (точнее, была обожжена) на выборах губернатора Санкт-Петербурга, и в прессе тут же появились слухи о возможном ее возвращении на дипломатическую ниву. Назывались даже имена возможных ее преемников - главы Пенсионного фонда Михаила Зурабова или министра здравоохранения Юрия Шевченко. Впрочем, я не стал бы сбрасывать со счетов слова самого Путина, не так давно удостоившего Матвиенко титула "лучшего вице-премьера по социальным вопросам".
Как ни странно, под вопросом вице-премьерство лидера "Единства" Сергея Шойгу. Не то чтобы к нему были претензии, просто круг его обязанностей не вполне ясен. Для того чтобы заниматься чрезвычайными ситуациями, не обязательно быть вице-премьером, если, конечно, не предвидится превращение России в одну большую зону стихийных катаклизмов.
Не гарантировано сохранение нынешнего поста и за Виктором Христенко. На эту мысль наводит, в частности, уже прозвучавшее из Белого дома предположение об отсутствии в новом кабинете поста вице-премьера, курирующего топливно-энергетический комплекс, чем Христенко как раз и занимался.
А ведь не исключено, что понадобится еще один пост "вице": для курирования сельского хозяйства, что уже входит в компетенцию Владимира Щербака, и тогда кому-то придется потесниться.
Вряд ли серьезная перетряска ждет силовой блок. МИД, который продолжают по какому-то недоразумению относить к этому блоку, судя по всему, по-прежнему будет возглавлять Игорь Иванов. Министр обороны Игорь Сергеев недавно получил от президента подтверждение своих полномочий еще на год, менять его будет нелогично, тем более в разгар идущей военной операции. Руководители Совета безопасности Сергей Иванов и ФСБ Николай Патрушев, выходцы из питерских спецслужб, могут, очевидно, рассчитывать на повышение или расширение возможностей подведомственных им учреждений. Тучи сгущаются над министром внутренних дел Владимиром Рушайло (сейчас в связи с большими потерями омоновцев в Чечне), но это уже не в первый раз.
Из других ключевых министров наибольший интерес прессы вызывают фигуры главы Минтопа Виктора Калюжного, испортившего отношения с самыми крупными игроками на энергетическом рынке, и министра экономики Андрея Шаповальянца, чье ведомство реально отстранено от разработки экономической стратегии. Их чаще других называют кандидатами "навылет". Но даже в отношении Калюжного и Шаповальянца я не стал бы слишком торопиться с выводами, есть кому и за них заступиться.
На мой взгляд, Путин сохранит высокую степень преемственности в кабинете, который до завтрашнего дня он все еще возглавляет лично. Серьезной кадровой революции не будет. Впрочем, ждать точного ответа осталось недолго...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников