Под сенью сакуры в цвету

Огата Корин. Боги ветра и грома. Фото: pushkinmuseum.art

Выставку из Японии в Пушкинском музее надо посетить дважды - за время


ГМИИ им. А.С. Пушкина открыл главный проект наступившего сезона — выставку «Шедевры живописи и гравюры эпохи Эдо», которая станет центральным событием перекрестного года России и Японии. Благодаря усилиям двух стран и поддержке спонсора в лице ПАО «НК „Роснефть“ наши зрители получили шанс увидеть уникальные произведения искусства Страны восходящего солнца. Большая часть экспонатов привезена из Японии и впервые демонстрируется в России.

Об особой значимости проекта говорит тот факт, что в составе масштабной экспозиции — два произведения, обладающие в Японии статусом „Национальное сокровище“, девять имеют статус „Особо ценный объект культуры“, а еще шесть — „Особо ценный предмет искусства“. Все эти ценности особым образом размещены в главных выставочных пространствах музея, задумавшего показать эволюцию японской культуры в один из самых важных периодов ее истории.

Амбициозную задачу представления уникальной экспозиции музей решил в рекордный срок — всего за один год, тогда как для подготовки подобных проектов обычно требуется как минимум три года. В беседе с обозревателем „Труда“ директор ГМИИ Марина Лошак подчеркнула, что столь беспрецедентная, уникальная даже для искушенной московской публики выставка стала возможна благодаря участию в проекте компании „Роснефть“, за что музей и любители искусства очень ей благодарны. „Роснефть“ не в первый раз нас поддержала. Могу напомнить об успешной организации недавней выставки Рафаэля „Поэзия образа“, ставшей ярким событием в художественной жизни России. Эта же компания помогла нам в устройстве XXXIV международного музыкального фестиваля „Декабрьские вечера Святослава Рихтера“, выступив генеральным партнером ГМИИ, и связанной с ним выставки „И цвет, и звук:“, также посвященной столетию со дня рождения композитора», — отметила директор музея. По словам Марины Лошак, в таком меценатстве музей видит «подтверждение серьезной готовности этой компании помогать самым важным, самым тонким проектам, ведь это системно важный наш партнер».

Открытие выставки готовилось с привлечением лучших творческих сил. Один лишь дизайн экспозиции потребовал сложнейшей творческой работы и немалых затрат. Знакомый всем любителям искусства Белый зал пре-образился до неузнаваемости: в полутьме мерцают бесценные произведения японской живописи — ширмы и свитки, привлекающие не только красотой и изысканностью, но и разнообразием авторской манеры и художнического почерка. Можно долго любоваться композицией «Гора Фудзи», написанной в XVII веке Кано Танъю лаконично и свободно, с тончайшими переходами почти монохромных пигментов, с обилием «пустого» пространства, что соответствовало вкусам элиты. Контрастно выглядит установленная рядом многостворчатая ширма «Виды Киото и его окрестностей» — здесь, напротив, изображение с обилием деталей заполняет всю поверхность, сияющую яркими красками на золоченом фоне.

Интересно, что на месте этих произведений вскоре, уже в октябре, окажутся их аналоги — не менее ценные, но другие работы, созданные теми же авторами либо их коллегами, принадлежавшими к тем же школам. Иными словами, спустя месяц выставка полностью обновится. Это связано не только с желанием организаторов познакомить нас с новыми оригинальными полотнами, но и с особой ценностью всех 135 экспонатов, написанных на шелке и бумаге, и с их невероятной хрупкостью. Именно по этой причине проект ГМИИ по праву претендует на уникальность: в силу особо строгого режима хранения, направленного на сбережение национального достояния, выставки из Японии во всем мире проводятся крайне редко. В этом свете почти невероятной удачей и огромной заслугой сотрудников ГМИИ, в том числе куратора выставки, одного из лучших в России знатоков японского искусства Айнуры Юсуповой, можно признать тот факт, что на Волхонке впервые собрано воедино множество произведений из хранилищ японской культуры — Токийского национального музея, а также Музея изобразительных искусств города Тиба, Художественного музея Итабаси (Токио), обладающих редкими по полноте и значимости коллекциями искусства эпохи Эдо, и ряда частных коллекций.

Из-за крайней уязвимости живописи, боящейся яркого освещения, в залах ГМИИ царит таинственный полумрак. А подойти ближе к экспонатам можно по дощатым мосткам, проложенным вдоль стен; в центре Белого зала установлены зигзагом непривычные по конструкции скамьи. Сядешь на них — и представишь себя на берегу океана, который в эпоху Эдо надежно отделял японские острова от всего мира. Превратив страну в «запертую шкатулку» ради сохранения стабильности и национальной идентичности, власти проводили политику изоляции, которая подарила неповторимые шедевры изобразительного искусства. Когда в конце XIX века Япония вновь открылась для мира, иноземцы были поражены достижениями ее своеобразной культуры. С тех пор феномен «японизма» триумфально шествует по миру: в Европе, России, США многие коллекционировали разнообразные предметы из Страны восходящего солнца, и прежде всего — гравюры, тогда дешевые и многочисленные. Подобные собрания были и у многих художников — они не только любовались экзотикой, но и активно использовали в своем искусстве методы и сюжеты японских мастеров. Например, как голландец Ван Гог или советский пейзажист Георгий Нисский. Однако выставка особенно ценна еще и в силу того, что на ней собрано много произведений живописи, в отличие от японских гравюр, гораздо менее знакомой публике, причем не только в России. По правилам, принятым в Японии, живопись на бумаге и шелке — капризный материал, требующий строгих условий хранения и транспортировки, — не может находиться на выставках более четырех недель. После «выхода в свет» таким экспонатам нужно три года «отдыхать» в запасниках. Но это нас может только радовать: из-за таких предосторожностей, требующих ротации предметов, российские зрители получили уникальную возможность увидеть, по сути, две абсолютно разные выставки.

В новом свете предстали и сокровища японской культуры, хранящиеся в Москве: прекрасными собраниями гравюр обладают и сам ГМИИ им. Пушкина, и Государственный музей Востока. Произведения из их фондов деликатно вписаны в общую картину, повествующую о развитии искусства Японии в период с начала XVII до середины XIX века, называемый эпохой Эдо (1603-1868). После длительного периода междоусобных войн власть в Японии перешла в руки сёгунов из рода Токугава, и они правили страной почти 265 лет. В этот период прекратились войны, стали активно развиваться различные традиционные ремесла, расцвела городская культура. Фактическим центром страны стал Эдо, ныне Токио, куда военный правитель Токугава Иэясу перенес столицу. Менее чем за полвека Эдо из небольшой рыбацкой деревушки превратился в город с полумиллионным населением. Сегодня бурлящий мегаполис Токио прислал в Москву знаковые для японского искусства произведения. Такие раритеты, как ширма «Бог ветра и бог грома» кисти Огаты Корина, — хрестоматийная вещь с пометкой «особо ценный объект культуры», поможет понять, как живопись Японии до сих пор влияет на облик современного искусства всего мира.

 



Что лучше: провести парад Победы без зрителей, как в Волгограде, или отменить его, как в Якутске?