Костя Грим: «Нам стало наплевать на форматы»

Сергей БИРЮКОВ
Опубликовано 07:21 07 Сентября 2011г.
лидер группы «Братья Грим» — «Труду»

Одним из центральных событий Дня города, прошедшего в Москве, стал гала-концерт фестиваля под открытым небом «Бульвар искусств». О том, чем отличается московская публика и какие неожиданности таит в себе российская гастрольная жизнь, «Труду» рассказал лидер группы «Братья Грим» — хедлайнера праздника.

— Наверное, для московского фестиваля вы подготовили что-то специальное?

— Конечно. Как-то вышло, что Москву мы редко балуем своими концертами, ну, а выступлениями прямо на улицах тем более. И сегодня решили немножко жахнуть. Сет-лист слегка отличался от обычного. Например, для начала мы сыграли «Здравствуй, столица, ай лав ю». Не играли ее лет пять и специально для «Бульвара искусств» решили вспомнить.

— После недавнего выступления в Германии вы сказали, что западная публика более горячая и открытая, чем отечественная.

— Смысл слов был таким, что чем дальше двигаешься на восток, тем более публика сдержанная и философски настроенная. Но Москва — это тоже достаточно западный город. Так что аудитория здесь очень открытая. Притом у нее есть преимущество — при всей своей глобализованности она хочет песен на русском языке. А он у нас очень богатый и живой. Могу сказать как русскоязычный композитор: с помощью нашего языка можно передать больше эмоций, чем с помощью английского. Там — «лав ю, беби, лав ми ту». А тут нюансы, с ними можно играть.

— Что еще интересного вспомните из недавних гастролей?

— Был концерт в Израиле, где нас попросили играть три часа. Мы спросили, почему так долго. Они ответили: люди платили большие деньги и хотят слышать побольше песен. Ну, мы сыграли три часа, исполнили все свои альбомы, вплоть до синглов, не обломались. И публика, кстати, тоже — радовалась и колбасилась до самого конца.

— Что, в Израиле билеты дороже, чем в других странах?

— Нет, там люди с особым менталитетом.

— На ваш недавний альбом «Крылья титана» вы выпустили целых четыре сингла — больше, чем на какой-либо другой. У вас к нему особое отношение?

— Конечно. Он было выпущен после нашего трехлетнего молчания — предыдущий альбом «Марсиане» вышел в 2007 году. А этим летом сняли клип на сингл «Аллилуйя», и 14 сентября у нас состоится его презентация в клубе «16 тонн», это тоже наш первый ролик за долгие три года. И песня, и клип посвящены моей супруге, которая, к сожалению, умерла полгода назад. Когда-то я подарил ей эту вещь на день рождения, и вышло так, что съемки клипа тоже начались в день ее рождения, 20 июня 2011 года, когда ее уже не было в живых. Я увидел в этом мистический знак. Это зависело не от меня — долгое время не было возможности снять клип, и вдруг буквально в течение недели все выстроилось. Думаю, какие-то добрые силы мне помогли.

— В вашей группе есть еще один ваш родственник.

— Да, Катя Плетнева, а точнее, Катя Бурдаева: у нас с ней одна фамилия, потому что она бывшая жена моего брата Бориса. Брат около трех лет назад ушел из команды, и она с почетом заняла его место. Собственно, мы давно вместе, Катя уже играла в группе «Грим» — акустическая гитара и бэк-вокал — в 99-м году еще в нашу бытность в городе Самаре. А сейчас она, можно сказать, просто вернулась в группу.

— Борис сейчас в Самаре — что он там делает?

— Ему нравится делать очень отстраненную музыку. Он понял, что в группе «Братья Грим» сказал все что мог, и спокойно занимается своими проектами, радуется.

— Не бывает такого, чтобы кто-то из вас позвонил друг другу: брат, вот песня сочинилась, послушай, что скажешь?

— Нет, сейчас мы существуем немножко в разных жанровых параллелях, поэтому про творчество в основном не разговариваем.

— На вашем официальном сайте гастрольные планы группы обрываются в конце сентября. Неужели вы не знаете, что с вами будет через месяц?

— Все наша жизнь — неожиданность. Сегодня могут позвонить, допустим, из Надыма, и мы туда поедем. Таковы реалии в нашей импровизационной стране.

— В каких местах еще не были, а очень хочется?

— Давным-давно хочу попасть в такую волшебную область обитания, как Камчатка. И еще есть одна желанная точка на карте — Одесса. Ни разу там не был.

— У вас с Катей был еще один совместный опыт — рок-мюзикл «Хероин».

— Да, наш давний самарский приятель создал кукольный мюзикл на антинаркотическую тему, и мы с Катей там спели, я — роль от автора, а она — принцессу. Спектакль доступен в интернете, он достаточно известный и скандальный, с подачей грубоватой (даже с матерком), но очень правдивой. Сейчас этот наш приятель готовит новый кукольный спектакль, уже антивоенный, надеюсь, он снова пригласит нас попеть.

— Кажется, у вас готова значительная часть песен будущего альбома.

— Уже приступили к записи, практически готовы синглы, будут и неожиданные дуэты кое с кем из звезд отечественной поп- и рок-музыки. Альбом, по нашим ощущениям, будет намного сильнее предыдущих. Но торопиться не будем, синглы выпустим в конце этого года, а полноценный альбом издадим в следующем году.

— В какую стилистическую сторону вы в нем движетесь?

— Мы не выходим за рамки придуманного нами стиля грим-рок, то есть рок солнечный, с улыбкой на лице, тем не менее он должен быть жестче предыдущих, там будет больше гитар. Мы устали играть в форматах, нам уже стало как-то на них наплевать. Решили включать овердрайв на полную мощность и отрываться.

— Уж не влияние ли это рок-критики, которая всегда вас упрекает в недостаточной роковости и уступкам попсе?

— Я уже много лет не читаю музыкально-критическую литературу. Может, это плохо, но это так. И движемся мы в какую-то сторону не благодаря музыкальным критикам, а потому, что нам не хочется останавливаться на чем-то одном. Хочется играть с жанрами, настроением, подачей. И может быть, слушатель что-то найдет в таком обновленном грим-роке.



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?