Выжить в антиутопии

Питерские реалии борьбы с COVID-19. Фото: © Elena Dunn, globallookpress.com

Если это апокалипсис, то на уровне города Глупова, история которого «прекратила течение свое» безо всякого цифрового рабства


Эпидемии и пандемии сопровождают человечество на протяжении всей истории. Но ничего подобного коронавирусу не случалось. Дело даже не в масштабах беды, дело в нас самих. Посмотрим в зеркало, оглядимся по сторонам. Вот репортаж из великого города на Неве. Но нечто подобное можно сегодня заметить и расслышать в разных уголках страны.

«Были какие-то локальные события: чума в Пскове или во Флоренции, но так, чтобы на всем земном шаре все остановилось, — такого не было никогда, — признается Евгений Водолазкин, автор романа «Лавр» о средневековом монахе-враче, который в одиночку сражается с эпидемией. — Редко о чем в отношении исторических событий можно говорить «впервые», но здесь — бесспорный случай».

В отличие от Средневековья, когда города, в которые входила чума, были усеяны мертвыми телами, нынешний случай, по мнению Водолазкина, совершенно удивителен: «Получилось так, что о пандемии мы узнаем из средств массовой информации. Мы не видим, слава Богу, трупов на улицах, мы не видим ничего такого, что отличало бы, по крайней мере внешне, эту пандемию от сезонной вспышки гриппа».

Но зато есть стойкое неприятное ощущение, что над нами ставят какие-то несуразные опыты. Перекрытые на въезд и выезд города — будто феодальные крепости, и кто скажет, чем самоизоляция отличается от осады? На дачу уехать можно лишь по пропуску, а если дача за пределами Ленобласти, то в соседних регионах сразу попадаешь в двухнедельный карантин. Куда ни ступишь, везде ловушка. Сиди дома и не чирикай. Хотя гиподинамия стариков убивает больше, чем любой вирус. В марте, когда начиналась эпопея с ковидом, трудно было представить, что жизнь можно вот так запросто поставить на двухнедельную паузу. Нас не загонят! Но весна проходит, и уже понятно, что после 12 мая темницы не рухнут и свобода нас не встретит.

«Недокарантин» ужесточается, врачи наперебой просят у Владимира Владимировича давно обещанных преференций, средства защиты. Они болеют и умирают не только от вируса — несколько из них уже «выпали» из окон своих больниц. А это уже отчаяние. Больницы, как и дома престарелых, казармы для военных, общежития студентов, коммунальные квартиры, становятся смертельно опасными ловушками.

Выйти относительно безопасно можно пока только в соцсети. А там сообщения о коварном Билле Гейтсе и мировом правительстве, осуществляющем сатанинский план по депопуляции населения Земли с помощью зловещего вируса, оцифровке головного мозга. Но попробуй их р-азоблачи — цензуре подвергли даже передачу Никиты Михалкова-Бесогона. Правда, в «Ю-тубе» эту передачу уже посмотрели миллионы. То и дело раздаются требования «прекратить чудовищный эксперимент над людьми! Ведь, по логике властей, сидение дома в течение более двух инкубационных периодов должно было снизить смертность. А она растет! Теперь понимаете почему?»

Перемен требуют наши сердца, но бытие замерло, увязло, будто муха на клейкой ленте. Впрочем, и без всех этих теорий заговоров новости все абсурднее день ото дня. Люди второй месяц без зарплаты, в еде нуждаются все, а на Кубани уничтожают не проданный из-за пандемии урожай. В Иркутской области местные жители поймали поджигателей леса — руководителей района, которые накануне выпустили постановление о наказании за поджигательство...

В Петербурге огромные стационары, в том числе научно-исследовательские и образовательные центры, оказывающие специальную высокотехнологичную медицинскую помощь жителям всей страны, спешно перепрофилируются под лечение нежданно-негаданно свалившейся на голову напасти. Это часть СГЗМУ имени И.И. Мечникова, Педиатрический медицинский университет, Национальный медицинский исследовательский центр имени В.А. Алмазова, Первый медицинский университет имени академика И.П. Павлова, Санкт-Петербургский НИИ фтизиопульмонологии (институт изучения и лечения легочного туберкулеза), клиническая больница № 122 имени Л.Г. Соколова ФМБА РФ, окружной военный клинический госпиталь № 442 (главное военно-медицинское учреждение Западного военного округа)...

