Недоговаривают: силовики рассказали о главных нарушениях чиновников

Фото: Moscow-Live.ru
19:20 06 Декабря 2019г.
Опубликовано 19:20 06 Декабря 2019г.

 Генпрокуратура указывает на то, что проще отследить, полагают эксперты


Ключевое коррупционное преступление чиновников – ложные сведения в декларациях доходов и расходов, рассказал сегодня начальник управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генпрокуратуры РФ Александр Русецкий.
 
«Основными нарушениями, которые выявляются органами прокуратуры, являются по-прежнему декларирование недостоверных сведений о расходах и доходах», - подчеркнул он, подводя промежуточные итоги в преддверии 9 декабря – Дня борьбы с коррупцией (цит. РИА Новости).
 
Ответственными за указанные нарушения Русецкий считает глав кадровых подразделений органов власти: от муниципалитетов вплоть до министерств. Они не обращают должного внимания на профилактику преступлений коррупционного характера, говорит представитель Генпрокуратуры.
 
В уходящем году удалось усовершенствовать механизмы по борьбе с коррупцией госслужащих. Так, теперь прокуроры могут проверить информацию о уволившихся чиновниках. При их увольнении материалы о расходах и доходах передаются в прокуратуру. Силовикам даётся полгода на анализ всех документов. 
Другое нововведение: кадровики ведомств получат возможность запрашивать данные о зарубежном имуществе и счетах чиновников у иностранных юридических служб только через Генпрокуратуру РФ. До этого кадровые работники сталкивались с частыми отказами иностранных юристов предоставить такую информацию. 
 
«Такое впечатление, что прокуратура приводит оценку того, на чём чаще всего ловят нарушителей. Что видим, то и оцениваем, - сказала порталу TRUD.RU основатель «Transparency International — Россия» Елена Панфилова. – Отчёты Генпрокуратуры не говорят о самых распространённых преступлениях. Скорее всего, речь о том, что закон требует предоставлять декларации расходов и доходов, а кто споткнулся – виноват сам».  
 
Главные нарушения чиновников, как и прежде, взяточничество, откаты, использование для коррупционных деяний аффилированных лиц или организаций, сказала Панфилова. Последнее необходимо признать и найти способы с этим бороться. «Правоохранители всё прекрасно видят, но законодатели не спешат пресекать коррупцию с привлечением аффилированных сил. Кроме того, пока нет защиты для заявителей о коррупционных преступлениях. Это касается и журналистов», - отметила эксперт. Ситуация с коррупцей чиновников не сильно ухудшается, но и не улучшается. «Такая коррупционная стабилизация. Мы находимся на плохом плато», - подытожила Панфилова.  
 
Недостоверное декларирование расходов и доходов есть следствие многих других нарушений, сказал нашему порталу политический консультант Анатолий Вассерман. «Практически любые доходы полученные помимо основной службы чиновник не декларирует просто потому, что не в состоянии их внятно обосновать», - сказал эксперт. С отсутствием декларирования можно столкнуться почти при любом нарушении чиновника, и суммарно эта статья оказывается на первом месте в очётах силовиков, заметил Вассерман. Для понимания методов борьбы с коррупцией, нужно вникать в механизмы принятия решений чиновников, поскольку коррупция – всегда ненадлежащая управленческая практика. Разрешение либо запрещение чего-либо за деньги или другие блага. Можно рекомендовать урезать диапазон произвольных решений, формализовать этот процесс, рассуждает эксперт.
 
Напомним, в 2018 году Генпрокуратура представила описание среднего коррупционера. Это мужчина лет сорока, с семьёй и высшим образованием. Как правило, это целеустремлённые и энергичные люди. А по мнению аналитиков психологического обеспечения прокурорской деятельности НИИ Университета прокуратуры, базовыми ценностями осуждённых за коррупционные нарушения считаются любовь, семья, свобода, здоровье, образование. Как ни странно, коррупционер из исследования экспертов отвергает общественное признание, развлечение и материальное благосостояние.



Власти «ряда регионов» оказались готовы не подчиняться правительству, отстаивая свое право закрывать границы во время эпидемии. Кто прав?