В каждом из медицинских вузов — десятки отдельных клиник. С учетом уже закрытых и перепрофилированных ранее крупных стационаров в городе фактически не осталось больниц, которые лечат что-то другое, кроме ковида. От таких мер по борьбе с эпидемией уже страшно. Как выжить в этой антиутопии?

Плюс открываются дополнительные стационары на выставке в «Ленэкспо» — в огромном металлическом ангаре на берегу залива на Васильевском острове. Одна гигантская палата на тысячу коек! Для чего это сделано? Чтобы уж никто из попавших туда живым не вышел?

«Коронавирусную инфекцию обнаружили у 28 пациентов и 16 сотрудников Санкт-Петербургской психиатрической больницы имени Кащенко», — сообщает губернатор Петербурга Александр Беглов на своей странице в соцсети. Речь идет о городской больнице, которая находится в поселке Никольское Гатчинского района Ленинградской области. «Как произошло заражение в больнице имени Кащенко — покажет расследование специальной комиссии», — написал губернатор.

Александр Дмитриевич, вы серьезно? А не хотите ли узнать, как заражаются в Мариинской больнице на подведомственной вам территории? Никакая спецкомиссия не понадобится. В момент, когда в Мариинской объявили о 50 зараженных коронавирусной инфекцией сотрудниках, там... открыли стационар по лечению ковида. Каждый день в соцсетях Мариинской появляются страшные рассказы людей, которые вынуждены туда обращаться. Почему бы вам, уважаемый господин губернатор, не обратить сюда свой взор? Вслушаться в эти вопли?

Владимир Павлушков: «В каком отделении у вас вспышка заболевания? Не в хирургическом ли случайно? Моя мать у вас делала операцию неделю назад. 18 апреля поступил пациент к ней в палату — пожилая женщина с явными признаками коронавируса. Персонал не удосужился измерить ей температуру в течение суток! Женщина лежала в палате, сильно кашляла. За ней фактически ухаживала моя мать. А эта старушка от температуры и слабости просто падала на соседние койки. Когда, наконец, врачи удосужились ей измерить температуру, оказалась под 40 градусов. Почему врачи и медперсонал вообще не носят защитные средства и маски? После выписки у моей матери проявились симптомы коронавируса. Нормально, что человека с симптомами ковида заселили в общую палату в хирургическом отделении?» На этот коварный вопрос Мариинская больница невозмутимо отвечает: «Владимир, добрый день. Данная информация является конфиденциальной».

Так же безмятежно больница реагировала на сообщения Елены Купавых, которая несколько суток пыталась у-знать о состоянии своей матери. «Моему возмущению нет предела. Почему я не могу получить никакой информации о своей матери, которая находится у вас!? Ни один телефон не отвечает». Елене пришлось ехать из Липецкой области за полторы тысячи километров, чтобы узнать, наконец, не из справочного, а от случайно взявшего трубку врача, что ее мать умерла. Приехав, она узнала, что тело для захоронения ей не выдадут. Такие нынче правила в Мариинской, которые никто не спешит объяснять несчастным родственникам погибших.

«Важно посодействовать полной самоизоляции в Санкт-Петербурге граждан старше 65 лет, — подчеркивал губернатор Беглов в марте. — Поэтому пожилым людям положена компенсация. Им будет выплачиваться по две тысячи рублей».

В Смольном уточнили, что деньги переведут на счета пенсионеров не раньше 20 апреля 2020 года после проверки, насколько добросовестно гражданин соблюдал режим самоизоляции. Каким образом проводится такая проверка? Вопрос уже не актуален, никто из пенсионеров 65+ обещанные деньги не получил. В новом интервью губернатор пояснил, что получат деньги не все, а только инвалиды. Но даже и это оказалось неправдой! Жалко стариков, доверчивые. Май месяц, проездные билеты заблокированы, в нужную аптеку не доехать, а власти продолжают их «колыхать и телебонить». Вся эта начальственная болтовня — стыдный стыд, но им он точно глаза не выест.

Вот питерский губернатор горделиво выкладывает в соцсети фото с роженицей, которая стоит рядом с ним на выходе из роддома с младенцем. Господин Беглов запечатлен в респираторе, щитке, закрывающем лицо прозрачным экраном, перчатках. На женщине с ребенком абсолютно никаких средств защиты нет. Если это апокалипсис, то на уровне города Глупова, история которого «прекратила течение свое» безо всякого цифрового рабства.



Как вы думаете, должен ли оплачиваться труд домохозяек? Правительство считает, что нет.